Разговоры о недостаточно развитой спортивной инфраструктуре давно стали привычными. В России не хватает катков, бассейнов, кортов и футбольных стадионов, пожалуй, самых больших объектов. Россия в январе 2009 года подала заявку на проведение чемпионата мира 2018. Выигрыш может дать толчок строительству современных футбольных стадионов. Ведь, согласно правилам ФИФА, чемпионат должен проходить минимум в десяти городах на 12 стадионах вместимостью не меньше 40 тыс. человек. Арена, на которой пройдет финал, обязана вмещать не менее 80 тыс. зрителей. По словам премьера Владимира Путина, автора идеи проведения ЧМ-2018 в России, четыре города, вне зависимости от степени успешности нашей заявки, уже в ближайшее время будут готовы принять соревнования любого масштаба. Это Москва, Санкт-Петербург, Казань, где пройдет Универсиада-2013, и Сочи. Строительство современных стадионов намечено еще в десяти городах. Речь идет о Калининграде, Ярославле, Волгограде, Самаре, Саранске, Нижнем Новгороде, Ростове, Краснодаре, Екатеринбурге и одном из городов Московской области.

Пока это только планы, не имеющие финансовой основы. Например, губернатор Нижнего Новгорода Валерий Шанцев представил проект городского стадиона на выставку недвижимости MIPIM-2010, но инвестора не нашел. О планах по возведению новых стадионов в прошлом году заявляли почти все представители отечественных футбольных клубов, которые можно отнести к элитным. Но большинству из них не удалось сдвинуться с мертвой точки в этом процессе. Между тем в западных странах строительство стадионов давно стало прибыльным девелоперским бизнесом.

Все для стройки

Единственный современный футбольный объект, который действительно строится в стране, — это «Газпром-Арена», домашний стадион санкт-петербургского «Зенита». Но сроки ввода его в эксплуатацию постоянно сдвигаются. Изначально он должен был быть построен еще в прошлом году. В конце апреля этого года стало известно, что Законодательное собрание Санкт-Петербурга (строительство финансируется из городского бюджета) урезало смету на 1,5 млрд рублей в связи с необходимостью пересмотра проекта с учетом новых федеральных правил по пожаротушению. «1,5 млрд рублей были сняты с проекта — как деньги из адресной инвестиционной программы. Теперь произойдет удорожание проекта, естественно, с увеличением сроков строительства. Купол должен быть сделан из других материалов и как-то по-особому установлена пожарная лестница», — сообщил глава бюджетно-финансового комитета Законодательного собрания Владимир Барканов.

Впрочем, это не самый крутой поворот в истории строительства стадиона «Зенита» и далеко не первая переделка проекта. Изначально предполагалось, что арена с уникальным для России выдвижным полем (для обеспечения многофункциональности) будет построена по футуристическому проекту «Космический корабль» японского архитектора Кисе Курокава с применением технологий, используемых на немецкой «Фелтинс-Арене» на севере Гельзенкирхена (домашний стадион клуба «Шальке»). Однако, как потом выяснилось, для того чтобы эти технологии работали, металл, из которого должна была быть сделана чаша стадиона и механизм выдвижного поля, придется закупать в Германии, что существенно удорожало строительство. В 2008 году город расторг контракт с генподрядчиком — компанией «Авант» и провел новый конкурс, который выиграла компания «Инжтрансстрой», входящая в «Базовый элемент» Олега Дерипаски. Новый генподрядчик предложил заменить часть металлических конструкций на отечественный железобетон, чем вызвал недовольство генерального проектировщика арены ФГУП «НИЦ «Строительство», который тут же заявил, что никакой ответственности за такое решение нести не намерен. В результате пришлось расстаться и с проектировщиком.

