Российская экономика по-прежнему остаётся в плену стагнации; уровень рыночной неопределённости и инфляционных ожиданий возросли, при этом усилилось влияние негативных факторов — как внутренних, так и внешних.

Отрицательная стабильность

Темпы прироста основных макроэкономических показателей снижаются. Так, если темпы прироста ВВП в 2013 году за I полугодие составили 0,9% (по отношению к I полугодию предыдущего года), то в 2014 году за тот же период ВВП вырос, по данным Росстата, на 0,8%. Выпуск продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности по итогам первого полугодия 2014 года увеличился на 0,4%, а в 2013 году за тот же период — на 0,6% (таблица 1).

Также продолжилось снижение объёмов в строительстве, хотя и меньшими темпами. Если в 2013 году за первые полгода отмечен спад на 1,9%, то в 2014 году за тот же период снижение составило 2,6%. Главной причиной этого стало падение темпов роста вложений в основной капитал, которое продолжается второй год и составило за январь-июнь 2014 года, по оценке Росстата, 2,8% (в 2013 году падение — на 0,7%). Значительное снижение темпов роста произошло в объёме оборота розничной торговли. Темпы прироста здесь составили за первое полугодие 2014 года 2,7%, тогда как за тот же период 2013 года — 3,9%. Это вполне объяснимо, так как в нынешнем году уменьшились реальные располагаемые денежные доходы населения на 0,2%.

Вместе с тем отдельные виды экономической деятельности демонстрируют рост. И в первую очередь — это промышленность. Если в 2013 году за первые полгода выпуск продукции снизился на 0,2%, то в 2014 году отмечен прирост на 1,5%.

Грузооборот транспорта возрос за первое полугодие 2014 года на 1,4%, тогда как в 2013 году наблюдалось его падение на 0,9%. Преодолён кризис железнодорожных перевозок благодаря реформированию отрасли (бензин на расстояние до 300 км было выгоднее возить автотранспортом). И после снижения объёма железнодорожных перевозок за январь-июнь 2013 года на 3,7% в первом полугодии текущего года они уменьшились всего на 1,0%.

Темпы роста сельскохозяйственного производства также выросли с 1,0% в январе-июне 2013 года до 1,4% за первое полугодие 2014 года.

Таким образом, первое полугодие для российской экономики не стало провальным. Но дальнейшие перспективы остаются весьма неопределёнными.

 

Облагораживание промышленного роста

Основным результатом развития промышленного производства в первом полугодии 2014 года стало улучшение его структуры. Темпы роста в обрабатывающих производствах выше, чем в добыче полезных ископаемых (таблица 2 и график 1). Если в первом полугодии 2013 года в секторе добычи полезных ископаемых было отмечено увеличение выпуска на 0,7% по сравнению с тем же периодом предыдущего года, а в обрабатывающей промышленности — снижение на 0,6%, то в 2014 году, по данным Росстата, прирост составил соответственно 0,9% и 2,6%. В секторе производства и распределения электроэнергии, газа и воды остаётся сезонный спад на 2,6% по сравнению с январем-июнем 2013 года (что отмечалось и в 2013 году). За январь-август 2014 года объём добычи полезных ископаемых вырос, по оценке, на 0,7%, обрабатывающие производства увеличились на 2,3%, а производство и распределение газа и воды упало на 2%.

Рост производства в обрабатывающей промышленности складывается за счёт десяти отраслей. Но здесь выделяются как лидеры с большим приростом выпуска, так и аутсайдеры с минимальными темпами роста. Чемпионом по динамике выпуска уже который месяц подряд остаётся производство транспортных средств с показателем прироста выпуска 14,2% за первое полугодие 2014 года. За январь-август 2014 года выпуск, по оценке, вырос на 14,5%.

Далее со значительным отставанием идут текстильное и швейное производство, а также производство кокса и нефтепродуктов, где по итогам первого полугодия производство увеличилось соответственно на 7,3% и 7,1% относительно аналогичного периода прошлого года. За восемь месяцев 2014 года в этих отраслях производство выросло, по оценке, на 4,0% и 5,7% соответственно.

Ещё в пяти отраслях темпы роста превышают средние для обрабатывающей промышленности. В целлюлозно-бумажном производстве увеличение выпуска за январь-июнь 2014 года составило 6,3%; в производстве резиновых и пластмассовых изделий — 3,6%, производстве кожи, изделий из кожи и производстве обуви — 3,1%, в пищевой промышленности — 3,0%, в химическом производстве — 2,9% относительно первого полугодия 2013 года. Правда, за январь-август 2014 года, по оценке, в первых двух из этих пяти отраслей производство выросло соответственно на 4,9% и 3,9%; производство кожи, изделий из кожи и производство обуви осталось на уровне 2013 года, в пищевой промышленности выпуск увеличился на 3,2%, а в химической — всего на 0,2%.

