Вкратце напомним, что основными мероприятиями военной реформы являются:

  •  ускорение сокращения численности Вооруженных сил России до 1 миллиона человек уже к 2012 году;
  •  сокращение численности офицеров (с 335 тыс. офицерских должностей до 150 тыс.) и реструктуризация состава офицерского корпуса;
  •  централизация системы подготовки кадров путем трансформации 65 военных учебных заведений в десять «системных» военных вузов;
  •  реорганизация и сокращение органов центрального военного управления, включая Министерство обороны и Генеральный штаб;
  •  массовое привлечение гражданских лиц в систему обеспечения и обслуживания вооруженных сил;
  •  ликвидация кадрированных соединений сухопутных войск и превращение всех соединений в силы постоянной готовности;
  •  реорганизация системы резерва и системы подготовки резервистов;
  •  сокращение количества частей и соединений вооруженных сил и военных баз;
  •  перевод сухопутных войск на бригадную основу с упразднением дивизионного, корпусного и армейского звеньев;
  •  реорганизация ВВС и ПВО с упразднением армий, корпусов, дивизий и авиационных полков и переход на систему авиационных баз и бригад воздушно-космической обороны.

При этом наибольшее внимание основных отечественных СМИ в истекшем году привлекали сопровождавшиеся большим информационным шумом сокращения центральных органов военного управления, реорганизация военных вузов и, наконец, сокращения офицерского корпуса и фактическая ликвидация института мичманов и прапорщиков. Понятно, что эти мероприятия, затронувшие судьбы многих тысяч людей в погонах, породили вал противоречивых откликов и суждений.

Между тем в СМИ удивительно мало места отводилось произведенной в 2009 году радикальной организационной трансформации структур Вооруженных сил России, в первую очередь сухопутных войск, военно-воздушных сил и ПВО. В невиданно короткие сроки (всего за 11 месяцев) армия была стремительно приведена к новому облику, принципиально отличающемуся во многих аспектах от привычного многим поколениям наших граждан облика Красной, Советской, а затем Российской Армии. Парадоксально, но военная революция Сердюкова осталась практически не замеченной большинством населения страны.


ТРАНСФОРМАЦИЯ АРМИИ

Основная философия реорганизации сухопутных войск заключается в отказе от традиционной русской и советской модели массовой мобилизационной армии и в переходе к содержанию в мирное время полностью укомплектованной армии на основе частей постоянной боевой готовности. Таким образом, расформированию подлежат все части неполного состава (кадрированные). Все соединения армии России должны быть полностью укомплектованы личным составом и являться силами постоянной готовности. Той же цели служит и переход к контрактной системе комплектования. При этом достигаемое количественное увеличение сил постоянной готовности должно компенсировать общее некоторое сокращение численности сухопутных войск. Расформирование недоукомплектованных кадрированных соединений, в мирное время состоящих только из офицеров, позволяет сократить численность офицерского состава, в основном старшего.
Вторым существенным шагом является бригадная трансформация с переходом к трехзвеньевой структуре организации: «военный округ — оперативное командование — бригада». Вместо существующих дивизий и общевойсковых армий (и армейских корпусов) бригады объединяются под управлением оперативных командований. В 2009 году на основе существующих общевойсковых армий были созданы восемь таких оперативных командований. В свою очередь, на основе каждого из шести военных округов созданы оперативно-стратегические командования, главами которых стали командующие соответствующих округов.

До начала реформы на 2008 год в составе Сухопутных войск России (без воздушно-десантных войск) находились 24 дивизии (три танковые, шестнадцать мотострелковых и пять пулеметно-артиллерийских) и 12 отдельных мотострелковых и стрелковых бригад плюс две военные базы дивизионного состава (в Армении и Таджикистане). Реально из этих 24 дивизий и двух военных баз на 2008 год полностью развернутыми по личному составу были лишь пять мотострелковых дивизий (в том числе все три дивизии Северо-Кавказского военного округа) и 201-я военная база в Таджикистане, а остальные имели развернутыми только один или два полка. Фактически лишь 13% частей сухопутных войск относились к частям постоянной готовности.

В течение 2009 года 23 дивизии были расформированы, и взамен к 1 декабря были созданы 40 развернутых бригад и военных баз бригадного состава — четыре танковые, 35 мотострелковых и одна бригада прикрытия. Из соединений дивизионного уровня пока что сохранены только два — 18-я пулеметно-артиллерийская дивизия на Южных Курилах и 201-я военная база в Таджикистане. Все четыре новые танковые бригады сформированы на основе танковых дивизий. Из 35 мотострелковых бригад десять являются бригадами, существовавшими до 2008 года, 21 сформирована на основе мотострелковых дивизий, а еще четыре развернуты из баз хранения. Большая часть новых бригад была сформирована к 1 июня, и уже с весны они проходили обкатку на ряде учений, по результатам которых в их структуру вносятся определенные коррективы.

