Санкции Запада могут стать стимулом для преодоления многолетней неоколониальной зависимости России от США и ЕС. Чтобы обрести подлинный суверенитет, необходимо добиться финансово-экономической самостоятельности.

Что нужно предпринять в первую очередь, чтобы минимизировать негативные последствия западных санкций для экономики и финансовой системы России? Предлагаемый ниже комплекс мер нацелен на достижение следующих целей:

1) Краткосрочные: максимально быстро и эффективно отреагировать на возможное расширение и ужесточение санкций со стороны Запада и минимизировать негативные последствия для российской экономики, бюджета, финансовой системы и населения; обеспечить устойчивый рост экономики России и создать предпосылки для неоиндустриального манёвра и модернизации в условиях возможной экономической блокады.

2) В среднесрочной перспективе: снизить зависимость российской экономики, бюджета и финансовой системы от системы нефтедоллара за счёт обеспечения неоиндустриального манёвра экономики, преодоления дезинтеграции и структурно-технологической деградации экономики, дедолларизации народного хозяйства и финансовой системы, возрождения финансово-экономического, производственного и технологического суверенитета.

Деофшоризация экономики и собственности

Вот уже четверть века — период псевдорыночных реформ и квазилиберальных преобразований — перед Россией стоит задача преодолеть офшоризацию экономики и крупной собственности. Офшоризация оборачивается не только многомиллиардными убытками для отечественной экономики и бюджета, но также утратой управляемости со стороны государства, потерей рычагов влияния, снижением эффективности и без того крайне малорезультативных мер правительства, а также несёт в себе угрозу национальной безопасности и финансово-экономическому суверенитету России.

Необходимо интенсифицировать процесс деофшоризации российской экономики и собственности, прежде всего, крупной в системно значимых секторах экономики — в нефтегазовом комплексе, финансовом секторе, банковской системе, металлургии, нефтехимии и нефтепереработке, лесоперерабатывающей промышленности, производстве удобрений, энергетике, портовой и транспортной инфраструктуре.

В вопросах преодоления зависимости экономики нужно перейти от ни к чему не обязывающих обещаний к реальным делам. В кратчайшие сроки (один год) осуществить перевод в национальную юрисдикцию России зарегистрированных в офшорах прав собственности на стратегически значимые предприятия, объекты недвижимости и недропользования. Потребовать от юридических лиц полного и безоговорочного раскрытия информации о конечных бенефициарах, реальных собственниках и выгодоприобретателях.

Следует определить истинных хозяев и бенефициаров крупнейших российских компаний и банков, отследив цепочку промежуточных звеньев, номинальных акционеров и транзитных владельцев. Это позволит качественно повысить степень управляемости российской экономики со стороны государства и ответственность акционеров, именуемых сегодня офшорной аристократией, за принимаемые решение и достижение целей и задач, которые формулируются государством.

Экономика, финансовая система и бюджет России несёт существенные убытки от использования офшорных схем во внешнеэкономической деятельности. Нужно срочно законодательно ввести обязательства осуществлять уплату в бюджет России налогов, полученных от экономической деятельности на территории России с использованием фирм-нерезидентов. Установить контроль над налогообложением контролируемых иностранных счетов российских резидентов по примеру американского закона FATCA.

Совершенно очевидно, что в деле перерегистрации крупной и средней собственности требуется использование принципа «кнута и пряника». Имеет смысл отказать в доступе к системе государственного заказа, гос-поддержки, госгарантий и поручительств, к государственным экспортно-импортным кредитам, льготному государственному кредитованию тем компаниям, которые откажутся перерегистрировать права собственности на территории России, в полном объёме уплачивать налоги в российский бюджет и репатриировать свои активы, выведенные за рубеж с целью минимизации налогообложения и сокрытия информации о конечных собственниках.

По аналогии с американским законом FATCA уместно введение 30-процентного сбора со всех транзакций и финансовых операций компаний и банков из системно значимых секторов экономики, которые откажутся от перерегистрации прав собственности на территории России и уплаты налогов в российский бюджет.

С точки зрения защиты национальных интересов необходимо отказаться от одностороннего исполнения американского закона FATCA, превращающего российские финансовые учреждения в налоговых агентов минфина США и обязывающего российские банки отчитываться об операциях американских резидентов перед Службой внутренних сборов США (IRS). Это недопустимое нарушение норм Конституции РФ и действующего законодательства, которое уместно расценивать как вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

Нужно подписать двустороннее соглашение между Россией и США на равноправных условиях по обмену банковской информацией о клиентах и вкладчиках обеих стран между налоговыми службами России и США (ФНС и IRS соответственно). Уместно наложить мораторий на передачу российскими банками информации IRS об американских налогоплательщиках, имеющих счета в российских банках и осуществляющих через них расчётно-платёжные операции, до тех пор, пока не будет подписано двустороннее соглашение между РФ и США о взаимном сотрудничестве в вопросах раскрытия информации о налогоплательщиках.

