CORBIS/FOTOSA26 марта Госдума приняла в третьем, окончательном чтении законопроект, смягчающий наказание за незаконное предпринимательство и другие экономические преступления. Теперь из статей УК РФ «Незаконное предпринимательство» (ст. 171) и «Незаконная банковская деятельность» (ст. 172) исчезнет указание на «нарушение лицензионных требований и условий». По мнению законодателей, эта формулировка была слишком расплывчатой. А десятью днями ранее, 15 февраля 2010 года, в России была отменена обязательная сертификация парфюмерно-косметической и пищевой продукции, действовавшая почти 20 лет. Не захлестнет ли в результате всех перечисленных выше нововведений Россию очередная волна контрафакта и недоброкачественной продукции?


Мировая экономика страдает от контрафакта

В последние два десятилетия Россия считается прибежищем всевозможного контрафакта. Однако представление о нашей стране как о мировой помойке, обитатели которой питаются и пользуются исключительно низкокачественными заменителями оригиналов и вредными подделками, верно лишь отчасти. Практически все страны мира в большей или меньшей степени страдают от этой проблемы. Экономики государств и граждане-потребители несут огромные потери.

По заключению некоторых экспертов, мировой рынок контрафактной продукции в этом году вырастет более чем на 20% и достигнет рекордной цифры — 1 трлн долларов. Убытки от реализации только нелегальных сигарет достигают 50 млрд долларов. А оборот поддельного шампанского, находящегося в торговой сети Евросоюза, по предварительным оценкам достиг в прошлом году более 300 тысяч бутылок! Дальше — больше. Как сообщил 13 февраля 2010 года полицейский представитель, римские правоохранительные органы наложили арест на беспрецедентный, пожалуй, за всю историю объем контрафактной продукции — пятьсот тысяч тонн! Поддельные изделия из кожи, одежда, обувь и другие товары, ввезенные из Азии, были обнаружены в восьми ангарах в пригороде Сан-Базилио, расположенном к востоку от Рима. По информации Radio France Internationale, после того как эти товары были бы снабжены ярлыками итальянских фирм, они принесли бы доход их владельцам в несколько миллионов евро.

Годовой оборот контрафактного бизнеса в Италии, по данным Итальянской торговой ассоциации, в прошлом году составил 7 млрд евро, 60% приходится на одежду и аксессуары. Потери экономики страны выражаются в недополученных налогах и четырех тысячах рабочих мест в год. По словам аналитика рынка предметов роскоши Армандо Бранкини, 90% фальшивок делаются в Китае. «И поэтому мы призываем усилить таможенный контроль на границах Евросоюза, чтобы не допустить проникновения контрафактных товаров на европейский рынок», — говорит эксперт. Обеспокоенность итальянцев понятна, ведь индустрия высокой моды — это 4% экономики страны, и именно она испытывает наиболее сильное давление со стороны поставщиков подделок.

Бизнес, связанный с производством и оборотом контрафакта, является, пожалуй, самым интернациональным. Так, например, на улицах Бангкока можно увидеть копии автомобилей Porsche и Ferrari. В Великобритании — услышать предложение купить уникальные кубинские сигары ограниченной прошлогодней серии, которые на самом деле там вообще не производились.

Как всесокрушающий вирус, подделки, кажется, проникают везде. Так, согласно сообщению германского телевидения, немецкий банк обнаружил в своих резервных фондах фальшивый золотой слиток из вольфрама. Несмотря на многократные экспертизы, подделки попадают на аукционы крупнейших в мире торговых домов, специализирующихся на торговле антиквариатом и произведениями искусства.


От лекарств — к военной технике

Одной из наиболее прибыльных сфер бизнеса на сегодняшний день является фармацевтика. Доходы крупных фармацевтических компаний превышают доходы от продажи нефти, оружия и автомобилей. А то, что приносит такие прибыли, не может не интересовать предприимчивых людей, не желающих ограничивать себя формальными и неформальными условностями.