Сейчас строительство стадиона оценивается в 24 млрд рублей, что в 3,5 раза больше изначальной суммы госконтракта. Во-первых, покойный ныне Курокава якобы не учел затрат на выполнение сложных работ по основанию и фундаменту и применение таких уникальных специальных конструкций, как выдвижное поле и трансформирующаяся крыша. Во-вторых, Санкт-Петербург получил предложение от заявочной комиссии на проведение полуфинального матча чемпионата мира по футболу 2018 года. Пришлось опять менять проект в соответствии с требованиями УЕФА. В частности, арена для проведения матча такого уровня должна вмещать не менее 67 тыс. человек, а стадион «Зенит» был рассчитан на 62 тысячи. Впрочем, не стоит сомневаться в том, что Питер для своей единственной команды стадион все же построит, независимо от ситуации с заявкой на ЧМ-2018. Это вопрос чести, тем более что владелец «Зенита» «Газпром» перечисляет в бюджет города немалые деньги.

Обрести дом

В остальных регионах страны инвестиции под строительство стадионов привлекаются еще с большими сложностями. Например, в Московском регионе команд больше, и бюджета на всех заведомо не хватает. В Москве и Подмосковье сейчас есть два современных футбольных стадиона. Это открытый после реконструкции в 2002 году «Локомотив» (ФК «Локомотив» вообще единственный в Москве клуб, у которого сейчас есть свой стадион) и построенная в 2008 году на бюджетные деньги «Арена Химки». Конечно, есть и другие объекты, но уровень комфорта для болельщиков оставляет там желать лучшего. Особняком стоит стадион «Лужники», вмещающий 75 тыс. зрителей. Но этот стадион не футбольный. Вокруг футбольного поля расположены беговые дорожки, в результате чего зрители сидят далеко от поля и иногда шутят, что, для того чтобы рассмотреть игру, приходится брать бинокли. Кроме того, в «Лужниках» уложен искусственный газон.

Вопрос строительства собственного стадиона для «бездомных» московских клубов упирается в проблему поиска спонсора и постоянные проблемы с властями. Например, ФК «Спартак», основным акционером которого является вице-президент «Лукойла» Леонид Федун, уже несколько лет пытается договориться с мэрией о размещении своей арены в Тушино. Камнем преткновения стала станция метро, вернее, вопрос о том, кто будет ее строить — клуб или город. Клуб до последнего считал, что это не его дело. В конце апреля глава стройкомплекса Москвы Владимир Ресин пообещал, что «строить начнем в этом году». Значит ли это, что спор близок к разрешению, неизвестно. В клубе отказываются комментировать эту тему до окончательного согласования всех документов, которое должно состояться в июне.

Другой московский клуб — ПФК ЦСКА — уже несколько лет не может начать строительство стадиона на 3-й Песчаной улице из-за разбирательств с Минобороны. Все время что-то мешает: то ведомство участок не вовремя выделило, то клуб сорвал сроки строительства, из-за чего на него подали в суд. Теперь, после взаимных обвинений, стороны решили договориться во внесудебном порядке к концу августа. В клубе уверяют, что на все согласования и проект стадиона на 30 тыс. болельщиков уже потрачено 60 млн долларов, плюс 4 млн долларов — на покупку квартир военнослужащим, что подразумевал договор.

Со стадионом «Динамо», закрытым на реконструкцию в 2008 году, история более сложная. Еще с советских времен спортивное общество «Динамо» располагается на весьма привлекательной для инвесторов территории Петровского парка. Именно с прицелом на эту территорию в 2004 году контрольный пакет акций клуба приобрел бизнесмен Алексей Федорычев. По разным данным, за два года владения клубом, он потратил на его содержание порядка 150 млн долларов. Однако об освоении территории и строительстве там коммерческой недвижимости договориться не удалось, и в 2006 году Федорычев продал свою долю. Через некоторое время контроль над клубом перешел к ВТБ, который также лелеет надежду застроить территорию Петровского парка бизнес-центрами. Правда, и реконструкция самой арены в эти планы входит. Проблема в том, что стадион является памятником архитектуры и реконструировать его можно только при условии сохранения фасадов. А это весьма проблематично и дорого. Точно сказать, во сколько обойдется реконструкция, в рамках которой предполагается построить спортивные и другие объекты площадью около 900 тыс. квадратных метров, сказать трудно. Называлась сумма минимум в 1,5 млрд долларов. Впрочем, по аналогии с питерским «Зенитом» она может вырасти многократно. Сроки решения вопроса — 2014 год, но удастся ли их выдержать, с уверенностью не скажет никто.