Кроме того, заключение межправительственного соглашения, подразу-мевающего централизованный и пропорциональный обмен информацией Минфина России с Федеральным казначейством США, должно накладывать на США обязательства по предоставлению сведений Минфину РФ о счетах и финансовых операциях всех российских граждан и организаций как на территории США, так и за их пределами через американские банки.

Это предоставит возможность органам государственной власти России усилить контроль иностранных активов российских резидентов, а также облегчит возврат в РФ капиталов, которые незаконным и полузаконным путём были выведены за пределы российской юрисдикции российскими резидентами за период 1990–2014 годов.

Чистый вывоз капитала частным сектором из России за рубеж за последние 24 года составил, исходя из официальных данных, 459,7 млрд долларов. Не менее 633 млрд долларов были вывезены за пределы России с нарушением действующего валютного, финансового, таможенного, бюджетного и прочих законодательств. С учётом скрытых каналов вывоза капитала уместно говорить о выводе из России не менее 1,5–1,7 трлн долларов. Эти средства до сих пор хранятся за рубежом, в том числе в офшорах. Существенная часть этих активов номинирована в долларах США и числится на корреспондентских счетах в американских банках, что позволяет отследить операции с этими средствами.

Подавляющая часть указанных активов незаконного, полузаконного или даже откровенно криминального происхождения: с этих средств не уплачивались налоги и сборы в бюджетную систему России, существенная их часть была получена в ходе нелегальных финансовых операций (пирамида ГКО-ОФЗ), кредитно-залоговых аукционов, ваучерной приватизации, при осуществлении фиктивных внешнеэкономических сделок и пр.

 

Выход России из ВТО без компенсации потерь

Крайне болезненным для США и тем более для стран ЕС станет односторонний выход России из ВТО. В этом случае наша страна не будет выплачивать компенсации третьим странам за понесённые убытки и упущенные возможности в связи с повышением уровня тарифной и нетарифной защиты внутреннего рынка и проведением политики умеренной протекционистской поддержки внутренних товаропроизводителей в стратегически значимых секторах экономики и приоритетных отраслях формирования новейшего технологического уклада.

Официальным поводом для демарша может стать введение односторонних, незаконных и ничем не обоснованных санкций против России со стороны крупнейших экономик мира. Целый ряд государств — членов ВТО (США, Франция, Германия, Великобритания, Австралия, Япония и т.д.) нарушают основополагающие принципы свободной торговли, осуществляя применение дискриминационных, политически ангажированных санкций против физических и юридических лиц России.

Политика двойных стандартов и одностороннее нарушение норм и принципов ВТО, а также других организаций (в том числе ООН) со стороны США и стран ЕС, наносящие многомиллиардный ущерб российской экономике, финансовой системе, бюджету, базовым отраслям промышленности и населению, является достаточным поводом для выхода РФ из ВТО.

Россия может стать первой крупной страной, покинувшей ВТО за почти 70-летнюю историю существования организации, что создаст прецедент для других государств с развивающейся экономикой, ежегодно несущих многомиллиардные убытки от участия в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена и зависящих от системы нефтедоллара. Длящийся уже 13 лет безрезультативный и провальный Дохийский раунд переговоров продемонстрировал, что страны периферии мирового капитализма недовольны действиями индустриально развитых держав, а также политикой двойных стандартов США, ЕС, Японии и других экономически продвинутых государств. РФ создаст прецедент, покинув ВТО, а брожение умов может способствовать дальнейшему развалу организации.

В случае выдвижения требований к России со стороны США и ЕС по выплате компенсаций за понесённые убытки и упущенные выгоды, имеет смысл предъявить встречные иски к американским и европейским компаниям и банкам, а также органам государственной власти. Ведь за последнюю четверть века «благодаря» действиям США и ЕС России и её гражданам был нанесён колоссальный финансовый ущерб. Напрашивается историческая параллель — Генуэзская конференция, когда в ответ на требования к советской власти выплатить внешние долги и проценты по займам царской России, делегация СССР предъявила превосходящие по своим масштабам многомиллиардные претензии странам Антанты за участие в военной интервенции, подрыв государственности, создание концентрационных лагерей, мародёрство и пр.

Сегодня уместно поднять вопрос о компенсации потерь, понесённых Россией в результате разрушительных псевдорыночных реформ, проводившихся по рекомендациям и под контролем МВФ, Всемирного банка, Банка международных расчётов и других международных финансовых организаций. Речь идёт о «шоковой терапии», «либерализации цен», ваучерной приватизации, кредитно-залоговых аукционах, о «сливе» промышленности и сельского хозяйства, провоцировании кризиса неплатежей, построении паразитической пирамиды ГКО-ОФЗ в связке с удушающей реальный сектор экономики, но зато поощряющей финансовые спекуляции политикой валютного коридора и искусственно завышенного обменного курса рубля.

