2014 год выдался не только непростым для российской экономики, но и приготовил неприятные сюрпризы для наступившего 2015 года. Негативные факторы ещё далеко не в полной мере проявили себя в макроэкономической динамике, поэтому наиболее вероятный сценарий на ближайшие месяцы — ухудшение ситуации.

2014 год войдёт в историю российской экономики как год максимального падения цены на нефть и резкого снижения стоимости национальной валюты. Прошедший год принёс ещё санкции и антисанкции, возврат к двухзначным темпам инфляции, ускоренные банкротства банков и повышение ключевой ставки Банка России до 17%. Иными словами, 2014 год стал не только годом плохих новостей, но и годом совершенно нового уровня неопределённости.

 

Ускорение вниз

Неудивительно, что на фоне столь значимых негативных изменений в 2014 году большинство ключевых показателей развития российской экономики либо значительно снизили своё значение, либо даже перешли в отрицательную зону.

По предварительной оценке, выпуск продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности упал по итогам 2014 года на 0,6% против небольшого, но роста в 1% по итогам 2013 года. Темпы увеличения грузооборота транспорта сократились с 0,6% до 0,1%, темпы наращивания выпуска сельскохозяйственной продукции — с 5,8% до 2,5% (таблица 1).

Лишь промышленность (таблица 2 и график 1) на этом фоне продемонстрировала некоторое ускорение роста. Если в 2013 году прирост промышленного производства составил 0,4%, то по итогам 2014 года он достиг, по предварительной оценке, 1,6%.

Наибольший рост отмечен в обрабатывающей промышленности, где производство увеличилось на 1,9% против 0,5% в 2013 году. Ускорение развития, хотя и незначительное, произошло и в добыче полезных ископаемых (с 1,1% до 1,3%), а также в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды (с минус 2,5% до плюс 0,3%).

Наиболее значимый рост в промышленности наблюдался в производстве транспортных средств и оборудования, производстве резиновых и пластмассовых изделий, производстве кокса и нефтепродуктов. В 2014 году темпы прироста в этих отраслях составили 9,8%, 8,5% и 5,7%, тогда как в 2013 году они были гораздо ниже: соответственно 2,2%, 5,9% и 2,3%.

Положительную динамику в 2014 году также продемонстрировали, по предварительной оценке, пищевая промышленность (3,1% против 0,6% в 2013 году); производство прочих неметаллических минеральных продуктов (1,6% против -2,0% в 2013 году); добыча топливно-энергетических полезных ископаемых (1,3% против 0,9% годом ранее); целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность (рост на 0,6% против спада на 5,2% в 2013 году).

Минимально выросло металлургическое производство и производство готовых металлических изделий — по оценке, на 0,4%, тогда как в 2013 году в этой отрасли был нулевой рост.

Однако для большого количества отраслей 2014 год стал периодом замедления или даже спада. В текстильном и швейном производстве темп прироста выпуска упал за год с 4,3% по итогам 2013 года до -0,9% по итогам 2014 года. В обработке древесины увеличение выпуска на 8,0% в 2013 году сменилось спадом на 4,9% в 2014 году. В производстве кожи, изделий из кожи и производстве обуви негативная динамика сохранилась, хотя и стала чуть менее выраженной. Спад в отрасли по итогам 2014 года составил 2,5% (в 2013 году — спад на 4,4%).

Наибольший же обвал выпуска в 2014 году показало производство машин и оборудования. Спад в 2013 году на 3,4% оказался не пределом и, по предварительной оценке, достиг в 2014 году 8,6%.

Рост промышленности в 2014 году, даже несмотря на общий положительный итог, очевидным образом ставит вопрос о том, есть ли шанс на сохранение или даже ускорение динамики реального сектора в 2015 году. К сожалению, ответ пока скорее отрицательный.

 

Не до инвестиций

Обратимся к основным элементам совокупного спроса, которые в значительной степени определяют развитие экономики. По предварительной оценке, инвестиции в основной капитал сократились за 2014 год на 3,0%. Прямые и портфельные иностранные инвестиции сократились примерно на 50 млрд долларов США, а отток капитала превысил 132 млрд долларов США. Для справки: в 2013 году тоже был небольшой спад инвестиций — 0,2%, а отток капитала составлял 61 млрд долларов США.

Согласно опросам руководителей промышленных предприятий, регулярно проводимым Институтом экономической политики им. Гайдара (ИЭП), баланс инвестиционных планов к декабрю закрепился на отрицательном уровне -11 процентных пунктов, снизившись за три месяца на 18 пунктов. И такой динамике есть несколько объяснений.

