Версия из книги «Третья империя»: пять супергосударств на всю планету; они цивилизационно — культурно и экономически — самодостаточны, никому из них нет дела до всех остальных.

От редакции

Мы вновь обращаемся к книге «Третья империя», написанной нашим постоянным автором Михаилом Юрьевым в 2007 году. Это художественно-публицистическая утопия, в которой описывается эволюция мира в первой половине текущего XXI века. Сегодня мы приводим отрывок, в котором говорится о системе международных отношений.

В том виртуальном мире, который описывает Юрьев, существуют пять государств, или, как выражается невиртуальный Владимир Путин, — «цивилизационных материков»: Российская (Евразийская) Империя «от Лиссабона до Владивостока», Американская Федерация от Аляски до мыса Горн, Поднебесная Республика от Тибета до Новой Зеландии, Арабский Халифат, включающий в себя ещё и Африку, и Индийская Конфедерация. Все они — культурно и экономически самодостаточные цивилизации, не сильно нуждающиеся друг в друге, придерживающиеся принципиально разных моделей развития. Они не друзья и не враги — просто соседи по планете, которые в упор друг друга не видят, хотя иногда вежливо здороваются и даже сообща следят за порядком во дворе.

Инициатором, первопроходцем и идеологом радикального переустройства миропорядка в утопии выступает Россия, что, впрочем, удивительным образом совпадает с реально существующей сегодня политикой евразийской интеграции и путинскими тезисами о «многообразии мира».

Разумеется, приведённые в книге «исторические события», которые предшествовали такой «эпохе упорядоченного мира», конфликты, договорённости и действующие лица, — всё это плод авторского вымысла. И в данном отрывке мы будем по мере возможности совсем уж художественных деталей избегать.

Тем не менее мотивы и механизмы принятия именно таких политических решений представляются весьма рациональными и в условиях настоящей реальности.

Третья Российская Империя

Российская Империя занимает территорию исторической Евразии — почти весь бывший СССР (без некоторых среднеазиатских республик) плюс полуостров слева по карте, именуемый Европой. Вот что говорит о её историческом содержании герой книги:

«Не зря, как муравьи, много веков строили наши предки Русскую державу, не зря потом отринули её, чтобы в страшных лишениях и жестокостях Красной Империи сделать последний рывок и догнать Запад. Не зря терпели, стиснув зубы, разложение второго Смутного времени (90-е годы ХХ века. — Прим. ред.), не зря нашли силы подняться с колен, дабы совершить третью попытку. Ещё Сергий Радонежский говорил: нет греха в том, чтобы упасть, — есть в том, чтобы не подняться. Она удалась, третья попытка, но она была подготовлена всей историей русского государства, в ней есть заслуга всех поколений. И я сейчас провозглашаю Третью Российскую Империю — третью и потому, что ей предшествовала царская Россия и Советский Союз, и потому, что ей предшествовали великие евразийские империи прошлого, Римская и Византийская. Мы есть Третий Рим, и четвёртому не бывать! Мы заслужили быть великой империей, потому что истинно велик не тот, кто достигает высот, но тот, кто поднимается с земли и одерживает победу, уже будучи повержен и раздавлен».

Поднебесная Республика

После провозглашения Российской Империи «…КНР официально обратилась к Японии; в ноте говорилось о том, что создание гигантской Российской Империи создаёт в мире новую ситуацию, с новыми и не до конца понятными вызовами, и что тихоокеанская цивилизация должна встречать их вместе, чтобы не пропасть поодиночке. Поскольку Китай намного больше остальных, не менее уважаемых наций этой цивилизации, говорилось далее, и по населению, и по территории (особенно после присоединения Австралии), и по экономике, и по военной мощи, то разумным видится объединение путём вступления всех этих наций в состав КНР, с гарантиями учёта их интересов и сохранения своеобразия. …Опыт существования Гонконга в составе КНР после 1997 года подтверждал, что эти гарантии не пустые.

Переговоры с Японией завершились подписанием договора об объединении, стержнем которого была модификация всё того же «гонконгского» принципа — одна страна, две системы; в данном случае он был обозначен как одна империя — две страны. После этого такие же предложения, теперь уже не поочерёдно, а одновременно, получили Корея, Монголия, Вьетнам, Таиланд, Камбоджа, Лаос и Филиппины.

Отсутствие сопротивления, например, со стороны Японии и Вьетнама, имевшими долгий и успешный опыт войн с Китаем, имело причиной не только и не столько предрешённость итогов военного столкновения с китайским гигантом — менталитет этих наций как раз склонен к тому, чтобы воевать и погибнуть не ради победы, а ради долга и чести, — а то, что все видели, что мир неудержимо и стремительно меняется, и не находили в нём себе иного места, чем то, что предлагалось Китаем. В этом смысле китайская фраза «чтоб не пропасть поодиночке» являлась не восточной цветистостью, а точной и нашедшей полный отклик формулировкой.

Российская Империя поздравила Китай и все остальные страны — участницы соглашения и выразила полное удовлетворение тем, что всё произошло именно так, а не иначе... Но до этого… все ждали жёсткой реакции со стороны Москвы. Рассуждали так: усиление Китая России в любом случае ни к чему… объединение с дальневосточными странами, особенно с экономическим гигантом Японией, создание огромной империи на своих восточных границах — этого Россия явно не позволит...