Сегодня в мире в среднем фальсифицированные лекарственные препараты составляют около 6—10% рынка. При этом подделываются все виды лекарственных средств — от препаратов, предназначенных для лечения заболеваний, представляющих угрозу для жизни, до недорогих обезболивающих и антигистаминных средств. Всемирная организация здравоохранения указывает на особую опасность приобретения лекарств через Интернет. Более чем в 50% случаев лекарственные средства, покупаемые на нелегальных сайтах, скрывающих свой физический адрес, оказываются контрафактными. 

Последнее исследование американского министерства торговли показало, что подделки проникают даже в армию. Число контрафактных элементов в системах военной электроники за период с 2005 по 2008 год выросло более чем вдвое, что может быть разрушительно для высокотехнологичных вооружений. В начале текущего года появилась информация о некоем Ниле Феллахи, активно сотрудничавшим с ВМС США на протяжении двух лет и продававшим поддельные электронные чипы. В компаньоны Феллахи привлек свою жену Марву, ее брата Мустафу Абдулу Альджаффу и целый ряд фирм, через которые он покупал чипы, произведенные в китайской провинции Гуаньдун. Затем поставщик американского военного флота старательно удалял песком и кислотными растворами все атрибуты прежней маркировки и наносил опознавательные знаки таких известных брендов, как Intel, Fujitsu, VIA, National Semiconductor и Analog Devices. Таким образом Феллахи успешно сплавил американскому флоту порядка 13 тысяч поддельных чипов на общую сумму более 140 тыс. долларов.
О сомнительном происхождении некоторых материалов говорят даже в американском космическом агентстве NASA.


Объединить усилия по контролю

REUTERSПо оценкам Организации экономического сотрудничества и развития, международный оборот контрафактной и пиратской продукции в 2007 году достигал 250 млрд долларов. В Международной коалиции по борьбе с контрафактной продукцией (IACC) утверждают, что на самом деле цифра была еще выше и составила порядка 600 млрд долларов. Дело в том, что оценка ОЭСР не учитывает интернет-пиратство и подделки, которые продаются в той же стране, где производятся. В обороте мировой торговли фальшивки составляют до 5—7%, говорят в IACC. В последующие годы показатели контрафактной экономики увеличились еще больше. Как пишет английский еженедельник The Economist, рост контрафактного оборота в последние годы определяли несколько факторов. Во-первых, перенос значительной части производства в страны с низким уровнем защиты интеллектуальной собственности. Во-вторых, развитие Интернета в целом и электронной коммерции в частности, которое упростило задачи дистрибуции фальшивок (компания MarkMonitor, специализирующаяся на защите брендов в Интернете, прогнозирует, что объем онлайн-продаж подделок в этом году достигнет 135 млрд долларов). Наконец, в-третьих, в период рецессии потребители в богатых странах, не располагая достаточными средствами, переходят на более дешевые альтернативы дорогим брендам. На фоне стремления компаний к снижению издержек цепи поставок также могут быть более уязвимыми в смысле появления контрафактных комплектующих.

Но это еще не все. По оценкам Комиссии европейских сообществ, свое негативное влияние на ситуацию оказало и то, что в процессе расширения Евросоюза с новобранцами и кандидатами на вступление в ЕС вовремя не были обговорены многие важные вопросы, в частности такие, как межгосударственный контроль над производством, сбытом и реэкспортом сфальсифицированных изделий. Эти проблемы приходилось, а в некоторых случаях до сих пор приходится решать постфактум. Кроме того, более четкой проработки и документирования требуют антифальсификатные и антидемпинговые нормативы при вступлении новых государств в ВТО. Да и прежние, надо сказать, уже устарели. В последнее время США, ЕС и Япония вместе с другими партнерами обсуждают новое Торговое соглашение о борьбе с контрафакцией (Anti-Counterfeiting Trade Agreement, ACTA). Однако, по мнению экспертов, Китай, где, как они полагают, производится до 80% мирового объема поддельных товаров, вряд ли подпишет подобное соглашение.