С одной стороны, для новых инвестиций требуется наличие положительных ожиданий спроса. Опросы показывают, что до сентября 2014 года динамика платёжеспособного спроса на продукцию российской промышленности была чуть лучше, чем в 2013 году. Однако в течение октября-ноября оценки спроса упали более чем на 8 процентных пунктов. Иными словами, исходные ожидания прироста спроса в условиях девальвации рубля пока не оправдываются.

С другой стороны, для инвестиций требуется финансирование. Санкционные ограничения, усиленные падением цены на нефть, а также значительной волатильностью финансового рынка, привели к резкому повышению ключевой ставки Банка России (до 17%), а также резкому сжатию кредитования экономики. Кредитование корпоративных заёмщиков в 2014 году выросло всего на 9,3%, что является минимальным темпом прироста с 2010 года. При этом в ноябре совокупная задолженность перед банками со стороны нефинансового сектора увеличилась менее чем на 0,2%.

Для справки: по данным Центра развития НИУ ВШЭ, к IV кварталу 2014 года рентабельность проданной продукции, рассчитанной как отношение сальдированной прибыли до налогообложения к выручке от продаж, упала до 4,2% — посткризисного минимума (исключение составляют добывающая промышленность и сельское хозяйство, где рентабельность пока сохраняет двухзначные уровни). Иными словами, большинство предприятий физически не имеют проектов, покрывающих затраты на привлечение заёмного капитала.

Ещё один фактор — неясность структуры и возможность реализации инвестиционных затрат в условиях санкционных ограничений, непредсказуемой динамики валютного курса и инфляции. В частности, импорт машин и оборудования в январе-октябре 2014 года уже сократился на 8,7%, снизив свою долю в общем объёме внешних поставок в Россию с 48,5% до 47,5%. При этом, очевидно, что российские производители не всегда могут компенсировать удорожание или невозможность поставок товаров инвестиционного назначения из-за рубежа.

Наконец, понижательное давление на инвестиции оказывает и резкое падение фондового рынка в России. Суммарная капитализация российского фондового рынка теперь оказывается сопоставимой со стоимостью отдельных лидирующих компаний высокотехнологического сектора США.

Понятно, что на этом фоне реальной альтернативой вложениям в новый основной капитал даже для инвесторов, убеждённых в перспективах роста в России, является приобретение резко подешевевших предприятий из интересующих секторов.

Итог всех названных выше факторов — сохраняющийся тренд на сжатие инвестиций в основной капитал. По прогнозам, они снизятся по итогам января-февраля 2015 года на 7,6% относительно аналогичного периода прошлого года.

 

Инфляция съедает доходы

В течение последних месяцев спрос населения был одним из основных факторов поддержания положительных темпов роста отечественного реального сектора. Однако надежды на то, что эта ситуация сохранится и в 2015 году, практически нет.

По предварительной оценке, реальные располагаемые денежные доходы населения снизились в 2014 году на 0,5% против роста на 4,0% в 2013 году. На этом фоне индекс потребительской уверенности, отражающий ожидания домохозяйств, опустился к IV кварталу 2014 года на 1 процентный пункт до уровня -7%.

В 2014 году инфляция достигла двухзначной величины — 11,4% против 6,5% в 2013 году. Такой уровень не наблюдался с 2008 года (13,3%), то есть со времени острой фазы глобального кризиса. Целевой уровень, установленный Банком России, был гораздо ниже — 9,0%. Ускорение инфляции произошло в конце года. Если в октябре её уровень составлял 0,8% за месяц, в ноябре — 1,3%, то в декабре он достиг 2,6%.

Ускорение инфляции полностью связано с падением обменного курса рубля и вводимыми санкциями. Продолжающееся снижение цен на нефть (спровоцировавшее девальвацию рубля) и отсутствие признаков отмены санкций в ближайшее время лишь подогревают инфляционные ожидания.

Основной составляющей инфляции стало ускоренное повышение цен на продовольствие (таблица 3). Цены на продовольственные товары в декабре 2014 года выросли на 3,3%, а за год их прирост составил 15,4% против 7,3% в 2013 году. Вклад данного показателя в потребительскую инфляцию составил 5,4 процентного пункта. Среди продовольственных товаров максимально подорожала в декабре плодоовощная продукция — на 12,9%. За год прирост цен овощей и фруктов составил 22,0% против 9,3% в 2013 году.

Без учёта плодоовощной продукции цены на продовольственные товары увеличились в декабре 2014 года на 2,2%, а за январь-декабрь их прирост составил 14,7% против 7,1% в 2013 году.