Однако на самом деле всё было ровно наоборот: Россия не только не была против, но выступала главным локомотивом и даже инициатором этого процесса. …А все думали обратное, потому что никто не понимал логики российского руководства: Россия почему-то хочет, чтобы мир состоял из небольшого количества огромных стран, и готова на многое ради этого».

Американская Федерация

По книге, застрельщик американской интеграции — президент Бразилии. «…Он потратил четыре месяца, чтобы убедить руководителей и элиты всех латиноамериканских стран (в том числе в своей собственной Бразилии) объединиться таким же образом. Какими способами, какими аргументами ему удалось сделать это, трудно даже и представить, зная тогдашнюю взаимную неприязнь и полное отсутствие чувства общеамериканской солидарности… Тем не менее… двенадцатью южноамериканскими, семью центрально- и североамериканскими и четырьмя (не считая совсем мелких) карибскими странами был подписан пакт о создании Американской Федерации и ликвидации их всех как отдельных суверенных государств». Позже Федерация прирастает и северными провинциями — США и Канадой.

Арабский Халифат и Индийская Конфедерация

Примерно в то же время «…в Афганистане, некий военно-религиозный лидер объявил себя Махди, то есть мессией (в исламе, как и в иудаизме, в отличие от христианства это фигура хоть и мистическая, но всё же человек). …Он сказал, что пришёл указать единоверцам верный путь («махди» дословно означает «идущий верным путём»). Путь этот заключается в том, чтобы сделать умму (то есть мировую общину) всех мусульман единой, изгнав для этого из всех исламских стран и иностранцев, и мерзких Аллаху местных правителей, воссоздать Халифат, непременно со столицей в Медине, вернуться к нормам шариата (исламского закона), очистить и мирскую жизнь, и сам ислам от всего наносного и богопротивного и, став, таким образом, угодными Аллаху и достойными творить Его волю, ожидать Его повеления распространить ислам на весь мир, а если надо, то и на иные миры. …Он сообщил, что ему открыто: весь юг ваш, и восток ваш, и омывать Халифат должны все три океана, потому что именно для этого их создал Аллах».

В процессе объединения исламского мира происходит столкновение между Халифатом и Индией, по итогам которого «…подписано перемирие, а затем мирный договор между ними. Именно подписание этого договора считается датой создания Исламского Халифата и Индийской Конфедерации (куда кроме собственно Индийской Республики вошли Непал, Бангладеш, Шри-Ланка и Бирма).

Теологическим обоснованием для этого послужило решение совета улемов Халифата, который постановил, что повеление завоёвывать Индию было следствием неверной трактовки послания небес: после захвата Африки Халифат и так омывается тремя океанами — Тихим в Индонезии, Индийским в Восточной Африке, Аравии и Пакистане и Атлантическим в Западной Африке».

Позже «…подписано мирное соглашение Халифата с Российской Империей, по которому Израиль признавался частью Империи, взамен чего Халифат получал от России Таджикистан и Узбекистан (без Каракалпакии — небольшой северной автономии)».

Такое немудрёное «международное право»

Учреждая новый миропорядок, представители всех пяти сверхгосударств собираются вместе на острове Святой Елены и договариваются о принципах сосуществования:

«…Стороны разделили Мировой океан и определили границы водных владений каждой из пяти стран, так что понятия нейтральных вод более не осталось, а также порядок транзитного мореплавания — прохода судов страны из одной части своих водных владений в другую, если эти две части разделены океанскими владениями другой страны.

…Стороны разделили Антарктиду — точнее, все стороны, кроме России, поскольку она не имеет выхода в Южное полушарие (зато ей принадлежит большая часть Арктики).

…Стороны определили порядок объявления своей собственностью территорий на Луне и Марсе (далее этот же принцип с модификациями был распространён на все остальные небесные тела).

…Наконец, стороны договорились о порядке созыва аналогичных встреч в будущем и определили для этого остров Святой Елены. Эти встречи называются Всемирным Форумом пяти держав Святой Елены и происходят в плановом порядке раз в три года, а также могут созываться внепланово по инициативе любой из стран при каких-то чрезвычайных обстоятельствах. На них принимаются соглашения по вопросам, в которых все пять государств кровно заинтересованы и при этом явно не могут решать их самостоятельно (например, всё связанное с глобальным климатом); но круг таких вопросов гораздо более узок, чем в эпоху национальных государств. К ним, в частности, не относятся никакие торгово-экономические вопросы — это явно предмет двусторонних отношений. И уж совсем невозможно представить международные организации типа ЮНЕСКО, ВТО или МОТ, составлявшие костяк мирового порядка в прежние времена.

Никаких общемировых органов, даже совещательных, не создавалось, никакие вопросы, кроме упомянутых, не обсуждались и обсуждаться не собирались — торжествовал принцип «какое мне дело до всех до вас, а вам до меня». Каждое государство столь велико и столь радикально отличается от других как цивилизация, что является самодостаточным и столь сильным, что никто ни с кем не хочет связываться, да и незачем, — это и есть главный принцип упорядоченного мира в отличие от эпохи разобщённости, когда одно государство становилось ареной столкновения интересов второго и третьего…»