С контрафактом напрямую связана контрабанда. Так, в 2008 году объем поддельных продуктов, изъятых на американских границах, вырос почти на 40% по сравнению с предыдущим годом. Затем показатель снизился на 4%, однако это намного меньше падения импорта в целом (25%). В Европе в 2008 году таможенные службы конфисковали в два с лишним раза больше контрафактных товаров по сравнению с предыдущим годом.

В распространенном в январе этого года сообщении Еврокомиссии говорится об успешном проведении в сентябре — октябре 2009 года специальной операции Diabolo II. В ее ходе таможенники конфисковали свыше 65 млн контрафактных сигарет и 369 тыс. единиц другой контрафактной продукции (обувь, игрушки, фотоаппараты, сумки и др.). Аналогичная операция проводилась и в 2007 году.


Новые меры борьбы

Технологии борьбы с пиратами также становятся более современными. В частности, производители стремятся настолько усложнить свой товар, чтобы его некачественная подделка была сразу видна, а качественная становилась настолько трудновыполнимой и дорогой, что ее производство стало бы попросту экономически невыгодным делом. Кроме того, производители совершенствуют и арсенал специальных средств защиты. Теперь помимо голограмм, водяных знаков, специальных рельефов и рисок многие компании для защиты своих брендов начали использовать технологию радиометок (RFID), позволяющую упростить отслеживание поставок и движение товаров. Коробки и ящики с товаром маркируются специальными чипами, сигналы которых подтверждают подлинность продукции.

Расширяют программы борьбы с контрафактом и правительства. Например, по оценкам Американской торговой палаты, на каждый доллар, вложенный в борьбу с контрафактом, правительство США получает пять долларов дополнительной налоговой выручки. О серьезности намерений руководства страны по борьбе с контрафактной экономикой, уводящей немалые средства из бюджета и подрывающей основы деловой жизни, свидетельствует и то, что президентом Обамой впервые был назначен специальный координатор по защите прав интеллектуальной собственности.

В прошлом году Международная организация по стандартизации (ISO), объединяющая 163 страны, учредила два новых специальных комитета по борьбе с пиратской продукцией. Это проектный комитет ИСО/PC 246 «Средства борьбы с контрафактной продукцией» и технический комитет ИСО/TC 247 «Контрмеры и средства для борьбы с подделками». Дело в том, что в настоящее время используются сотни систем для аутентификации подлинности, однако не существует глобального стандарта, устанавливающего критерии эффективности таких систем и обеспечивающего их совместимость. Комитеты в первую очередь займутся выработкой такого стандарта (ИСО 12931 «Критерии эффективности средств аутентификации для борьбы с контрафактными непродовольственными товарами»), который будет применен ко всей материальной продукции и должен решить эти проблемы.


В России подделки повсюду

Оборот всей поддельной продукции на российском рынке составляет по самым скромным официальным подсчетам более 100 млрд рублей в год, в результате чего экономика недосчитывается 1,5 млн рабочих мест, а госбюджет — 35 млрд рублей. Неофициально приводятся оценки оборота контрафакта в России в 6 млрд долларов в год. Но в действительности, по-видимому, цифра эта во много раз больше. Чистая прибыль от данного вида бизнеса может составлять до 1000%.

Большая часть подделок поступает к нам из дальнего зарубежья. Произведены они преимущественно в Китае, Таиланде, Малайзии, Гонконге, Сингапуре, Турции и Индии. При этом часть продукции проходит «европейское облагораживание» в соответствующих странах в виде нанесения лейблов, фурнитуры, инструкций, упаковки и т. п. и поступает к нам уже как сделанная в ЕС или по лицензии. Фирмы-поставщики также нередко имеют европейскую прописку.

Подделки для российского рынка производятся и в странах СНГ (значительная часть имеет украинское происхождение). Проникают в страну они довольно легко, поскольку, с одной стороны, в России нет единой четкой системы лицензирования и сертификации продукции, поступающей из-за рубежа, а также единых стандартов качества, а с другой — непоследнюю роль играет коррупционная составляющая и различные серые схемы.

