«Действуя от обороны» и стремясь найти ответы на угрозы и санкции в рамках существующей системы, Россия рискует проиграть стратегически. Нужно переходить в контрнаступление, предложив миру альтернативную финансово-экономическую модель и создав собственную «группу поддержки».

Борьба с нарушителями

Бреттон-Вудская финансовая система, центральное место в которой занимает доллар и поддерживающие его монополию международные институты, созданная в 1944 году для Запада, а с 1991 года ставшая всеобщей, находится на грани слома. Ничего удивительного: выстраивалась она под гегемонию США и доллара в ситуации, когда доля экономики этой страны в мире превышала 50%. Уже в 70-е годы прошлого века начались проблемы, но они были решены в начале 80-х с помощью так называемой рейганомики, политики, направленной на стимулирование частного спроса за счёт эмиссии доллара. Это позволило разрушить СССР и усилить западную систему разделения труда, но создало другие серьёзные проблемы к тому моменту, когда стало невозможно наращивать долги.

Более или менее полное описание ситуации в мировой экономике зай-мёт много места, можно ограничиться всего несколькими тезисами. Постоянное эмиссионное стимулирование спроса, осуществляемое ФРС США с 1981 года, привело к тому, что сегодня спрос американских домохозяйств примерно на 20–25% превосходит их реально располагаемые доходы. Колоссальная величина, в конце 20-х годов прошлого века эта разница не превышала 10–15%. Но тогда, на пике Великой депрессии (точнее, второй «великой», первая случилась после кризиса 1907–1908 годов), в Западной Европе безработица достигала 40% от всего работоспособного населения! Сколько нетрудоустроенных, лишних людей будет сейчас?

Масштаб кризиса можно проиллюстрировать и другими показателями. Например, сегодня реально располагаемые доходы домохозяйств в США находятся на уровне 1962–1963 годов (с учётом адекватной оценки инфляции). Соответственно, по мере движения экономики к реально равновесному состоянию между расходами домохозяйств и их реально располагаемыми доходами (при которых расходы для домохозяйств упадут примерно на 50%, а доходы — процентов на 25) уровень жизни должен будет снизиться до уровня конца 30-х годов.

Ещё один наглядный пример. На момент начала острой стадии кризиса, осенью 2008 года, американские домохозяйства платили в качестве процентных платежей по ранее сделанным долгам в среднем около 14% реально располагаемых доходов. Потребовались титанические усилия, чтобы снизить эту цифру примерно до 10,5%. Но если, как нам говорят руководители ФРС, учётная ставка поднимется с нынешнего 0% до 2–2,5%, то резко вырастут и процентные платежи домохозяйств (как минимум в полтора-два раза по сравнению с нынешними размерами). И повторение долгового кризиса будет практически неизбежно.

Можно приводить много других аргументов в пользу неизбежности кризиса, но это уже не принципиально — суть в том, что сохранить нынешнюю финансовую систему практически невозможно. А значит, руководство США и тесно ассоциированная с ними мировая финансовая элита должны принимать какие-то меры против негативных факторов, влияющих на их положение. Бороться с экономикой бессмысленно — это показывает весь опыт последних лет. Невозможно много лет выводить экономику из равновесного состояния — рано или поздно маятник качнётся в противоположную сторону. Значит, нужно бороться с теми, кто «нарушает правила». В том числе — Бреттон-Вудские.

 

Псаки — это Америка

В этом смысле очень интересно более или менее взвешенно проанализировать слова представителя Госдепа США Дженнифер Псаки, которая уже стала символом «выдающегося интеллекта». Зря, кстати, над ней смеются, потому что она раз за разом транслирует одну и ту же вполне разумную и понятную позицию, которую можно сформулировать примерно следующим образом: «Ни я, ни мое руководство в Госдепе, ни руководство моего руководства в Белом доме не знаем, что такое Украина, где она находится и кто там живет! Но наш президент сказал, что он поддерживает нынешнего президента этой страны, и значит, все, кто его критикует, являются сторонниками тоталитаризма, терроризма и гомофобии!» Ещё раз повторю, эта позиция не лично Псаки — это выверенная и глубоко эшелонированная позиция всего американского истеблишмента!

Но мало иметь точку зрения — нужно ещё понимать, как именно её можно отстаивать. Инструменты, в общем, отработаны — это организация конфликтов на территории «отступников», прямая военная агрессия и, наконец, санкции. Если речь идёт о России, то второй вариант работает не очень, а вот первый и третий — вполне сгодятся. Собственно, гипотеза о том, что авария на «синей» линии московского метро не случайно произошла в день открытия саммита БРИКС в Бразилии (как и теракт в Китае), уже была озвучена. Не будем её комментировать, но слово вылетело. А вот санкции...

Санкции, как мы знаем, уже введены и будут применяться впредь. Однако тут нужно разобраться, что за санкции и для чего. Использовать серьёзные экономические рычаги воздействия опасно: они всегда сокращают рынки сбыта, а нынешний кризис — это кризис падения спроса. И в условиях, когда финансовые рынки, что называется, висят на волоске, применять серьёзные санкции чревато... Кроме того, вводить санкции в одиночку как-то глупо — да и стимулирует разного рода фронду со стороны не очень верных союзников. А заставлять страны, в которых экономическое положение ещё хуже, чем в США, жертвовать чем-то ради того, чтобы Америка могла наказать Россию, — тоже опасно (этот тезис подтверждают итоги разных саммитов, что БРИКС, что Евросоюза).