Отдельно могут быть оценены убытки России в связи с ростом смертности населения и ухудшением здоровья россиян, формирования пресловутого «русского креста» и вымирания 15 миллионов человек. В том числе в результате наплыва на территорию России импортного низкокачественного продовольствия, контрафактной продукции, опасных для здоровья товаров. В целом, по самым предварительным оценкам, убытки России могут быть оценены в 2–2,5 трлн долларов, что на 20% превышает размер ВВП России в ценах 2013 года (в пересчёте по официальному курсу). С учётом полученных процентов, доходов на капитал и упущенных возможностей для России цена вопроса составит 3–3,5 трлн долларов за 25 лет.

Цена, которую за четверть века квазилиберальных реформ заплатила Россия, её экономика, индустриальный комплекс, финансовая система, бюджет и её граждане оказалась многократно большей в стоимостном выражении, чем претензии, которые могут нам предъявить страны Запада в случае выхода из ВТО и денонсации ряда других международных соглашений.

 

Защита и диверсификация валютных резервов и активов государства

Россия переживает беспрецедентное по глубине и масштабам за всю свою пореформенную историю обострение отношений со странами Запада. Риск введения полноценных внешнеэкономических санкций, которые могут включать в том числе и меры по аресту, замораживанию и даже конфискации имущества государства и активов квазигосударственных организаций, крайне высок. В этой ситуации принципиально значимым становится превентивное обеспечение сохранности государственного имущества. Прежде всего это касается международных резервов России (включая средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния), которые выступают в качестве наиболее ликвидной формы государственных зарубежных активов.

В первую очередь необходимо перевести средства и счета Минфина, Центрального банка, а также контролируемых государством компаний и банков («Газпром», «Роснефть», РЖД, Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, ВЭБ, «Ростехнологии», «Роснано» и т.д.) из стран, применивших санкции против России, на территорию нейтральных по отношению к РФ государств. Открытие корреспондентских счетов российских банков в банках стран, отказавшихся присоединиться к режиму санкций, позволит осуществлять расчёты и платежи в иностранной валюте и обслуживать внешнеэкономические операции даже в том случае, если США и страны ЕС решаться на крайние меры, проявив откровенную русофобию и приверженность методам холодной войны.

Весьма уместным видится осуществление валютно-кредитного свопа Центрального банка России с денежными регуляторами стран, не входящих в блок НАТО и не присоединившихся к санкциям. Валютный своп в иностранной валюте с дружественными и нейтрально настроенными странами позволит России получить доступ к деньгам, необходимым для финансирования внешнеторговых, инвестиционных и других операций в условиях валютных санкций и ограничений со стороны Запада.

Совершенно очевидно, что недопустимо финансировать научно-технический прогресс, военно-политический потенциал, модернизацию, инновационное развитие и военно-карательные операции агрессивно настроенных по отношению к России государств. Прежде всего, это касается США, подавляющего большинства членов ЕС, а также стран, входящих во враждебный России блок НАТО. В этой связи необходимо продать 100% государственных облигаций государств, присоединившихся к санкциям против нашей страны. Прежде всего, это касается государственных и квазигосударственных долговых бумаг стран — членов НАТО: США, Великобритании, Германии, Франции, Италии, Испании и т.д.

Полученные от продажи гособлигаций зарубежных стран денежные средства имеет смысл перевести с корреспондентских счетов в американских и европейских банках в банки воздержавшихся от санкций стран (Китай, Индия, Казахстан и т.д.). Это позволит существенно повысить степень защищённости государственных активов России в части средств международных резервов.

Наряду с этим требуется сократить удельный вес долларовых инструментов в структуре международных резервов с сегодняшних 44% до минимально необходимого уровня 10%. С 40% до 10% сократить долю евро в структуре международных резервов. Указанные средства разместить на валютных счетах за пределами США и стран ЕС, чтобы минимизировать риски заморозки и ареста активов государства. Валютная диверсификация международных резервов России должна быть осуществлена как в части активов, принадлежащих ЦБ РФ (порядка 270 млрд долларов), так и в части принадлежащих Минфину активов в виде средств Резервного фонда и ФНБ (порядка 200 млрд долларов).

Не менее 40% международных резервов России необходимо разместить в валютах и ценных бумагах стран, выступающих в качестве потенциальных и действующих геополитических союзников и партнёров России, воздержавшихся от режима санкций (Китай, Индия, Малайзия, Казахстан и т.д.).

Оставшиеся 40% ЗВР разместить в золоте и других драгоценных металлах и камнях, увеличив физический объём золота на балансе ЦБ РФ и Минфина в три раза — до 3–3,5 тыс. тонн. По этому показателю Россия должна выйти на второе место в мире после США, чей золотой запас оценивается в 8,5 тыс. тонн драгоценного металла.

Вслед за этим уместно провести существенное сокращение экспорта драгоценных металлов и камней в страны, присоединившиеся к санкциям против России. Разработать и запустить механизм государственных закупок драгоценных металлов и драгоценных камней за счёт системы государственного заказа путём пополнения активов ЦБ РФ и Гохрана России.

Это позволит не только повысить устойчивость международных резервов России при сохранении их ликвидности, но также даст мощный стимул развитию золотодобывающей и прочей горнорудной промышленности, переориентировав часть эмиссии рубля под приобретение драгоценных металлов. Речь идёт об одной из разновидностей целевой кредитно-денежной эмиссии, направленной на финансирование развития стратегически значимой отрасли российской промышленности — производства драгоценных металлов и камней.

