Восток Западу не товарищ

По оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), самое большое количество часов в году по сравнению с другими странами — членами ОЭСР работают жители Южной Кореи. В 2008 году средняя продолжительность рабочей недели здесь составила около 49 часов (49,3). Это на 9 часов больше нормы, установленной местным законодательством. Время, которое среднестатистический южнокорейский трудящийся проводит на работе за целый год, составляет 2570,6 часа. Это притом что средний показатель по 30 странам — членам ОЭСР в 2007 году не превышал 1768 часов в год.

В среднем продолжительность рабочей недели в промышленности Южной Кореи составляет около 54 часов (в США — около 34). Многие предприятия работают шесть дней в неделю в две смены по 12 часов с тремя днями отпуска в год. Работа по воскресеньям для корейцев норма. Как отмечал президент совместного предприятия Samsung — Hewlett-Packard Джордж Кобб, «южнокорейский рабочий работает дольше, более напряженно и более старательно, чем в какой-либо другой стране, где я бывал».

Усердие южнокорейцев удивляет даже японцев: «Они работают слишком напряженно». Корейские управляющие трудятся 70—80 часов в неделю, японские — от 60 до 70, американские — около 50. «По воскресеньям мы играем, — возмущался президент Японского банка долгосрочных кредитов Хироши Такеучи, — а корейцы работают, и работают яростно». При этом Южная Корея не Китай с его гигантскими людскими ресурсами, где абсолютное большинство составляют беднейшие слои сельского населения, стремящиеся в города и готовые выполнять любую работу за мизерные деньги. Население Южной Кореи немногим более 50 млн человек, а равнинный ландшафт, пригодный для товарного сельскохозяйственного производства, составляет всего 30% территории. Сегодня Корейская Республика является крупнейшим в мире судопроизводителем (45% мирового рынка), а также экспортером массы другой индустриальной, высокотехнологичной продукции. Любопытная деталь: в Китае, стяжавшем себе заслуженную славу «мастерской мира», корейские товары пользуются гораздо более высоким спросом, нежели собственные. В первую очередь это относится к автомобилям и некоторым видам электроники. Во многом благодаря сверхтрудолюбию корейцев валовой национальный продукт на душу населения в стране вырос со 100 долларов в 1963 году до более чем 20 тыс. долларов в 2005-м.
По словам почетного консула Южной Кореи на Урале С. Тхай, средняя заработная плата в стране составляет 3 тыс. долларов в месяц (согласно данным газеты The Chosun Ilbo, зарплата городского жителя в 2002 году составляла в пересчете на доллары США 2 тыс. 165 долларов, а сельского жителя — 1657 долларов). Для сравнения, аналогичный показатель по крупным городам Китая сегодня колеблется от 200 до 500 долларов (специалисты ИТРовского звена и средние руководители). Люди в сельской местности живут крайне бедно. Значительное число населения близко к порогу абсолютной нищеты, который определен в Китае на уровне 81 доллара в год.

Оплачиваемый отпуск в Китае составляет от одной до двух недель в год и может быть использован в порядке взаимной договоренности в период, когда это удобно и работнику, и работодателю. Однако данное положение в основном относится к крупным компаниям и филиалам транснациональных корпораций, разместивших свои производства и представительства в Поднебесной. Что касается мелкого и среднего бизнеса, преобладающего в КНР, то здесь, уйдя в отпуск, по возвращении на своем рабочем месте можно увидеть другое улыбающееся лицо либо этого места не найти вовсе. Особенно в кризис. Поэтому объективная статистика отпусков в реальном секторе экономики как таковая отсутствует, а то, что приводится, мягко говоря, очень обобщено.
Продолжительность отпуска в еще одной трудолюбивой азиатской стране — Японии — составляет десять дней. Это худший показатель среди промышленно развитых стран мира. На практике же японцы вообще не знают, что такое пойти в отпуск. Культура и исторические традиции населения Страны восходящего солнца, как и Кореи, ставят продолжительный и усердный труд на одно из первых мест в шкале человеческих ценностей. Оставаться на работе после окончания трудового дня, выходить на службу в выходные и не брать отпуска в Японии является нормой поведения. К тому же без этого нельзя получить расположения начальника (а это очень важно как для японца, так и для корейца), продвижения по службе и хороших характеристик в случае перехода на другую работу. Еще один интересный факт: Япония занимает первое место в мире по количеству забытых вещей в транспорте. Люди по дороге на работу и домой просто спят.