Внушительный сегмент рынка занимает отечественный производитель. В некоторых товарных группах родной контрафакт доминирует. Это прежде всего сегмент дешевого алкоголя (так называемая «паленая водка»), минеральной воды, аудио- и видеопродукции, строительных смесей, товаров спортивной символики и сувениров, биоактивных пищевых добавок, отдельных категорий лекарственных средств, художественных произведений и антиквариата.

Производится в России контрафакт двух видов. Первый — изделия соответствующего или близкого к нему качества, но выпускаемые без необходимых на то документов. Так, например, одна из фабрик выпустила партию изделий с символикой известного спортивного клуба, не имея на то никаких легальных оснований. Вот, что говорит по этому поводу представитель клуба: «После переговоров мы не стали применять к ней административных санкций, а заключили договор, в соответствии с которым нам были перечислены деньги за использование товарного знака. Соответственно дальше фабрика стала работать в нормальном правовом поле».

Но есть и другие примеры. Так, предприятия, официально тиражирующие аудио- и видеопродукцию, по сведениям МВД, частенько подпольно, ночами на том же самом оборудовании производят неучтенные, а значит, контрафактные диски. Подобные примеры имели место на ликеро-водочных предприятиях, разливных цехах консервных комбинатов и даже в фарминдустрии, когда отечественные лекарства, являющиеся аналогами всемирно известных брендовых препаратов, упаковывали в тару с этими товарными знаками. Цена соответственно возрастала в разы.

Другая категория — фальсификат. Эта категория опаснее и страшнее всего. Она редко производится индустриальным способом. В основном это подпольные цеха, расположенные в заброшенных промышленных объектах, технической недвижимости, арендованной официально под другие нужды, подвалах, гаражах и т. п. Работают на них главным образом нелегальные мигранты, часто в жутких, нечеловеческих условиях, без соблюдения каких-либо санитарных норм, выполнения технологических регламентов и вообще каких-либо производственных правил. Сырье соответствующее. Например, строительная смесь — обычный песок, немного мела и известковой пыли. Все это упаковывается в поддельный мешок с известной маркировкой и ...на строительный рынок. Ни о каком качестве продуктов, напитков, лекарств, непродовольственных товаров говорить здесь не приходится. Практически все они несут угрозу вреда здоровью и самой жизни потребителей, а экономический эффект приносят максимальный.

Подделки преследуют нас буквально на каждом шагу. Ценовая категория и место реализации существенной роли при этом не играют. Поддельные кроссовки известной марки за 500 рублей можно купить на рынке или в сомнительном магазинчике-подвале (там же можно купить такую разновидность контрафакта, как так называемая имитация, когда в названии известной марки меняют одну букву, например китайский abibas), а можно приобрести контрафакт более высокого качества в дорогом бутике в центре Москвы.

Ассортимент товара также кардинально на его рыночную судьбу не влияет. Подделывают все. По мнению экспертов, контрафакт по некоторым категориям товаров сегодня заполняет от 35 (моющие и косметические средства) до 90% (аудио- и видеопродукция) рынка. Обороты контрафактной экономики продолжают расти. Так, по данным Центра по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка ГУВД Подмосковья, в 2009 году его сотрудники выявили 54 правонарушения, связанные с оборотом контрафактной продукции, что на 67% больше, чем в 2008 году. В некоторых районах страны, например в китайском приграничье, более 95% всего товарооборота составляет контрафакт.


Ситуация ухудшится

Отмена обязательной сертификации и смягчение законодательства в отношении незаконных предпринимателей, по всей видимости, еще больше усугубят ситуацию.

Вот, что говорит по этому поводу директор екатеринбургского муниципального Центра защиты прав потребителей Андрей Артемь­ев: «Будет отменена обязательная сертификация продукции, снизится количество проверок. Соответственно, никто уже не помешает производить некачественную продукцию. Конечно, объем поддельных товаров возрастет и на пищевом рынке, хотя не настолько, как на рынке косметической продукции. У нас уже сейчас на рынке мясной продукции 56% фальсификата. Такие данные были получены в ходе одной из проверок. Сейчас эта цифра увеличится еще».