В положительной зоне по динамике выпуска удалось закрепиться ещё двум отраслям обрабатывающей промышленности. В производстве прочих неметаллических минеральных изделий объём выпуска за первое полугодие 2014 года вырос на 1,9%, в металлургии — на 1,6%. За январь-август производство в этих отраслях увеличилось соответственно на 1,2% и на 1,6%.

В оставшихся двух отраслях наблюдается спад производства. Наиболее выраженным он является в производстве машин и оборудования, которое в большей степени испытывает на себе конкурентное давление со стороны иностранных производителей в условиях снижения импортных тарифов в рамках процесса вступления России в ВТО. По данным Росстата, падение выпуска машин и оборудования за первое полугодие 2014 года составило 9,3% относительно аналогичного периода прошлого года. В обработке древесины и производстве изделий из дерева объём выпуска снизился на 4,7% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. За январь-август 2014 года ситуация в этих отраслях не изменилась. Выпуск машин и оборудования сократился, по оценке, на 9%, а выработка древесины и производство изделий из дерева — на 5,4%.

 

Инвестиции на нуле

Столь разная, но в целом достаточно напряжённая динамика развития промышленности напрямую связана со спросовой ситуацией в российской экономике.

Начнём с инвестиций в основной капитал. До кризиса 2008 года именно с вложениями в основной капитал были связаны значительные темпы роста российской экономики. Затем была Олимпиада, инвестиционные проекты которой также оказывали поддерживающее влияние. Однако теперь инвестиции в российской экономике падают. По итогам первого полугодия 2014 года инвестиции в основной капитал сократились на 2,8% относительно аналогичного периода прошлого года с оценкой падения за январь-август на 2,5%. При этом показательно, что здесь даже нельзя сослаться на эффект высокой базы прошлого года. В первом полугодии 2013 года инвестиции тоже снижались — на 0,7%.

Важным фактором замедления инвестиционной активности является неясность перспектив развития российской экономики. Опросы, проводимые Центром конъюнктурных исследований НИУ Высшая школа экономики (ЦКИ НИУ ВШЭ), показали, что фактор неопределённости экономической обстановки является одним из главных, лимитирующих рост производства. Его назвали 33% опрошенных руководителей предприятий. То есть если треть руководителей промышленных предприятий не уверены в будущем, то ждать от них позитивных инициатив в сторону роста инвестиций, модернизации и инноваций производства не приходится. Хотя уровень использования производственных мощностей составляет 60%, что было только в период кризиса. Но при этом большинство руководителей (80%) считают, что такой уровень будет достаточен для удовлетворения ожидаемого спроса на их продукцию.

Неопределённость будущих темпов роста и общих параметров экономической политики (того же валютного курса), высокие институциональные издержки вынуждают предприятия соглашаться лишь на те инвестиционные проекты, которые обещают внутреннюю норму доходности, обычно превышающую 20%. Однако проектов с такой доходностью не хватает даже в условиях растущей экономики, и тем более их мало в текущих российских условиях. Но и те немногие проекты, которые соответствуют критериям по целевой норме доходности, сталкиваются с проблемой финансирования.

По результатам опросов, проводимых ЦКИ НИУ ВШЭ, оказалось, что сокращение обеспеченности собственными финансовыми средствами промышленных предприятий к концу августа составило 8%.

Наибольший дефицит собственных финансовых средств отмечался на предприятиях, производящих машины, транспортные средства и оборудование. Фактор недостаточности собственных финансовых средств для роста производства отметили 39% из опрошенных руководителей предприятий.

При этом отрицательную динамику обеспеченности собственными средствами не могут компенсировать заёмные средства. Сегодня рентабельность предприятий обрабатывающей промышленности ниже средней ставки финансирования банковского процента за кредиты. А перманентное увеличение процентной ставки со стороны ЦБ РФ (за последние семь месяцев она поднималась трижды) снижает возможность предприятий в доступе к кредитным ресурсам. Нижняя ставка по кредитам для «длинных денег» составляет 12%, а средняя — 15–18% годовых.