Для того чтобы объективно оценить ситуацию с золотым запасом России, необходимы комплексный и всеобъемлющий государственный аудит и ревизия золотого запаса как в части драгоценных металлов и камней, принадлежащих ЦБ РФ, так и в части принадлежащих Минфину (Гохрану) ценностей. Физический возврат золотого запаса России на территорию РФ с ответственного хранения в зарубежных банках позволит избежать заморозки и ареста государственного золотого резерва, а также повысит устойчивость международных резервов в целом.

 

Использование средств госфондов для финансирования реиндустриализации и критического импорта

Необходимо создание государственного валютного фонда финансирования критического импорта ключевых товаров (продовольственных товаров, медикаментов, станков, машин, оборудования, технологий и т.д.) за счёт кредитно-валютных свопов с сохраняющими нейтралитет странами и привлечения средств из состава международных резервов России. Порядка 150 млрд долларов могут быть зарезервированы на цели технического перевооружения и критического импорта инвестиционного машиностроения за счёт средств Резервного фонда и, в случае необходимости, ФНБ.

Средства государства должны предоставляться российским компаниям и банкам на условиях платности, возвратности и срочности как в рамках экспортно-импортных кредитов, так и в рамках предоставления государственных гарантий и поручительств для внешнеэкономических операций. Для этого уместно создание Государственного гарантийного и инвестиционно-лизингового фонда за счёт части средств Резервного фонда и ФНБ (до 160 млрд долларов), который обеспечит импорт критически значимых технологий, машин и оборудования в целях модернизации экономики и инфраструктуры.

 

Увеличение доли рубля в расчётах, платежах и резервах третьих стран

Чтобы снизить степень неоколониальной зависимости российской экономики и финансового сектора от системы нефтедоллара и простимулировать процесс дедолларизации, нужно повысить удельный вес рубля во взаимной торговле с другими странами. Прежде всего, в рамках Таможенного союза и ЕАЭС. Уместно выдвинуть требования к странам-дебиторам, в чьих валютах хранятся международные резервы России, осуществить встречное и пропорциональное увеличение доли российского рубля в своих национальных золотовалютных резервах. В противном случае Россия оставляет за собой право сократить вложения в валюты этих стран. Данный шаг позволит существенно повысить устойчивость золотовалютных резервов и ускорит процесс перехода к расчётам в национальной валюте во взаимной торговле.

Необходимо достичь договоренностей с Казахстаном и Белоруссией о торговле критически значимыми товарами и услугами через их территорию в рамках ЕАЭС и ЕЭП с третьими странами в случае введения внешнеторгового эмбарго и ограничений на экспорт/импорт критически значимых товаров со стороны США и стран ЕС.

Принципиально важно интенсифицировать процесс перехода на расчёты в торговле в рамках ЕЭП, ЕАЭС и с другими странами в национальных валютах. В рамках ЕЭП уместно доведение доли расчётов в национальной валюте с сегодняшних 32% до 85–90%. В торговле с другими странами — с 4% до 50% в течение ближайших пяти лет. В кратчайшие сроки (вполне достаточно одного года) следует заключить новые и перезаключить действующие договоры и контракты России с третьими странами на экспорт минерального сырья, нефтепродуктов, промышленных металлов, удобрений, леса и другой продукции в российских рублях.

С целью снижения избыточной зависимости российской экономики и финансовой системы от правил игры, устанавливаемых американскими рейтинговыми агентствами, требуется ускорить процесс создания единого национального рейтингового агентства на пространстве ЕАЭС с привлечением к сотрудничеству Китая и Индии. Диктат «большой тройки» американских рейтинговых агентств неприемлем для России. Они доказали свою политическую ангажированность, предвзятость, коммерческую заинтересованность и непрофессионализм как во время «азиатского» кризиса 1997–1998 годов, глобального финансово-экономического кризиса 2007–2009 годов и кризиса суверенных долгов в периферийной Европе в 2010-2012 годах, так и во время ухудшения отношений России с США и ЕС из-за кризиса на Украине.

 

Введение ограничений на движение капитала и ужесточение капитального режима

Уместно возродить разрушенную в первой половине 2000-х годов систему валютного регулирования и контроля, следствием чего должно стать повышение устойчивости российской экономики и финансовой системы, а также минимизация негативного влияния блуждающего «горячего» спекулятивного капитала, который в условиях режима санкций становится весьма действенным инструментом разбалансировки и дестабилизации финансовой системы.

В этой связи весьма ценным может стать опыт кризисного 1998 года и последовавшего вслед за разрушением паразитической и полукриминальной пирамиды ГКО-ОФЗ введения обязательной продажи иностранной валюты экспортёрами. Введение обязательной продажи экспортной валютной выручки нефинансовыми организациями в размере 75% от объёма внешнеторговых доходов позволит качественно повысить степень устойчивости российской экономики к внешним шокам, стабилизировать внутренний валютный рынок, улучшить финансовую дисциплину экспортёров, а также преодолеть дефицит рублёвой ликвидности на межбанковском рынке и в финансовой системе. Возрождение требования к экспортёрам по обязательной продаже большей части валютной выручки позволит не только обеспечить устойчивость обменного курса рубля и повысит финансовую дисциплину экспортёров, но также увеличит размер международных резервов.