Совсем другое дело Европа. Средняя продолжительность оплачиваемых отпусков колеблется в странах Евросоюза от 20 дней до 6 недель в год (таблица 1). Максимальная продолжительность отпуска в разных странах зависит от отрасли, трудового стажа, принадлежности к рабочим или служащим, от возраста и условий труда. Помимо этого, в Европе для менеджеров высшего звена и научно-педагогических работников предусмотрена такая разновидность отпуска, как «сэбэтикл» (sabbatical leave или sabbatical year). Это длительный, до 11 месяцев, обычно оплачиваемый (творческий) отпуск, который предоставляется один раз в 7—10 лет при продолжительном стаже работы на предприятии или в учебном заведении.

США: трудоголизм или бесправие?

Особое место в сравнительных показателях принадлежит США. По данным «Проекта работающих семей мира» (Project on Global Working Families) Гарвардского университета и Университета МакГилл, в 134 странах действуют законы, устанавливающие максимальную продолжительность рабочей недели. В США эта норма отсутствует. 137 государств имеют законы, гарантирующие работающим ежегодный оплачиваемый отпуск. 121 страна разрешает отдыхать две и более недели ежегодно, получая зарплату. В США подобных правил не существует. 126 стран официально требуют, чтобы работодатели предоставляли своим сотрудникам еженедельный выходной. В США этого правила тоже нет.

Продолжительность отпуска в Соединенных Штатах зависит от многих факторов: статуса организации-работодателя (государственная или частная), должности, занимаемой сотрудником, срока его работы в организации, региона США и пр. Например, по данным, полученным исследовательской фирмой Scarborough Research на основе опроса жителей Вашингтона (каждый штат имеет свои собственные законы, касающиеся отпусков, самые худшие для лиц наемного труда — в Калифорнии и Вашингтоне, поскольку по ним 17% работающих вообще не имеют права на отпуск), 11% вашингтонцев отдыхают не более одной недели в году. У 31% отпуск продолжается две недели, у 22% — три недели, у 18% — четыре недели. 18% жителей города отдыхают пять и более недель в году. Это объясняется тем, что в столице сосредоточено большое количество федеральных органов власти, сотрудникам которых гарантированы три недели оплачиваемого отпуска.

По данным Бюро трудовой статистики министерства труда США, американские служащие могли получить 9,6 дня оплачиваемого отпуска после одного года работы в фирме, 11,5 дня — через два года, 13,8 — после трех лет и, наконец, 16,9 — после пяти лет. Прежде чем служащий средней или крупной американской компании сможет насладиться трехнедельным отпуском, ему нужно отработать пять лет. Месяц отпуска полагается тому, кто является сотрудником фирмы на протяжении 15—20 лет. «Синие воротнички», работающие на предприятиях малого бизнеса, в среднем могут позволить себе лишь 6,8 дня оплачиваемого отпуска в год. Клеркам и сотрудникам торговых фирм везет чуть больше — их отпуск составляет 8,6 дня. Работники некоторых сетей ресторанов быстрого питания отсутствуют на работе от трех до пяти недель в год. При этом сами бизнесмены иногда отдыхают меньше, чем их сотрудники. В частности, владелец американской компании малого бизнеса проводит в отпуске в среднем шесть рабочих дней в году.

Согласно другим данным Бюро трудовой статистики, жители США с каждым годом работают все больше и больше. В 2002 году продолжительность рабочего времени среднестатистического американца составляла 1801 час — на 5,5 недели больше, чем в 1976 году (1582 часа). Для сравнения, по данным Международной организации труда, продолжительность трудового года среднестатистического француза составила 1545 часов, немца — 1444 часа, голландца — 1342 часа. Впрочем, по данным историка Джулиана Саймона, автора исследования «Государство гуманизма», возможно, что это временная тенденция, — статистика за более длительный период показывает, что с каждым десятилетием средня-я продолжительность рабочей недели американцев сокращается. В 1850 году она составляла 65 часов, в 1909 году — 50, в 1950-м — 38. В 1998 году продолжительность рабочей недели снизилась до 35 часов. Но эти усредненные цифры относятся далеко не ко всем: по данным 1999 года, 25 млн американцев работали по меньшей мере 49 часов в неделю, а 11 млн — более 59 часов.

В 2007 году американцы не использовали 438,9 млн дней отпуска, что позволило работодателям сэкономить астрономическую сумму — 60,46 млрд долларов. Эти данные были получены в результате опроса, проведенного по заказу портала Expedia.com.