Под такие проценты даже те предприниматели, которые готовы вкладывать в производство, взять кредиты не могут. Для сравнения: в странах Западной Европы и США ставка по кредитам составляет всего 4–6%. То есть «длинных денег» по адекватной цене Банк России не предлагает, объявляя главной целью борьбу с инфляцией. Реально это выражается в повышении Банком России ставок по кредитам с 5,5% до 8,0% и, как следствие, происходит рост процентных ставок в банках. Поэтому проблемы возникают не только в среднем бизнесе, но и в крупных компаниях, важных для экономики. А это, в свою очередь, не создаёт стимулов для инвестиций в развитие производства.

 

Население тратит меньше

Конечный потребительский спрос тоже находится не в лучшей форме. По данным Росстата, в первом полугодии 2014 года реальные располагаемые денежные доходы населения снизились на 0,2% против роста на 4,3% годом ранее. Увеличение оборота розничной торговли на этом фоне упало с 3,9% (январь-июнь 2013 года) до 2,7% в январе-июне 2014 года. В то же время за январь-август реальные располагаемые денежные доходы населения увеличились, по оценке, на 0,4%, а оборот розничной торговли — на 2,2%.

Надо отметить, что эти показатели могли бы быть и ещё хуже, если бы не активность в бюджетной сфере, где продолжилась волна индексаций уровня заработных плат. Если по итогам января-июня 2014 года величина номинальной заработной платы в среднем по стране выросла на 10,6%, то в промышленности этот показатель оказался ниже — в пределах от 9,1% до 10%.

Традиционно расходы населения поддерживались опережающими темпами розничного кредитования. Однако в этом году ситуация начала корректироваться из-за опасений банков и регулятора относительно резкого нарастания доли проблемных кредитов. По данным Банка России, за первые четыре месяца 2014 года прирост объёма кредитов, выданных физическим лицам, составил 4,4% против 7,9% годом ранее.

Фактором, сдерживающим потребительскую активность, стала и инфляция, ускорившаяся в этом году по причине девальвации национальной валюты, а также недостаточного объёма предложений на целом ряде продуктовых рынков.

 

Потребительская инфляция

За первое полугодие 2014 года прирост индекса потребительских цен достиг 4,8% против 3,5% годом ранее. Ускорение инфляции в первом полугодии текущего года было вызвано, прежде всего, повышением индексов цен на продукты питания, которые за январь-июнь выросли на 7,6% против 5,2% за аналогичный период прошлого года. В целом вклад прироста индекса цен на продовольственные товары в потребительскую инфляцию за первое полугодие составил 2,8 процентного пункта (таблица 3). За первое полугодие цены на непродовольственные товары увеличились на 2,9% против 2,1% за аналогичный период прошлого года. Вклад прироста индекса цен на непродовольственные товары в потребительскую инфляцию в январе-июне составил 1,0 процентного пункта. Цены на платные услуги выросли за первое полугодие на 3,7% против 3,1% за аналогичный период прошлого года. Вклад прироста индекса цен на платные услуги в потребительскую инфляцию в январе-июне составил 1,0 процентного пункта.

В августе 2014 года инфляция составила 0,2% против прошлогодних показателей за данный месяц 0,1%. За период с начала года темп прироста потребительских цен был равен 5,6%, тогда как годом ранее этот показатель составлял 4,5%. Ранее экспертами предполагалось определённое снижение темпов инфляции в результате частичной заморозки тарифов на продукцию и услуги ТЭКа и тарифов на услуги РЖД. Сезонное снижение цен на сельскохозяйственную продукцию также должно было уменьшить инфляционную нагрузку. Однако введённый с 7 августа запрет на ввоз в Россию сельскохозяйственной продукции и продовольствия и прочие обстоятельства обмена ударами в рамках санкционной войны послужили причиной пересмотра прогнозов инфляции на 2014–2015 гг.

Введённый на год запрет распространяется на ввоз мяса и мясных продуктов, рыбы и море продуктов, молока и молочную продукцию, фрукты и овощи. Возникающий на внутреннем рынке дефицит частично смогут восполнить продукты из стран ближнего зарубежья, Китая и стран Латинской Америки. Однако большая часть возмещения ляжет на отечественных производителей.

Ускорение инфляции в летние месяцы текущего года было вызвано, прежде всего, повышением цен на продовольственные товары без плодоовощной продукции, которые за январь-август выросли на 8,3% против 4,0% за аналогичный период прошлого года, что внесло в потребительскую инфляцию 2,7 процентного пункта. Высокие темпы прироста цен отмечены на социально-значимые продукты (хлеб, молоко и молочная продукция, сахар, растительное и сливочное масло, сыр, мясо и птица, яйца, макаронные изделия, крупы), подорожание которых началось с марта текущего года.