Директор регионального органа по сертификации и тестированию «Ростест» Алексей Медников полагает, что если не будут приняты дополнительные меры по увеличению ответственности производителей и продавцов, то страну захлестнет небывалая волна фальсификата. «По количеству фальсификата мы боимся возврата к 90-м годам, когда приняли обязательную сертификацию. Я сказал бы, что тогда на рынке было минимум 95% фальсифицированной продукции», — отметил он. По мнению Медникова, необходимо внести соответствующие поправки в Кодекс об административных правонарушениях и в десятки раз увеличить штрафы. «Объем штрафов должен быть неподъемным», — уточняет эксперт. По его словам, сейчас в России за подобные правонарушения установлены «смешные штрафы» в размере одна-две тысячи рублей на должностное лицо и три-пять тысяч рублей — на юридическое лицо. Кроме того, Медников считает необходимым усилить контроль над рынком товаров, а также провести реформу сертификации и аккредитации.

Законодательно ужесточить борьбу с подделками в России пытались уже не раз. В частности, эта проблема поднималась еще в 2006 году участниками конференции «Государственная политика и роль делового сообщества в борьбе с контрафактной продукцией». Тогда было предложено усилить уголовное законодательство самыми жесткими радикальными статьями, причем не только в отношении производителей и продавцов, но и в отношении покупающих с рук пиратскую продукцию. В отношении граждан предлагалось использовать карательные меры в виде конфискации и штрафов. Но дальше разговоров дело не пошло.

В феврале 2009 года Министерство промышленности и торговли, ФТС и МВД создали межведомственную комиссию для борьбы с контрафактом и контрабандой в легкой промышленности, подвергающейся наиболее мощному давлению со стороны контрафактной продукции. А 1 июня 2009 года на заседании президиума правительства Владимир Путин уже задавал министру внутренних дел неудобные вопросы: «Борьба вроде бы ведется, но что-то результатов пока мало. А результат в таких случаях — это посадки в тюрьму. Где посадки-то?» По данным премьер-министра, до сих пор контрафактная продукция занимает 40% рынка (несколько лет назад, по его словам, это было 70%). И это только в легкой промышленности. А между прочим, по данным Минпромторга, оборот розничной торговли одеждой, тканями, трикотажными и другими изделиями, обувью в 2008 году составил 2 трлн рублей. Посчитать прибыли контрафактной и убытки традиционной экономики только по данному сегменту — уже получается огромная цифра.

В марте нынешнего года прокуратура в ходе своей проверки выявила многочисленные нарушения в подразделении московской милиции, отвечающем за борьбу с подделками на потребительском рынке. Из-за бездействия, а в некоторых случаях и прямого содействия различных правоохранительных органов и силовых структур объем фальшивых товаров не только в Москве, но и других крупных центрах не снижается, а в ряде регионов неумолимо растет. В итоге одних только липовых швейцарских часов в России продается в семь раз больше, чем официально завозится.


Сомнительные детали

В конце прошлого года саратовский суд вынес приговор гендиректору фирмы «Саратовпромкомплект» Владимиру Иванову и его подчиненному Виктору Ездакову (приговорили к четырем и трем годам лишения свободы УСЛОВНО с испытательным сроком два года!), поставлявшим контрафактные запчасти на самолеты. В основном это были подшипники для шасси, рулей высоты и подкрылков. Многие из них уже были установлены, причем не только на гражданские, но и военные самолеты, в частности стратегические бомбардировщики, базирующиеся в городе Энгельсе.

По данным следствия, контрафакт скупался по цене металлолома, а продавался с поддельными паспортами уже как вполне легальные запчасти. Эти детали нашли даже на самолетах президентской авиакомпании «Россия». К сожалению, это не первый и, наверное, не последний подобный случай. Авиационные эксперты полагают, что до семи процентов деталей в российских самолетах — подделки различного качества, от произведенных без лицензии до «облагороженного» БУ.