Добровольно-принудительный труд

В то же время нельзя сказать, что жители Соединенных Штатов все сплошь трудоголики. Время от времени в США проходят общественные кампании с целью добиться внесения в законодательство, регулирующее взаимоотношения работника и работодателя, права на оплачиваемый отпуск по образу и подобию Европы. Последний раз подобная попытка предпринималась в 2000 году. Тогда журнал путешествий Escape собрал более 20 тыс. подписей американцев под петицией в конгресс, требовавшей внести подобные изменения в законодательство. Однако США вступили в полосу экономической рецессии, и проблема отпуска отошла на второй план. На государственном уровне такая инициатива тоже возникала, правда, очень давно. В 1910 году президент Тафт предложил принять федеральный закон о двухмесячном ежегодном отпуске, но американские законодатели тогда с треском провалили его инициативу.

Опросы общественного мнения показывают, что большинство американцев желали бы отдыхать больше, однако в списке главных приоритетов длительный отпуск значительно уступает таким показателям, как размер заработной платы, наличие медицинской страховки, качество работы и т. д. Исследование, проведенное компанией ComPsych, показало, что наемные работники в большинстве случаев готовы полностью пожертвовать отпуском, чтобы не потерять место. Согласно исследованиям Общества менеджеров по управлению персоналом, 13% американских компаний вообще не оплачивают отпуск своему персоналу.
Бессильны здесь даже «всемогущие» заокеанские профсоюзы, роль и влияние которых, кстати говоря, сильно преувеличены (в настоящее время они объединяют не более 15% работающих). Пока нет федерального закона, работодателей невозможно обвинить в его нарушении. Что касается персональной борьбы работников за свои права, то адвокат Джо Робинзон, опубликовавший в 2003 году книгу «Уменьшающийся отпуск», по этому поводу пишет следующее: «Стремление к резкому сокращению себестоимости, безработица, внедрение новых технологий — все это способствует тому, что человек, слишком настойчиво требующий отпуска, рискует потерять работу».

В результате в США появился особый термин «синдром отсутствия отпуска» (Vacation Deprivation Syndrome), который считается причиной возникновения многих болезней. Доктор Стивен Лэмм, автор книги «Взгляд», в частности, пишет: «Постоянно получая стресс на работе и не имея возможности полноценно отдохнуть, вы в буквальном смысле отравляете свой организм. Он находится под воздействием канцерогенов, способных вызывать сердечные приступы, инсульты, рак и другие серьезные проблемы со здоровьем». А писательница Диана Фассел, автор книги «Зарабатываясь до смерти», и вовсе пришла к выводу, что продолжительность жизни американского трудоголика уступает продолжительности жизни человека, злоупотребляющего алкоголем. Американское психосоматическое общество провело специальное исследование, посвященное «синдрому отсутствия отпуска», и пришло к выводу, что ежегодный отпуск снижает риск смерти на 20%.

Но, даже вырвавшись «на свободу», американские служащие не могут полноценно отдохнуть. Руководство многих компаний просит их находиться в постоянном контакте со своим офисом. Наличие мобильных телефонов, ноутбуков, Интернета значительно облегчает эту задачу и позволяет работать где и когда угодно. Опрос, проведенный крупнейшим в США онлайновым туроператором Expedia.com, показал, что 16% американских отпускников, находясь на каникулах, поддерживают связь со своей фирмой с помощью телефона или электронной почты.

Короткие отпуска американцев некоторые экономисты считают причиной того, что США обладают одной из самых конкурентоспособных экономик мира. Обязанность предоставлять длинные оплачиваемые отпуска неизбежно увеличивает производственные издержки, повышает стоимость товаров и услуг, уменьшает количество создаваемых рабочих мест и т. д. К примеру, Эдвард Хаджинс, эксперт исследовательского Cato Institute, провел ряд аналогий: в стране работоголиков — США — уровень безработицы на протяжении десятилетий намного ниже, чем в странах Западной Европы, где существуют продолжительные отпуска. Среднестатистический европеец, потерявший работу, не может найти новую на протяжении почти года, американцу же достаточно 3—4 месяцев.

С этим не согласен Джо Робинзон. Отсутствие полноценного отпуска при продолжительной рабочей неделе ведет к снижению производительности труда в США, считает адвокат. В Европе, где рабочие стали трудиться меньше, производительность труда заметно возросла и опережает по темпам роста часовую производительность труда в Соединенных Штатах.