Совершенно очевидно, что российская финансовая система является «дырявой» — ежегодно при её посредничестве по разным легальным, полулегальным и нелегальным каналам утекают за рубеж триллионы рублей. Валютное регулирование и контроль с целью пресечения незаконного вывоза капитала с нарушением действующих валютного, бюджетного, финансового, таможенного и прочих законодательств позволит решить хотя бы часть проблемы. Ежегодные потери России от незаконного вывоза капитала, по оценкам ЦБ РФ, составляют 50 млрд долларов. В действительности они достигают 90–110 млрд долларов ежегодно.

Вполне возможно введение налога на необоснованный с экономической точки зрения вывоз капитала под видом прямых, портфельных и прочих инвестиций. За период с января 2008-го по апрель 2014 года совокупный чистый вывоз капитала компаниями и банками составил более 471,8 млрд долларов. При этом подавляющая часть указанных средств была направлена не на обеспечение внешней экспансии российских компаний и банков за рубежом, не на финансирование критически значимых сделок в сфере слияний и поглощений, не на финансирование капиталообразующих инвестиций, не на приобретение ключевых производственных и управленческих технологий. Существенная часть указанных средств осела на счетах банков в юрисдикциях с льготным режимом налогообложения, а также была направлена на приобретение недвижимости и финансовых инструментов.

С целью стабилизации финансовой системы и валютного рынка, недопущения хаотизации экономики по примеру «азиатского» кризиса 1997–1998 годов, предотвращения разрушительного влияния международного спекулятивного капитала также требуется ввести ограничения на приток и отток «горячего» капитала. Этому могут послужить такие меры, как введение 50-процентного налога на доход от портфельных инвестиций при вложении средств в один инструмент на срок менее 6 месяцев, а также поощрение долгосрочных инвестиций под строгим контролем государства по примеру Китая. В частности, создание преференций (налоговых, административных и т.д.) для прямых зарубежных инвестиций в основной капитал, сопровождаемых трансфером технологий, передачей результатов НИОКР и повышением уровня локализации производства на территории России. Эта мера, помимо прочего, должна коснуться в том числе и действующих проектов государственно-частного партнёрства в сфере пресловутой промышленной сборки автомобилей, где уровень локализации по-прежнему не превышает 40%.

Кроме того, требуется повышение качества банковского регулирования и надзора. Особенно в ситуации введения односторонних политически ангажированных санкций по отношению к России со стороны стран Запада. Уместно обратиться к практике ограничения чистой валютной позиции банков с целью недопущения повторения ситуации 1998 и 2008 года, когда банки являлись одними из основных виновников и бенефициаров надувания пузыря и последующего коллапса финансовой пирамиды на рынке государственного долга, разбалансировки финансовой системы, разрушения государственного бюджета и провоцирования паники на валютном рынке. Исключения составляют финансовые организации, получающие средства от Минфина, ЦБ РФ и ВЭБа с целью рефинансирования иностранных долгов российских компаний и банков.

 

Создание независимой расчётно-платёжной системы

Одним из ключевых элементов в цепочке мер по снижению и преодолению зависимости российской экономики от системы нефтедоллара является создание самостоятельной, самодостаточной, автономной системы расчётов и платежей, а также обмена межбанковской информацией на пространстве ЕАЭС и ЕЭП. По сути дела, уместно ставить вопрос о необходимости создания евразийских аналогов систем SWIFT и TARGET, которые бы существенно снизили зависимость России от стран Запада при обмене межбанковской информацией, а также осуществлении платежей и расчётов.

События с отключением ряда крупных российских банков от операций международных платёжных систем Visa и MasterCard, а также отключение от системы SWIFT и TARGET целого ряда стран (Иран, Ливия и т.д.), попавших под режим санкций со стороны США, лишний раз демонстрируют, что Россия уязвима в этой области. Российская финансовая система может быть отключена от международных транзакций, а российская экономика и внешнеэкономическая деятельность парализованы по указу из Вашингтона, Брюсселя или Лондона.

Необходимо создать платёжную систему безналичных денежных переводов, платежей и расчётов по банковским картам на пространстве ЕАЭС с замыканием на неё расчётов по международным платёжным системам Visa, MasterCard, American Express и т.д. При этом важно, чтобы размещение критически значимой финансовой архитектуры происходило на территории России: процессинговых центров, серверов, баз данных и т.д. Важно обеспечить запрет на доступ международным платёжным системам, а также любым юридическим и физическим лицам-нерезидентам к информации о платежах и расчётах резидентов и нерезидентов на территории России.