В текущем году ускорился прирост цен на мясо и птицу по сравнению с 2013 годом. За январь-июнь подорожание составило 9,1%, а за восемь месяцев — 13,8%. Вклад данного фактора в агрегированный индекс цен за восемь месяцев составил 1,0 процентного пункта. К столь резкому росту цен привела не только девальвация рубля (около половины мясной продукции мы импортируем), но и запрет на ввоз в Россию свинины из стран Евросоюза. В августе куры подорожали на 4,5%, куриные окорочка — на 4,8%.

Темпы прироста цен в других сегментах потребительского рынка также заметно ускорились. Молоко и молочная продукция за восемь месяцев текущего года подорожали на 9,2%. Неблагоприятная динамика прироста данного показателя прослеживалась на протяжении всего второго полугодия 2013 года и в начале 2014 года, что связано со снижением объёмов производства молока. Среди других продовольственных товаров (без учёта овощей, фруктов и алкогольных напитков) за январь-август существенно подорожали сахар-песок (на 21,2%), рыба и морепродукты (на 8,6%). После июльского взлёта цен на яйца на 10,9%, в августе цены снизились на 4,8%, и в итоге их снижение за восемь месяцев составило 17,6%.

В январе-августе цены на плодоовощную продукцию снизились на 2,1% против прироста на 7,9% за январь-август 2013 года. В последний месяц лета отмечалось снижение цен на большинство наблюдаемых видов овощей и фруктов. Так, картофель подешевел на 31,8%, помидоры — на 26,9%, морковь, свекла и репчатый лук на — 20,5%, 21,2% и 23,1% соответственно. Одновременно подорожали лимоны на 22,5%, апельсины — на 7,2%. Вклад прироста цен на овощи-фрукты в потребительскую инфляцию составил в январе-августе текущего года 0,1 процентного пункта. В осенние месяцы, по мере поступления на рынок отечественной продукции нового урожая, ожидается дальнейшее снижение цен на плодоовощную продукцию.

В целом продовольственные товары за восемь месяцев подорожали на 7,3%, и вклад прироста их цен в потребительскую инфляцию в январе-августе составил 2,6 процентного пункта.

В динамике цен на непродовольственные товары с середины 2011 года до начала текущего года прослеживалась понижательная тенденция. Но в феврале 2014 года произошёл перелом, и цены на непродовольственные товары стали возрастать. За январь-август они увеличились на 3,8% против 2,7% за аналогичный период прошлого года. Вклад прироста индекса цен на непродовольственные товары в потребительскую инфляцию в январе-августе составил 1,5 процентного пункта.

Среди наблюдаемых групп непродовольственных товаров наибольший прирост цен в августе по-прежнему отмечен на табачные изделия, которые дорожают с начала 2012 года. По итогам восьми месяцев прирост цен составил 21,5% против 20,8% за аналогичный период прошлого года. В текущем году прирост цен за январь-август на автомобильный бензин составил 6,8% против 4,3% за аналогичный период 2013 года. Среди других непродовольственных товаров за отчётный период наиболее существенно выросли цены на медикаменты на 7,9%, моющие и чистящие средства — на 6,1%.

Цены на платные услуги выросли за август на 0,7%, а за период с начала года — на 5,9% против 7,1% за аналогичный период прошлого года. Вклад прироста индекса цен на платные услуги в потребительскую инфляцию в январе-июне составил 1,5 процентного пункта.

Санаторно-оздоровительные услуги и услуги дошкольного воспитания за период с начала года подорожали на 13,4% и 12,1% соответственно. Услуги пассажирского транспорта подорожали за восемь месяцев на 8,9%. Прирост цен на платные услуги медицины за период с начала года составил 7,0%. Услуги ЖКХ за этот период подорожали на 5,0%.

В настоящий момент сложно оценить влияние введённых санкций на инфляцию в краткосрочном и среднесрочном периодах. Принятые решения наносят ощутимый удар как по отечественным производителям, которые использовали в своём производстве импортное сырьё, так и непосредственно по потребителям, которые почувствуют рост цен на продукты питания, а возможно, и столкнутся с определённым дефицитом некоторых товаров. Масштаб возможных потерь от влияния введённых санкций зависит от того, как быстро будут найдены новые экспортёры продукции и налажены бесперебойные пути поставки в достаточных объёмах. В последующие месяцы снижение потребительского спроса, обусловленное снижением доходов населения, будет сдерживать рост потребительских цен. Динамика индекса потребительских цен будет определяться преимущественно динамикой цен на продовольственные товары. При отсутствии новых негативных внешних шоковых решений по итогам текущего года можно ожидать инфляцию на уровне 7,5–7,8%.