Но спорам об экономической целесообразности отпусков, похоже, скоро придет конец. В марте нынешнего года популярная британская газета The Daily Mail опубликовала статью о новом социологическом исследовании, согласно которому американское «поколение Y», рожденное в конце 80-х, больше ценит те рабочие места, где отпуск большой, а темп не очень напряженный. В их системе ценностей работа — лишь способ заработка, не более. Авторы исследования сравнили трудовую этику трех поколений. Беби-бумеры, рожденные в конце 1940-х и в 1950-е годы, жили работой. Так называемое поколение X — дети 1970-х, чье взросление в США пришлось на экономические трудности, пору эмансипации женщин и все более частых разводов, придают одинаково важное значение как работе, так и отдыху. И, наконец, для современной молодежи — «поколения Y» — самореализация в работе оказалась не столь важна.

Это совпадает с выводами Association of Graduate Recruiters, согласно которым выпускники американских вузов — это избалованные «примадонны» с завышенными требованиями. «Многие фирмы сообщили, что теперь стараются нанимать иностранцев, так как они более трудолюбивы», — отмечает газета.

Экскурс в прошлое

В Российской империи ежегодных отпусков работникам не предоставлялось. Устав о промышленном труде 1913 года устанавливал продолжительность рабочего времени в 11 часов 30 минут, а для конторских служащих и приказчиков — 12 часов.
По субботам и накануне праздничных дней рабочий день сокращался до 10 часов. В канун праздника Рождества Христова работа должна была прекращаться не позднее полудня. Производительность труда, однако, в целом по стране высокой не была. Этим могли похвастаться отдельные крупные предприятия и промышленные объекты, принадлежащие наиболее прогрессивно настроенным собственникам, где социальная забота о работниках и условия труда были лучше европейских и североамериканских.
После Октябрьской революции 1917 года в развитии правового регулирования труда и отдыха произошел перелом. Совет народных комиссаров (СНК) принял декрет от 11 ноября 1917 года «О восьмичасовом рабочем дне». Он регулировал рабочее время и время отдыха, а также охрану труда женщин и молодежи. Документ узаконил 48-часовую рабочую неделю и 42 часа непрерывного еженедельного отдыха (два выходных дня).

Наконец, 14 июня 1918 года СНК принял постановление «Об отпусках». Документ впервые в России установил для работников, проработавших на предприятии или у частных лиц без перерыва не менее шести месяцев, ежегодные оплачиваемые отпуска продолжительностью в две недели. Советское постановление об отпусках 1918 года стало первым в истории человечества законодательным актом подобного рода. Оно послужило прообразом для аналогичных законов в других государствах. Декретом ВЦИК от 22 декабря 1918 года также вводился оплачиваемый за счет средств социального страхования отпуск по беременности и родам продолжительностью восемь недель до родов и восемь недель после родов.

Право на ежегодный отдых было закреплено Конституцией СССР. Советские ученые подсчитали, что отдохнувший пролетарий работал с удвоенной энергией, а болел почти в три раза меньше, чем его коллега, трудившийся без длительной передышки. Путевки в советские санатории в достаточном количестве лежали почти в любом заводском профкоме.

Болезненные и беззащитные

В сегодняшней России с отпускной системой формально все в порядке. Право на оплачиваемый отдых закреплено Конституцией и действующим Трудовым кодексом (ТК). Согласно ему, все трудящиеся имеют право на ежегодный отпуск с сохранением места работы (должности) и среднего заработка. Ежегодный оплачиваемый отпуск может быть основным и дополнительным.

Основной оплачиваемый отпуск предоставляется всем работникам. Его продолжительность по общему правилу — 28 календарных дней. Некоторым категориям работников положен удлиненный основной отпуск. Отдельные положения ТК предоставляют россиянам даже больше льгот, чем в Европе, не говоря уже про США или азиатские страны. Так, например, уже в этом году Всемирный банк поведал миру о том, что женщины в РФ обладают большей социально-экономической и трудовой защищенностью, чем во многих странах Европы и США. Россиянкам законодательно положен продолжительный оплачиваемый декретный отпуск, они ограждены от тяжелого труда и раньше мужчин выходят на пенсию.

Ежегодно в первомайских демонстрациях принимают участие и российские профсоюзы. Их чиновники, идущие во главе колонн, заявляют о том, что под профсоюзными знаменами плечом к плечу идут работники и работодатели, демонстрируя единение труда и капитала. Но так ли все выглядит на самом деле в повседневной жизни?