 

Отказ от обслуживания внешних займов и рефинансирование долгов

В случае замораживания США и странами ЕС активов Центрального банка России, Минфина РФ и государственных банков, в том числе размещённых за пределами США и ЕС, необходимо осуществить замораживание обязательств государственных и квазигосударственных организаций, а также отказаться от обслуживания внешних займов банков и органов государственной власти.

В случае ареста и замораживания имущества частных, не принадлежащих государству компаний и банков со стороны США и ЕС, потребуется ввести мораторий на обслуживание внешних займов частного сектора.

Требуется осуществить замещение и рефинансирование иностранных займов принадлежащих государству компаний и банков в долларах и евро рублёвыми ресурсами на аналогичных кредитных условиях по срокам, объёму займов, процентным ставкам и т.д.

Предоставление государственных гарантий по внешним займам госбанкам и госкомпаниям за счёт средств Резервного фонда и ФНБ посредством ВЭБа также способно стабилизировать финансовое положение организаций в случае закрытия внешних рынков долгового капитала. Возможна целевая кредитно-денежная эмиссия рубля с целью рефинансирования долгов через покупку облигаций или дополнительную эмиссию акций ВЭБа со стороны ЦБ РФ.

 

Статус Центробанка и смена денежно-кредитной политики

Особенно пристального внимания и тщательной проработки требует решение вопроса по статусу, целям, функциям, ответственности, обязанностям и подотчётности Центрального банка России, а также изменение денежно-кредитной политики. Прежде всего, необходимо внести изменения в ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации», касающиеся лишения ЦБ РФ особенного и уникального нормативно-правового статуса, сделав его рядовым органом государственной власти. На законодательном уровне требуется увязать денежно-кредитную политику ЦБ РФ с целями и задачами социально-экономического, научно-технического и инновационного развития РФ, устанавливаемых президентом и правительством России.

Также целесообразно законодательно закрепить за Центральным банком РФ как за ключевым системообразующим финансовым институтом России ответственность за обеспечение полной занятости, поддержание стабильно высоких темпов роста экономики и инвестиций в основной капитал, а также создание доступных долгосрочных кредитных ресурсов в экономике.

Уместно ввести законодательный запрет ЦБ РФ сводить цели денежно-кредитной политики к борьбе с инфляцией — борьба с преимущественно немонетарной инфляцией монетарными методами провоцирует обострение дефицита денег, удорожание кредита, рост производственных издержек, спад инвестиций и рост цен. ЦБ РФ не должен обладать правом самостоятельно сужать сферу своей компетенции и ответственности и выбирать те цели, которые он считает целесообразным достигать.

Кроме того, ключевая процентная ставка (или ставка рефинансирования) Центрального банка России должна быть ниже как средней нормы рентабельности по экономике в целом, так и уровня рентабельности в несырьевой обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве (5–5,5% годовых).

Крайне важно обеспечить прозрачность и подотчётность ЦБ РФ — необходим контроль Центрального банка РФ со стороны Государственной думы, а также прямая подотчётность ЦБ РФ президенту России, правительству РФ и Госдуме. На протяжении долгих лет поднимается вопрос проведения комплексного, всестороннего и открытого для общественности аудита активов и обязательств Центрального банка России (в том числе золотого запаса России) с привлечением Счётной палаты и Государственной думы. В настоящий момент для этого есть все необходимые предпосылки.

Для достижения согласованности денежно-кредитной политики с общими целями социально-экономического и научно-технического развития необходимо повысить степень влияния органов исполнительной и представительной власти на процесс разработки, принятия и реализации решений ЦБ РФ. В этой связи требуется существенно расширить полномочия Национального финансового совета (НФС) с административных и декоративно-протокольных до уровня реального принятия решений. Совет директоров ЦБ РФ, назначаемый из состава руководства Банка России, должен стать исполнительным органом, выполняющим указы и распоряжения НФС. Тогда как основные функции совета директоров ЦБ РФ должны быть переданы НФС.

Требуется изменение механизма эмиссии рубля и переориентация с внешнего канала первичного денежного предложения в пользу внутреннего канала формирования денежной базы. Увязка эмиссии рубля с притоком иностранной валюты (экспортной валютной выручки, иностранных кредитов и займов, спекулятивного капитала и т.д.) в рамках колониальной модели currency board (валютное правление) ставит денежное предложение внутри России в критическую зависимость от экзогенных и неконтролируемых правительством факторов, обеспечивает импорт инфляции из-за рубежа, поддерживает дефицит денег и инвестиционных ресурсов.

Назрела необходимость отказаться от колониальной политики количественного ограничения темпов роста денежного предложения и денежной массы и перейти к гибкой системе денежного предложения с существенным повышением регулирующей роли ключевой процентной ставки ЦБ РФ (или ставки рефинансирования). Низкий уровень насыщения экономики деньгами (коэффициент монетизации экономики менее 45% ВВП) порождает дефицит инвестиционных ресурсов в экономике, нехватку кредитных ресурсов, инвестиционный кризис в наукоёмкой промышленности, деградацию научно-технического потенциала, рост производственных издержек и, как следствие, раскручивание маховика инфляции.