Все новые бригады являются силами постоянной готовности, таким образом, количество частей постоянной готовности за год номинально возросло с 13 до 100%. Фактическая укомплектованность сформированных бригад по личному составу достигает 95—100%, со стопроцентными запасами техники и других материальных средств.

Всего к концу 2009 года в ходе реформирования было создано 85 бригад. Помимо указанных выше 40 общевойсковых бригад, появились девять ракетных, девять артиллерийских, четыре ракетно-артиллерийские, девять зенитных ракетных бригад, одна инженерная бригада, а также бригады связи, радиоэлектронной борьбы и другие. Свое особое положение сохраняют семь бригад спецназа, а в качестве экспериментального соединения в Моздоке создана разведывательная бригада. Многие части обеспечения в своем статусе понижены до полков или батальонов.

Основным резервным компонентом сухопутных войск становятся существующие базы хранения и ремонта вооружения и военной техники, представляющие собой, по сути, склады, на которых находятся на хранении комплекты боевой техники. Сформировано более 60 баз хранения, большей частью бригадного состава, в том числе для 15 общевойсковых бригад (одной танковой и 14 мотострелковых). При этом в качестве мобилизационных центров по «новому облику» выступают военные учебные заведения и окружные учебные центры.

Воздушно-десантные войска, несмотря на ряд колебаний и сомнений, высказывавшихся прежде в Минобороны, после назначения в 2009 году их главкомом Владимира Шаманова сохранили дивизионную основу (две воздушно-десантные и две десантно-штурмовые дивизии) и получили дальнейшее развитие. Дивизии ВДВ были усилены. Количество отдельных воздушно-десантных и десантно-штурмовых бригад в 2009 году было увеличено с трех до четырех и планируется к дальнейшему увеличению до шести (по одной в каждом военном округе). К 2015 году намечается сформировать в составе сухопутных войск 18 бригад армейской авиации, вернув последнюю из-под контроля командования ВВС.


ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ, ПВО И ВМФ

Объединенные ВВС и ПВО России также были радикально трансформированы в организационном отношении и подверглись серьезным сокращениям.

Основой радикальной реорганизации ВВС России стало упразднение существовавшей с 1938 года полковой структуры авиационных частей. Новым основным соединением авиации ВВС вместо авиаполка становится авиационная база, которая включает управление, от одной до семи авиационных эскадрилий, батальон аэродромно-технического обслуживания и подразделения связи. Идея заключается в интеграции под одним руководством командования авиабазы всех авиационных и наземных подразделений. Подобная структура уже длительное время существует в ВВС Белоруссии, откуда, по некоторым данным, и была позаимствована.

Всего к концу 2009 года в России было сформировано 55 авиационных баз, которые заменили существовавшие до того в ВВС и ПВО суммарно 72 авиационных полка, 14 прежних авиационных баз и 12 отдельных авиационных эскадрилий и отрядов. В общей сложности количество частей и соединений ВВС и ПВО сокращено с 340 до 180.

Расформированы все штабы авиационных дивизий, а авиабазы непосредственно подчинены новым авиационным командованиям. Создано семь таких командований, которые заменили прежние воздушные армии и армии ВВС и ПВО. На основе 37-й воздушной армии Верховного Главнокомандования (стратегического назначения) создано Командование дальней авиации, а на основе 61-й воздушной армии Верховного Главнокомандования (военно-транспортная авиация) — Командование военно-транспортной авиации. На основе Командования специального назначения (и входившей в его состав 16-й воздушной армии) создано обладающее особым повышенным статусом Оперативно-стратегическое командование воздушно-космической обороны, отвечающее за зону ПВО Москвы, а также почти всю территорию Московского военного округа. Еще четыре командования созданы по территориальному принципу, заменяя шесть бывших армий ВВС и ПВО, подчинявшихся шести соответствующим военным округам.

Система подготовки личного состава ВВС также реформирована. Военно-воздушная академия имени Гагарина и Военно-воздушная инженерная академия имени Жуковского объединены в единую структуру — Военно-воздушную академию имени Жуковского и Гагарина, которая располагается в Монино. Подготовка летного состава окончательно централизована и происходит в Краснодарском авиационном институте.