Что делать? Сочинять политические санкции, направленные на достижение политических целей! И если главный «враг» сегодня — это Россия (не потому, что она самая сильная и смелая, а потому что обстоятельства заставили её по вопросу Украины идти наперекор мнению США), то политические задачи должны касаться именно России.

Тут можно было бы строить разные догадки и соображения, но нам, к счастью, помогли наши братья-украинцы, которые в силу милой сельской привычки не умеют держать язык за зубами и нечаянно открыли планы своих американских покровителей относительно России. Планы эти состоят в организации «майдана» в нашей стране. Формальный повод для этого есть — падение уровня жизни населения, которое неминуемо произойдёт нынешней осенью. Причём не просто падение, а заметное. Однако этого для организации беспорядков, ясное дело, мало. Нужна ещё пятая колонна (она есть в виде либералов) и, самое главное, грамотная пропаганда.

 

Либерал-компания и антипутинская кампания

Механизм последней уже заработал. Правительство, Центральный банк и либеральная пресса (а бизнес-издания у нас все либеральные) начали операцию по запугиванию обывателя и бизнес повышением налогов, упразднением пенсий и так далее, причём что очень важно, всё время звучат намёки, что всё это осуществляется «по личному указанию Путина». Населению пытаются втолковать, что политика правительства и ЦБ непременно обеспечила бы экономический рост, если бы не санкции США и «цивилизованного мира» (с последним, правда, намечаются проблемы), и что санкции эти направлены исключительно против «тоталитарного режима» и «кровавого диктатора», тиранящего «свободный украинский народ» и «честный» бизнес.

Насколько этой пропаганде можно верить в состоянии адекватном, в здравом уме и твёрдой памяти, — вопрос отдельный. Но на фоне существенного ухудшения благосостояния населения и закрытия практически всех возможностей вести более или менее нормальный бизнес такая «промывка мозгов» вполне может быть эффективной. При этом необходимо учитывать слабость государственной контрпропаганды, которая категорически отказывается объяснять населению, что коррупция в нынешних циклопических масштабах у нас появилась как раз благодаря нынешним правительственно-центробанковским либералам. Именно они осуществили приватизацию по лекалам американских советников, именно их либеральная политика привела к тому, что российская экономика села на «нефтяную иглу», что значительная часть идиотизма современного регулирования бизнеса построена либеральным правительством и партией «Единая Россия», которая была организована теми же либералами и коррупционерами из ельцинского окружения 90-х годов...

Можно обсуждать вопрос крайней двойственной политика Путина, но абсолютно очевидно, что та часть российской элиты, на которую он опирался (и которая сформировалась задолго до того, как сам Путин появился даже не на посту президента, а просто в элите), сделала ставку на его замену. Причём произошло это ещё до его третьего срока — так называемый «болотный» процесс начался по инициативе части нашей либерально-«семейной» элиты для того, чтобы скомпрометировать президентские выборы.

Сегодня уже понятно, что на фоне резкого ухудшения экономической ситуации в мире к процессу расшатывания российской государственности активно подключились США и более пассивно — многие их союзники. Повторю ещё раз: процесс этот носит не столько экономический (это опасно для самих организаторов), сколько политический характер. Остановить его невозможно: позиция США в мире сегодня неустойчива, но они никак не могут отступить, а значит, будут активно наращивать давление на Россию. Остаётся вопрос: а что делать нам?

 

Изменить политику, предложить миру альтернативу

Ответ лежит на поверхности. Нужно менять экономическую политику, снижать зависимость от экспорта энергоносителей, брать курс на импортозамещение. Правда, для этого нужно серьёзно потеснить либеральную команду в правительстве и Центробанке. Если ещё год, даже полгода назад были иллюзии, что эту зондеркоманду можно «перевоспитать», антипутинская кампания последних месяцев показала тщету подобных надежд.

Нужно менять политику социальную, резко усиливать реальную общественную активность и восстанавливать лифты вертикальной мобильности, в первую очередь для молодёжи. Возможности для этого, в силу постепенного «очищения» страны от засилья либералов, должны появиться. И здесь необходимо безжалостно разрушить уже созданную систему «либеральной преемственности», при которой, например, сделать карьеру в рамках экономического блока государственного управления сегодня можно почти исключительно под «патронажем» Высшей школы экономики.

И наконец, нужно менять политику внешнюю. Режим санкций чётко показал, что нас как самостоятельного игрока в рамках существующей финансово-экономической модели никто признавать не собирается. Путин пытается сделать какие-то политические шаги, однако их эффективность крайне мала в ситуации, когда у нас нет ни своего собственного экономического ресурса (мы принципиально зависим от мирового нефтяного рынка, контролируемого США), ни более или менее устойчивой «группы поддержки». А её создание возможно только в случае, если Россия предложит миру некую альтернативу Бреттон-Вудской финансово-экономической модели, именно в этом направлении и нужно сегодня двигаться.

Мировой стратегический опыт показывает, что обороняющаяся сторона всегда в конце концов проигрывает. И этот проигрыш может быть очень крупным.