Не совсем.

Вот лишь некоторые результаты социологических опросов и показатели статистики. Согласно данным глобального онлайн-исследования Nielsen, в ходе которого были опрошены регулярные пользователи сети Интернет, в России каждый пятый считает, что работа не оставляет времени на жизнь. А значит, отпуск людям просто необходим. Но реально лишь от 15 до 17% наших сограждан проводят его, как и положено, целиком и на отдыхе. Основными причинами такого положения являются отсутствие достаточного количества свободных средств, боязнь потерять должность или работу вообще, противоправные действия со стороны руководства и работодателей, в частности, шантаж и принуждение к различным видам сокращенного отпуска, замене его ограниченной денежной суммой, к частичной занятости во время отдыха. Человека часто отправляют на каникулы без средств, а затем продлевают отпуск, переводя в режим неоплачиваемого и пр. В результате в большинстве трудовых коллективов складывается нездоровая обстановка, производительность труда падает, а заболеваемость людей растет.

Так, в январе нынешнего года Исследовательский центр рекрутингового портала SuperJob.ru обнародовал данные нового опроса, согласно которым только 15% работников толерантны к своим сослуживцам и к начальству, и их ничего в них не раздражает(!). Для продуктивной работы нужны условия. В том числе и своевременный, продолжительный, полноценный оплаченный отдых. Именно он во многом является своеобразной разрядкой, имеющей большое значение для формирования здорового психологического климата в рабочем коллективе. Как отмечают в SuperJob, несмотря на кризис, 91% россиян считает, что напряженная атмосфера в коллективе вполне может стать причиной увольнения (на практике покидали компанию из-за неблагоприятной психологической атмосферы 43% наших сограждан).

Теперь о здоровье.

Как свидетельствуют данные ВЦИОМ, лишь десятая часть россиян регулярно отдыхает. Каждый пятый респондент сообщил, что отдохнуть и подлечиться получается, но не каждый год. Большинству россиян (68%) вовсе не удается это сделать. В результате уровень заболеваемости среди наших сограждан в последние годы неуклонно растет (см. данные таблицы 2).

Что касается защиты своих трудовых прав, в том числе и права на полноценный оплаченный отдых, то, как свидетельствуют данные прошлогоднего опроса ВЦИОМ, более 80% россиян убеждены в своей незащищенности. Лишь 9% уверены в том, что их трудовые права будут соблюдаться. Сильнее других свою незащищенность ощущают специалисты с высшим образованием, работающие как на производстве, так и в бюджетной сфере. В этой категории 85—86% убеждены в незащищенности трудовых прав. При этом даже среди госслужащих лишь 33% считают свои трудовые права достаточно защищенными. Помощи от проф-союзов при этом практически никто из опрошенных не ждет (реальную защиту экономических прав с их стороны ощущают лишь 8% респондентов).
На этом фоне численность самих профсоюзов в стране регулярно сокращается. Если в 2005 году членские билеты имели 34% опрошенных, то теперь таких лишь 23%. Меньше становится и предприятий, на которых действуют профсоюзы. Без них сейчас обходятся 53% опрошенных (в 2005 году было 42%). Еще 32% россиян (четыре года назад было 40%) заявили, что «профсоюз на их предприятии есть, но он мало влияет на положение работников». По информации из регионов, на многих градообразующих предприятиях все — от профсоюза до комиссии по трудовым спорам — полностью зависят от руководства, так что в случае нарушений обращаться с жалобой бесполезно.

Настоящим бичом стали вынужденные простои и неоплачиваемые отпуска. Согласно данным Росстата на конец апреля нынешнего года, суммарная численность работников, находящихся в простое по вине администрации, работающих неполное рабочее время, а также работников, которым были предоставлены отпуска по инициативе администрации, составила 1,089 млн человек. Реально же, по оценкам экспертов, это количество намного больше.

Совершенно очевидно, что кризис лишь обострил давно копившиеся проблемы социально-трудового партнерства, которые крайне негативно влияют на экономику страны, здоровье и самочувствие населения. Если при формировании новой концепции взаимоотношений работодателей, профсоюзов и работников будут взяты в расчет реальная экономическая ситуация и перспективы ее дальнейшего развития, учтены жалобы и пожелания создателей материальных благ, пересмотрена в сторону усиления контрольная функция государства и всему этому будет придана сила закона, то ситуация может начать меняться к лучшему.