 

Промышленная инфляция

Инфляция подстёгивается и динамикой цен производителей промышленной продукции. Тенденция к ускорению роста цен на реализуемую продукцию сохранялась в течение всего первого полугодия 2014 года. За январь-июнь прирост цен промышленности составил 4,3% против спада на 0,9% за аналогичный период годом ранее. Прирост цен производителей наблюдался как в добыче полезных ископаемых, так и в обрабатывающих производствах (таблица 4). Основным фактором такой динамики стал рост цен на сырьё и материалы. За первое полугодие 2014 года цены в добыче полезных ископаемых выросли на 7,0% против спада на 1,7% за аналогичный период прошлого года. Такой рост не мог не сказаться на промышленной инфляции в обрабатывающих производствах. Цены за январь-июнь здесь выросли на 4,3% (в прошлом году был спад на 0,7%). Увеличение цен в этих секторах промышленности внесло в промышленную инфляцию соответственно 1,4 и 2,9 процентного пункта.

Рост цен производителей в первом полугодии 2014 года был обусловлен ускоренным ростом цен в химическом производстве на 6,3%, в производстве кокса и нефтепродуктов — на 5,9% и в металлургическом производстве — на 5,4%.

В производстве продуктов питания прирост цен за первое полугодие составил 6,6%. Главным фактором ускоренного роста цен является удорожание импортной сырьевой продукции вследствие девальвации рубля.

Минимальный прирост цен за январь-июнь был отмечен в производстве прочих неметаллических минеральных продуктов — на 1,1%, в целлюлозно-бумажном производстве — на 1,3% и в производстве транспортных средств и оборудования — на 1,9%.

Цены в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды за первое полугодие выросли на 0,2% против спада на 0,9% за аналогичный период прошлого года. Вклад в промышленную инфляцию этого показателя — нулевой.

По нашей оценке, в январе-августе 2014 года промышленная инфляция составит 7,2%. В добыче полезных ископаемых цены возрастут на 11,7%, в обрабатывающих производствах — на 6,9%, а в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды — на 0,3%. Вклад индексов цен этих секторов в промышленную инфляцию составит соответственно 2,3, 4,9 и 0,0 процентного пункта.

 

Фактор экспорта

Именно внешний спрос (в который раз) способствовал некоторому оживлению нашей экономики. Повышательные тенденции в мировой экономике подтянули спрос на отечественные экспортные товары (график 2). По данным Банка России, стоимостной объём экспорта увеличился за первое полугодие 2014 года на 1,3%. В то же время за восемь месяцев, по оценке, наблюдается спад на 0,8%. Для сравнения: год назад экспорт падал на 3,7% за первые шесть месяцев и на 0,6% по итогам января-августа 2013 года.

Поскольку основную долю российского экспорта составляют сырьевые продукты, и прежде всего нефть, можно указать факторы, способствовавшие положительной динамике первого полугодия. Это, прежде всего, повышение средней цены на нефть относительно 2013 года. По итогам первого полугодия 2014 года цена за баррель нефти Urals составила, по оценке, 107,3 доллара против 106,5 доллара в 2013 году. Кроме того, отмечен рост физических объёмов поставок природного газа, нефтепродуктов, а также чёрных металлов.

Причём важно отметить, что колебания в объёмах экспорта происходило на фоне падения стоимостных объёмов импорта (обусловленного девальвацией рубля), а также общего замедления экономической активности в стране (в частности, потребительского спроса). По данным Банка России, за первое полугодие 2014 года стоимостной объём импорта снизился на 5,1% (наша оценка за январь-август — падение на 6,1%) относительно аналогичного периода прошлого года. Для сравнения: годом ранее этот показатель показывал прирост на 4,5% и на 2,9% соответственно.

 

Прогнозы и оценки

Некоторое улучшение экономической ситуации в первом полугодии 2014 года приостановило сползание в рецессию. Но особого оптимизма это не вызывает. Умеренные темпы роста при значительных внутренних спросовых ограничениях, падении инвестиций и ухудшающихся внешнеэкономических условиях позволяют охарактеризовать сложившуюся ситуацию как передышку. Экономика остаётся в состоянии стагнации со старым набором рисков. Без комплексной модернизации инфраструктуры, только за счёт девальвации рубля стимулировать экономику бесполезно. Необходимо переходить к системному протекционизму, главным образом, к инвестиционной поддержке государством инфраструктурных проектов. Именно к такому выводу пришли представитель власти А. Улюкаев (министр экономического развития) и Р. Гринберг (директор ИЭ РАН) на заседании дискуссионного экономического клуба. Но в ближайшие месяцы развитие отечественной экономики не претерпит кардинальных изменений.