Серьезной реорганизации подверглись входящие в состав ВВС России силы ПВО. Расформированы все прежние дивизии и корпуса ПВО, а взамен них созданы 13 бригад воздушно-космической обороны, объединяющие авиационные базы истре­бительной авиации, зе­нитные ракетные полки и радиотехнические полки. Эти 13 бригад распределены между оперативно-стратегическим ко­­­мандованием воздушно-кос­мической обороны и четырьмя командованиями ВВС и ПВО.

Процесс реформирования в 2009 году сопровождался глубокой чисткой ВВС и ПВО России от устаревшей либо небоеспособной техники, в том числе авиационной, а также значительными сокращениями личного состава. Сообщалось, что всего в ВВС и ПВО планировалось сократить 50 тыс. офицерских должностей.

Военно-морской флот России в 2009 году не подвергался таким уж радикальным организационным изменениям, однако ряд шагов по упрощению его структуры и сокращению числа соединений был сделан, а всего планируется их сокращение вдвое — с 240 до 123 частей. Наибольшему сокращению подверглась морская пехота ВМФ: единственная дивизия морской пехоты (55-я Тихо­океанская) была переформирована в бригаду, расформирована бригада на Каспии, а остальные четыре бригады морпехов переформированы в полки. Часть морской авиации отошла к ВВС.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Фундаментальной концептуальной основой военной реформы Анатолия Сердюкова является переориентация вооруженных сил на участие главным образом в ограниченных конфликтах, в первую очередь на территории бывшего СССР, для чего нужно иметь достаточное количество сил быстрого развертывания в постоянной готовности. Оборона России от других великих держав (в первую очередь от США и стран НАТО) возлагается теперь на ядерные силы. Совершенно ясно, что сейчас и в обозримом будущем угроза неожиданного крупномасштабного сухопутного вторжения на территорию России отсутствует. Любому противнику, хотя бы потенциально способному осуществить такое вторжение (США и НАТО, Китай), потребуется длительный период отмобилизации, развертывания и сосредоточения значительных группировок сухопутных сил на наших границах. Это делает неизбежно длительным так называемый угрожаемый период перед любой войной и позволяет России значительно снизить требования к своим резервным компонентам. Россия будет иметь достаточное время для мобилизации всех своих сил, что дает ей возможность отказаться от затратного содержания кадрированных соединений сухопутных войск в мирное время. В случае же всеобщей мобилизации будет достаточно времени на сформирование и развертывание дополнительных соединений.

С точки зрения сторонников классического подхода, по-преж­нему верящих в необходимость готовиться к крупномасштабному конвенциональному военному столкновению с Западом в традициях Второй мировой войны, реформа Сердюкова выглядит как демонтаж коренной структуры национальной обороны. Однако массовую базу недовольству в военной среде дают именно те аспекты реформы, которые ведут к сокращениям штатов. Поэтому неудивительно, что накал критики реформы так силен. И нельзя не отметить заслугу Сердюкова и нынешнего высшего военного руководства в том, что в 2009 году, несмотря на весь шум, сопротивление и неблагоприятную экономическую ситуацию ввиду финансового кризиса, они смогли достаточно твердо провести в жизнь намеченный план реформирования структур вооруженных сил.

Тем не менее очевидно, что пока что в 2009 году был осуществлен только первый и, видимо, относительно наиболее легкий этап радикального реформирования, сводящийся в основном к административной реорганизации. Сформированные новые оргструктуры (командования, бригады, авиабазы) пока что являются в основном структурной «скорлупой», новыми штатами. Их еще предстоит наполнить новым содержанием и полноценно «оживить», сделать эффективными и боеспособными, добиться взаимной притирки и боевой слаженности. Это дополняется необходимостью организовать освоение наконец начавшей поступать в вооруженные силы новой боевой техники. С учетом того, что целью ставится иметь части и соединения полностью постоянной готовности, готовые к быстрому реагированию (в течение нескольких часов после получения приказа) — условия выглядят тем более нетривиальными. По сути, в 2010 году перед министром обороны Анатолием Сердюковым и его командой стоит задача доказать, что грандиозная реорганизация армии 2009 года была действительно разумной и правильной и что вооруженные силы «нового облика» на самом деле являются гораздо более эффективными, чем армия «старой модели». Именно 2010 год может стать на самом деле критичным для военной реформы Сердюкова.

Фото 1: Александр Миридонов, "Коммерсантъ"

Фото 2: PHOTOXPRESS