Необходимо обязать ЦБ РФ осуществлять денежную эмиссию преимущественно в рамках операций долгосрочного рефинансирования коммерческих банков под залог кредитных требований (векселей) к производственным предприятиям, государственных облигаций России (федеральных и региональных), а также ценных бумаг институтов развития — с целью формирования долгосрочных рублёвых инвестиционных ресурсов в экономике и финансирования модернизации. Это позволит решить проблему низкой конкурентоспособности и маломощности российской инвестиционно-банковской системы, испытывающей острый дефицит долгосрочных рублёвых источников фондирования и ликвидных активов.

По основным показателям развития банковского сектора (активы банков менее 89% ВВП, объём кредитов 63% ВВП, объём кредитов нефинансовым организациям менее 37,3% ВВП, собственный капитал порядка 10,9% ВВП) российская банковская система в 2–2,5 раза уступает странам с развивающейся экономикой и в 3–4 раза экономически развитым странам с мощной и конкурентоспособной финансовой системой.

Подавляющая часть операций (не менее 80% всего объёма) рефинансирования и кредитования коммерческих банков со стороны ЦБ РФ должна носить долгосрочный целевой характер и соответствовать средней продолжительности научно-производственного цикла в реальном секторе экономики (3–5 лет). Рефинансирование и кредитование банков под залог инфраструктурных облигаций, а также долговых бумаг государственных корпораций необходимо осуществлять на более длительные сроки (до 15–20 лет), что поможет создать фундамент долгосрочных инвестиционных ресурсов в экономике.

Необходимо ускорить процесс создания нормативно-правовой базы и самого механизма рефинансирования коммерческих банков в ЦБ РФ под залог долгосрочных капиталоёмких инвестиционных проектов в приоритетных направлениях развития народного хозяйства: транспортная, энергетическая, логистическая и жилищно-коммунальная инфраструктура и т.д. Это позволит обеспечить финансирование капиталоёмких инвестиционных проектов без отвлечения и без того дефицитных финансовых ресурсов из других секторов экономики и отраслей промышленности. Речь идёт о целевой кредитно-денежной эмиссии, в рамках которой так называемый фиктивный капитал, создаваемый Центральным банком, направляется на финансирование реального сектора экономики и инфраструктуры, трансформируясь в реальный, производительный капитал. Указанный процесс практически полностью лишён инфляционной составляющей в силу концентрации финансовых ресурсов, создаваемых ЦБ РФ, в сфере материального и нематериального производства, а не в сфере потребления.

Жизненно необходим в условиях санкций и резкого обострения отношений со странами Запада отказ Центрального банка России от удушающей реальный сектор экономики и дестимулирующей инвестиции в производство политики поддержания искусственно завышенного обменного курса рубля и невмешательства Центрального банка России в курсообразование. Требуется переход к государственной политике поддержания стабильного реального эффективного курса рубля по отношению к валютам основных внешнеторговых партнёров России.

По состоянию на начало 2014 года реальный эффективный курс рубля (с учётом накопленной инфляции) на 17,9% превысил докризисный максимум августа 2008 года, притом что производственные издержки выросли в среднем в два раза: тарифы на газ выросли в 2,1 раза, природный газ подорожал в 2,5 раза, отопление и грузовые перевозки выросли в цене на 80–95%, а затраты на оплату труда выросли на 73%.

В то же самое время крупнейшие экономически развитые страны с конкурентоспособной промышленностью, развитым научно-техническим и инновационным потенциалом, диверсифицированной экономикой и преобладанием высокотехнологичной продукции в структуре экспорта не допускают необоснованного укрепления национальных валют в реальном выражении. Так, за период 1994–2013 г. реальный эффективный курс рубля вырос практически в 2,1 раза по отношению к валютам внешнеторговых партнёров, тогда как в США реальный эффективный курс доллара упал на 8,2%, в ЕС национальная валюта подешевела на 7,1%, в Японии снижение курса иены на 24,4%, а в нефтеэкспортирующей Саудовской Аравии реальный эффективный курс реала снизился на 12,4%!

Избыточный рост реального эффективного курса рубля под действием притока нефтедолларов и иностранных кредитов, необеспеченный повышением конкурентоспособности обрабатывающей промышленности и агропромышленного комплекса, подавляет конкурентоспособность отечественных товаропроизводителей на внутреннем и внешних рынках, стимулирует опережающий рост импорта, стимулирует деградацию структуры экономики, промышленного производства, внешней торговли и бюджетных доходов. Завышенный курс рубля стимулирует потребление, импорт и внешние заимствования, подавляя внутреннее производство и капиталообразующие инвестиции.

Кроме того, важным видится проведение разъяснительной работы с гражданами России и повышение финансовой грамотности населения. В том числе с целью снижения степени долларизации сбережений россиян (порядка 20% депозитов в иностранной валюте) и перевода номинированных в долларах и евро депозитов в российские рубли. А также сдерживания неконтролируемого роста задолженности населения перед банковскими и небанковскими кредитными организациями и сдувания пузыря на рынке потребительского кредитования россиян.