Не менее опасные проблемы подобного рода имеют место в энергетике. Так, на тендерах по замене деталей турбин заказчик, часто желая сэкономить, признает выигравшим, а значит, и тем, кто будет это оборудование поставлять, неизвестные компании, предложившие наиболее низкую цену. Каково будет качество данных «неродных» деталей, может выясниться, как это у нас часто бывает, только если не дай Бог что случится.

«Упрощенные» схемы покупки запасных частей используют многие автопредприятия и строительные организации. Отсюда и многочисленные аварии.


Административная атрибутика

Еще одним видом контрафакта является, если так можно выразиться, административный контрафакт. К нему относится изготовление и торговля всевозможной административно-статусной атрибутикой, приносящей и изготовителям, и реализаторам, и приобретателям немалые доходы.

Речь идет об изготовлении и сбыте дипломов вузов, документов о наличии ученых степеней, наград и нагрудных знаков, воинских и специальных званий, удостоверений сотрудников властных и силовых структур (включая Администрацию Президента РФ), автомобильных пропусков с государственной символикой, МВД, прокуратуры РФ, и т. д. Для реализации подобного административно-статусного контрафакта создаются всевозможные фонды, союзы, советы, объединения ветеранов всего и вся, другие некоммерческие и неправительственные общественные организации. Организуют их часто действительно бывшие, а иногда и действующие сотрудники различных ответственных структур (дипломы и удостоверения, изъятые в ходе последних громких дел, в целом ряде случаев были действительно гознаковские, а не доморощенная подделка). Один из сотрудников правоохранительных органов на правах анонимности сказал нам о наличии целой индустрии подобного контрафакта.

Все это помимо откровенных мошенников покупают чиновники и бизнесмены, желающие таким образом повысить свой статус, упрочить положение и в конечном счете получить экономическую выгоду. Согласно экспертной оценке, общий процент чиновников всех уровней, имеющих факты биографии, подтвержденные сомнительными документами, составляет от 3 до 8%.


Как решать проблему?

Проблема контрафакта в современной России стоит действительно остро. Она наносит ущерб экономике государства, ущерб престижу страны, подрывая в том числе и инвестиционный климат, ущерб владельцам авторских прав на продукцию и прав на товарные знаки, наконец, ущерб здоровью потребителей.

Однако ни государство, ни общество данные проблемы, похоже, всерьез не воспринимает. Напротив, как это ни парадоксально, граждане, причем как беднейших, так и вполне обеспеченных категорий, готовы приобретать подделки. По-видимому, решающих причин здесь три.

Первая — это цена и благосостояние. Качественные и фирменные продовольственные и особенно непродовольственные товары стоят дорого. Цены часто не просто сродни европейским и американским, но превосходят их в разы. В то же время о доходах россиян этого сказать нельзя. А «чувствовать себя человеком» хочется. Отсюда вынужденная любовь к подделкам. Французское понятие faire montrer — лучше казаться, чем быть — у нас звучит несколько по-другому: если не можешь быть, так хотя бы казаться. К тому же российский менталитет очень падок на всевозможные статусные вещи, автомобили, удостоверения и т. п.

Вторая — гарантий (как со стороны государства, так и со стороны бизнеса) не нарваться на подделку где бы то ни было в России нет нигде. Причем как потребителю, так и промышленному субъекту. Самостоятельно распознать подделку крайне тяжело, а порой вообще невозможно без специальной экспертизы (особенно товаров дорогих ценовых категорий).
И третья — как говорит специалист по уголовному праву эксперт по правовым вопросам адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» доктор юридических наук Виктория Бурковская, это отсутствие у лиц, изготовляющих подделки, ощущения неотвратимости наказания.

Если объединить все три основные причины, способствующие росту и развитию контрафактной экономики, то вывод напрашивается очень простой: пока государство не сделает борьбу с этим явлением одним из приоритетов своей внутренней политики, а общество не начнет жалеть себя и не поможет ему в этом, все разговоры так и останутся разговорами. А ведь еще совсем недавно, во времена СССР, мысль о том, что купленная в магазине вещь или продукт является подделкой, просто не возникала.