За последние два месяца 2014 года отмечается резкий рост цен на крупу и бобовые. В ноябре эти продукты подорожали на 15,3%. Были отмечены максимально высокие темпы прироста цен на гречку-ядрицу — более 50%. В декабре темпы удорожания гречневой крупы снизились, но тем не менее остались высокими — 22,4%. Также выросли цены и на другие крупы. За 2014 год прирост цен данной группы товаров составил 34,6% против 3,2% в прошлом году.

Умеренная динамика цен на мясо и птицу, которая наблюдалась в 2012–2013 годах, сменилась во втором полугодии 2014 года резким приростом цен из-за введения «продовольственных антисанкций» в августе. Так, за 2014 год мясо и птица подорожали на 20,1% против снижения цен на 3% в 2013 году, что внесло в потребительскую инфляцию 2014 года 1,7 процентного пункта.

Также в этот период из-за сокращения предложения продукции на рынке ускорился прирост цен на рыбу и морепродукты. В 2014 году эти продукты подорожали на 19,1% против 7,6% за 2013 год, что внесло 0,8 процентного пункта в потребительскую инфляцию.

В ноябре и декабре 2014 года прирост цен на молоко и молочную продукцию не выходил за рамки традиционного сезонного роста. За 2014 год молочная продукция и сливочное масло подорожали на 14,4% и 14,5% соответственно. Надо добавить, что в связи со снижением конкуренции со стороны импорта в последние месяцы года производство отечественного сливочного масла возросло.

После скачка цен на мировом рынке (на Нью-Йоркской товарно-сырьевой бирже в октябре цены выросли на 12,9%) цена на сахар в ноябре 2014 года выросла на 8,5%, в декабре — на 14,3%. С начала года потребительские цены на сахар выросли на 40,0%, против прироста 2,6% в 2013 году.

Рост цен на хлеб и хлебобулочные изделия усилился вслед за подорожанием муки у промышленных производителей, и с начала года потребительские цены на данный вид товара выросли на 7,5%.

Алкогольная продукция за 2014 год подорожала на 13,7%, что несколько ниже показателя 2013 года за аналогичный период — 14,6%. Прирост цен на винно-водочные изделия внёс в потребительскую инфляцию 0,7 процентного пункта.

На непродовольственные товары в декабре цены выросли на 2,3%, за год их прирост составил 8,1%, что внесло 3,2 процентного пункта в рост потребительских цен. На динамику цен здесь также оказало влияние ослабление рубля, вследствие чего в последние месяцы 2014 года наблюдался ускоренный рост цен в наиболее импортозависимых сегментах.

Годовой прирост цен на табачные изделия был максимальным среди непродовольственных товаров и составил 27,1%, однако в 2013 году прирост цен был выше и составлял 29,3%. Табачные изделия дорожают с начала 2012 года ускоренными темпами, что связано с повышением акцизов на эти товары. Прирост данного показателя внёс в потребительскую инфляцию 1,2 процентного пункта.

Медикаменты также продолжают дорожать. В декабре их цены выросли на 1,4%, а за весь год — на 13,1%, что внесло 1,1 процентного пункта в инфляцию. В 2013 году прирост их цен составил 8,6%.

В конце 2014 года вслед за снижением цен у промышленных производителей темпы прироста потребительских цен на автомобильный бензин замедлились, и в декабре бензин подешевел на 0,9%. С начала года его подорожание составило 8,9% против 5,7% в 2013 году. Вклад прироста цен на бензин составил 0,3 процентного пункта.

В декабре цены на платные услуги выросли на 2,2%, а за период с начала года их прирост составил 10,5% против прироста на 8,0% в 2013 году. В потребительскую инфляцию данный показатель внёс 2,8 процентного пункта.

При этом услуги ЖКХ в ноябре 2014 года подорожали на 1,9%, в декабре — на 0,7%. С начала 2014 года прирост цен на указанные услуги составил 9,4% против 9,8% за 2013 год. В 2014 году среди услуг организаций ЖКХ, оказываемых населению, значительно подорожали жилищные услуги — на 19,0%, что было обусловлено вступлением в силу в отдельных регионах изменений, внесённых в Жилищный кодекс РФ и в отдельные законодательные акты Российской Федерации, в соответствии с которыми собственники помещений в многоквартирных домах должны оплачивать капитальный ремонт.