 

Смена фискальной политики Минфина

Вслед за изменением денежно-кредитной политики требуется радикальный пересмотр подходов правительства к вопросам налогово-бюджетной политики. Необходим отказ от пресловутого «бюджетного правила», которое лишь усугубляет остроту и масштабы социально-экономического спада и стимулирует дальнейшую структурно-технологическую деградацию экономики, примитивизацию производства и сырьевую зависимость народного хозяйства и бюджета. Налогово-бюджетная политика Минфина РФ носит ярко выраженный проциклический характер, исполняет исключительно фискальную функцию и подавляет производственную и инвестиционную активность.

В условиях обострения отношений со странами Запада России требуется наращивание целевых инвестиций в развитие научно-технического потенциала, развитие человеческого капитала, модернизацию инфраструктуры и поддержку малого и среднего бизнеса.

Недопустима ситуация, при которой Минфин России пополняет неф-тегазовую «подушку безопасности» ценой недофинансирования реального сектора и изъятия денег из экономики при одновременном создании искусственного бюджетного дефицита и наращивания внутренних и внешних государственных заимствований. Следует отказаться от внешних кредитов и займов на уровне органов государственной власти, Центрального банка и принадлежащих государству компаний и банков.

Нужно формировать бюджет развития России в составе федерального бюджета РФ, нацеленного на форсированное развитие научно-технического, инновационного, инфраструктурного и инвестиционного потенциала страны. На долю бюджета развития должно приходиться не менее 30% совокупных расходов федерального бюджета России (не менее 4,3 трлн рублей), что в два раза превышает сегодняшний уровень расходов государства на экономику, инфраструктуру, науку и образование.

Требуется введение прогрессивной шкалы налогообложения доходов физических лиц, которая не нанесла бы ущерба нарождающемуся среднему классу и освободила от уплаты НДФЛ россиян с доходами ниже 20 тыс. рублей (3,5 МРОТ). Для граждан с ежемесячными доходами от 20 до 350 тыс. рублей ставка НДФЛ должна составлять 13%. С доходами от 351 тыс. до 1 млн рулей — ставка 15%. Для россиян с доходами свыше 1 млн рублей ставка НДФЛ должна быть повышена до 20%. Это позволит создать дополнительный источник бюджетных поступлений, оцениваемый в 1,5–2 трлн рублей в зависимости от качества администрирования и собираемости налогов. Кроме того, активная перераспределительная налоговая политика позволит сократить имущественную пропасть между бедными и богатыми (коэффициент фондов свыше 16,3 раза, а 110 россиян контролируют 35% богатств России), снизить градус социальной напряжённости и повысить платёжеспособный спрос населения, что даст стимул росту производства и инвестициям.

 

Возможные дополнительные меры

Руководству нашей страны следует быть готовым к тому, что США и их союзники применят против нашей страны ещё более жёсткие санкции, чем те, которыми они грозят сейчас. Имеется в виду полноценные внешнеторговые, инвестиционные, валютные и отраслевые ограничения по отношению к России и её хозяйствующим субъектам. Де-факто это будет равносильно развязыванию полномасштабной экономической войны против России.

В этих условиях могут понадобиться экстраординарные, во многом чрезвычайные меры.

  1.  Введение государственной монополии на внешнюю торговлю. Продажа за рубеж основных экспортных товаров (нефть, газ, драгоценные, чёрные и цветные металлы, лес, нефтепродукты, зерно и т.д.) должна осуществляться под контролем государства и через уполномоченные внешнеторговые объединения. Создание отраслевых внешнеторговых объединений («Роснефтеэкспорт», «Росметэкспорт», «Рособоронэкспорт», «Росагроэкспорт», «Рослесэкспорт» и т.д.). Замыкание внешнеторговых расчётов и платежей на ВЭБ с целью контролировать формирование и использование экспортной валютной выручки, наполнение бюджета и увеличение международных резервов.
  2.  Введение государственной монополии на иностранную валюту. Ввоз, вывоз, покупка, продажа и оборот иностранной валюты на территории России должны быть существенно ограничены, а валютный режим ужесточён. Ограничения для физических лиц на приобретение, хранение и оборот иностранной валюты. Введение ограничений покупки иностранной валюты юридическими лицами за пределами торговых операций.
  3.  В случае замораживания международных резервов России осуществить полный отказ от обслуживания и возврата внешних долгов и займов как со стороны Министерства финансов и ЦБ РФ по государственному внешнему долгу, так и со стороны принадлежащих государству компаний и банков.
  4.  Ужесточение капитального режима — введение ограничений и контроля движения капитала не только в рамках финансового счёта платежного баланса РФ, но также в рамках счёта текущих операций (внешняя торговля товарами, услугами, выплата дивидендов и процентов, денежные переводы физических лиц и трудовых мигрантов и т.д.). Фактически это будет означать вынужденное нарушение 8-й статьи Устава МВФ под давлением третьих стран, открыто и в одностороннем порядке нарушающих принципы свободной торговли и равных возможностей.