Наиболее существенно в декабре 2014 года подорожали услуги зарубежного туризма — на 17,6%, а годовой прирост составил 41,1% против прироста цен на 9,1% в 2013 году. Услуги образования и дошкольного воспитания в 2014 году стали дороже на 13,8% и 15,6% соответственно. Также возросла в 2014 году на 9,2% стоимость медицинских услуг. За 2014 год минимальным оказался прирост услуг связи — 1,3% против прироста в 2,2% в 2013 году.

В начале 2015 года инфляционные ожидания возросли, и начался массовый пересмотр ценников. При этом в новые цены заложены не только уже реализованные риски, но и будущие в условиях высокой неопределённости. При этом динамика цен на продовольственные товары по-прежнему будет определять поведение индекса потребительских цен.

По нашим прогнозам, за январь-февраль 2015 года потребительские цены вырастут на 6,5%, в том числе продовольственные товары подорожают на 9,2%, непродовольственные — на 5,5%, платные услуги населению — на 4,1%. Вклады прироста цен в потребительской инфляции распределятся следующим образом: на продовольственные товары — 3,2 процентного пункта, на непродовольственные товары — 2,2 процентного пункта и на платные услуги населению — 1,1 процентного пункта.

 

Цены производителей

Рост цен производителей промышленной продукции был намного скромнее, хотя и здесь отмечается ускорение по сравнению с предыдущим годом. За январь-ноябрь 2014 года промышленная инфляция составила 5,1% (за аналогичный период 2013 года — 2,6%). Наибольший прирост цен наблюдался в обрабатывающих производствах (таблица 4). За январь-ноябрь 2014 года они увеличились на 8,2% (в 2013 году — на 1,8%). В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды увеличение цен составило 3,8% (в 2013 году — 8,5%). В добыче полезных ископаемых в конце года происходило постоянное снижение цен. Так, в августе они упали на 2,0%, в сентябре — на 5,8%, а в ноябре — на 4,7%. В целом за январь-ноябрь цены в добывающих отраслях снизились на 3,8% (в 2013 году за аналогичный период цены выросли на 1,4%.) Поэтому, вклад изменения цен в добывающих отраслях в промышленную инфляцию 2014 года был отрицательным и составил -0,9 процентного пункта. При этом в добыче топливно-энергетических ископаемых снижение за одиннадцать месяцев было ещё больше — 4,4%.

Основная доля в промышленной инфляции приходится на обрабатывающие производства — 5,9 процентного пункта. Ускорение роста цен производителей в обрабатывающих производствах в ноябре было зафиксировано в отраслях, ориентированных на удовлетворение потребительского спроса.

В ноябре прирост цен в производстве продуктов питания, включая напитки, и табака ускорился на 1,5% в связи с удорожанием растительного сырья отечественного производства в условиях ослабления курса рубля при ориентации сельхозпроизводителей на мировые цены. За одиннадцать месяцев 2014 года цены выросли на 11,8%. Вклад прироста этого показателя в промышленную инфляцию составил 0,7 процентного пункта.

Цены в текстильном и швейном производстве в ноябре увеличились на 0,7%, вследствие удорожания импортного сырья, за январь-ноябрь прирост составил 4,0%, что внесло 0,2 процентного пункта в инфляцию. Прирост цен производства кожи, изделий из кожи и производства обуви внёс в инфляцию 0,5 процентного пункта. Цены в данном виде производства за одиннадцать месяцев выросли на 7,9%.

За январь-ноябрь в производстве кокса и нефтепродуктов цены выросли на 10,7%, и вклад этого показателя в промышленную инфляцию составил 1,5 процентного пункта. Также ускоренный рост цен отмечен в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий, где прирост за январь-ноябрь составил 10,4%. В химическом производстве прирост цен был равен 9,2%. Эти показатели внесли в промышленную инфляцию 1,5 и 1,0 процентного пункта соответственно. В производстве транспортных средств и оборудования в ноябре цены выросли на 0,8%, прирост за январь-ноябрь составил 4,8%, что внесло 0,2 процентного пункта в промышленную инфляцию.

Доля прироста цен в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды в промышленной инфляции за январь-ноябрь 2014 года минимальна — 1,1 процентного пункта.

По нашему прогнозу, цены производителей промышленных товаров в январе-феврале 2015 года вырастут на 0,6%, в добыче полезных ископаемых прирост цен составит 0,3% (вклад составит 0,1 процентного пункта), в обрабатывающих производствах — 0,6% (вклад составит 0,4 процентного пункта), в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды — 0,8% (вклад составит 0,1 процентного пункта).

 

Потребительский спрос пока не снижается

Темпы изменения потребительского спроса населения пока остаются в положительной зоне, даже несмотря на негативную динамику реальных доходов. По предварительной оценке, оборот розничной торговли увеличился в 2014 году на 2,2%. В определённой степени это произошло за счёт снижения сбережений в структуре распределения доходов населения. За январь-октябрь доля средств на покупку товаров и услуг в доходах домохозяйств выросла до 76,6% против 76,1% за аналогичный период 2013 года. Здесь сказалось несколько факторов.

С одной стороны, к концу 2014 года значительно ужесточились условия розничного кредитования. Если в предыдущие годы темпы прироста розничных кредитов составляли 2–3% в месяц, то в первые месяцы 2014 года — 1,5%, в октябре 2014 года — 0,9%, а в ноябре — уже менее 0,7%.

С другой стороны, к увеличению доли потребления привела и меньшая уверенность в инструментах сбережения из-за проблем в банковской системе, волатильности валютного рынка и пр. Доля организованных сбережений во вкладах и ценных бумагах за январь-октябрь 2014 года снизилась до 0,7% с 5,2% годом ранее. В то же время доля средств на покупку валюты выросла с 4,4% до 5,7%.

Нельзя также не отметить, что на ситуацию с потребительскими расходами оказывало положение на рынке труда. Согласно опросам ИЭП, в ноябре 2014 года промышленность характеризовалась минимальными темпами сокращения занятости за последние два года, что отражает общую нехватку квалифицированной рабочей силы в реальном секторе.

Однако об устойчивости этой тенденции пока говорить рано. Нарастание инфляции и неясность спросовых перспектив могут вынудить предприятия вновь активизировать работу по оптимизации численности. Причём на этот раз к частному сектору может добавиться и государственный (с учётом общей напряжённой ситуации с доходами бюджета).

В результате — неутешительный общий прогноз потребительского спроса. По прогнозам, реальные располагаемые денежные доходы населения сократятся по итогам января-февраля 2015 года на 5,7% относительно аналогичного периода прошлого года, а темп прироста оборота розничной торговли снизится до 1,6%.

 

Неустойчивое равновесие внешней торговли и бюджета

Несмотря на значительное падение цены на нефть и некоторые другие сырьевые товары, России пока удаётся сохранять достаточно благоприятное соотношение экспорта и импорта — торгового баланса. Свою роль играют девальвация и антисанкционные ограничения.

По предварительной оценке, стоимостной объём экспорта по итогам 2014 года упал на 5,0%, импорта — на 9,8%. Как следствие, профицит торгового баланса остался неизменным — по разным оценкам, на уровне порядка 180–190 млрд долларов США (график 2).

Впрочем, надо отметить, что этот результат в значительной степени сформирован ещё до обвала нефтяных цен. Для сравнения: средняя цена сырой нефти марки Urals за январь-ноябрь 2014 года составила 100,9 доллара за баррель против 107,7 доллара за баррель в январе-ноябре 2013 года.

В ноябре негативная разница между ценами была уже более выраженной: 78,3 против 107,3 доллара за баррель, а к концу года цена снизилась в два раза. По оценкам Центра развития, снижение стоимости барреля на дополнительные десять долларов США означает (при прочих равных условиях) падение нефтегазовой экспортной выручки отечественных компаний примерно на 33 млрд долларов в годовом выражении (или на 2,8 млрд долларов в месяц). А следовательно, это скажется и на доходах бюджета в конце года.

При этом постепенно начинает просматриваться тренд на сдерживание расходов бюджета. Непроцентные расходы за одиннадцать месяцев 2014 года составили 17,2% ВВП против 18,0% за аналогичный период 2013 года. И важно отметить, что расходы по статье «Социальная политика» — основной расходной статье федерального бюджета — сократились за этот же период с 5,8% до 4,7% ВВП.

 

Прогнозы и оценки

Следует указать на то, что многие негативные факторы прошлого года ещё не успели в полной мере оказать своё влияние на динамику роста. Однако с каждым новым месяцем эта ситуация будет изменяться, и по всей видимости, не в лучшую сторону. Остаётся только надеяться, что представленный правительством «антикризисный план» по поддержке российской экономики окажет позитивное воздействие на ситуацию. Но влияние предложенных мер в начале года не сможет переломить сложившуюся тенденцию.

По прогнозам, выпуск продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности сократится по итогам января-февраля 2015 года на 10,8% относительно аналогичного периода прошлого года. Промышленное производство увеличится на 1,0% на фоне спада грузооборота транспорта на 1,3% и сельского хозяйства на 6,8%.