Пока же ЦСКА и «Динамо» как домашнюю площадку используют самый современный ныне стадион «Арену Химки», «Спартак» — то «Лужники», то «Локомотив». Клубы просто снимают эти стадионы в аренду. Например, аренда «Локомотива», по словам первого вице-президента и финансового директора клуба Алексея Киричека, стоит 100—150 тыс. долларов за один матч.

Сомнительное шоу

Все могло быть иначе, если бы власти и инвесторы (клубы) считали, что стадионы будут приносить прибыль. «В России стадионы в настоящий момент — предприятия вообще неокупаемые, — утверждает замгендиректора муниципального стадиона «Арена Химки» Александр Зайцев. — Качество футбола, которое показывают наши команды, не привлекает такого количества зрителей, чтобы клуб и стадион могли зарабатывать. Логика болельщика вполне понятна: зачем идти на стадион, если они играют плохо».

«Окупаемость стадиона зависит в первую очередь от успеха команды, что в условиях Москвы спрогнозировать очень сложно. В регионах проще, там команда — символ города, и стадионы, пусть и не отвечающие современным требованиям, заполняются, — добавляет Алексей Киричек. — Рассчитывать бизнес-модель по окупаемости стадиона можно будет только в том случае, если он гарантированно будет заполняться на 90% каждый матч. Это само по себе сейчас звучит как фантастика». Например, ЦСКА и «Динамо» не всегда могут полностью заполнить 20-тысячную «Арену Химки», порой приходят лишь 10 тыс. болельщиков. Есть, конечно, шанс, что, обзаведись эти клубы своими аренами, болельщиков зазвать будет проще.

Но даже если болельщики пойдут на стадионы, то с окупаемостью все равно получается весьма печальная картина. Во-первых, на домашнем стадионе команда может играть 20—25 дней в году (15 дней — матчи чемпионата России, 5 дней — кубковые матчи, оставшиеся дни — арендные игры). В отсутствие футбольного зрелища, по словам Алексея Киричека, стадион простаивает. Во-вторых, цена билета, по которой отечественные фанаты готовы идти на стадион, у нас гораздо ниже, чем в Европе. «Например, в Англии билет на матч стоит от 20 фунтов. У нас в среднем от 200 рублей. Англия вообще отдельная тема. Там команды второго дивизиона продают по 30 тыс. абонементов на год вперед. Фактически весь стадион раскупается в начале сезона. А у нас только один «Спартак» поставил рекорд в этом году, продав более 11 тыс. абонементов», — говорит Александр Зайцев.

Если продолжать английскую тему, то, например, только продажа абонементов приносит клубу «Манчестер Юнайтед» более 120 млн евро в год. Нашим командам такие деньги и не снились. Кроме того, по словам шеф-редактора журнала «PROСпорт» Евгения Зуенко, в Англии на современных стадионах до 30% мест занимают бизнес-ложи (по 10—15 мест), которые продаются по 100—150 тыс. фунтов за год. У нас на стадионе «Локомотив» бизнес-лож — тысяча мест из 30 тысяч, то есть 3%. Каждая ложа стоит от 60 тыс. евро на сезон. Если же исключить сегмент бизнес-лож, то при 100% заполняемости матч, например, на «Локомотиве» приносит 10 млн рублей выручки. Понятно, что с такими показателями окупится стадион, реконструкция которого восемь лет назад по разным данным обошлась примерно в 150 млн долларов, не скоро.

Доходные будни

Пока уровень нашего футбола и, соответственно, посещаемость матчей оставляет желать лучшего, дирекции стадионов пытаются искать иные пути получения доходов. Например, сделать объекты более многофункциональными. Так, на льду помимо хоккея, в котором, кстати, за сезон проходит не 25 игр, а 50, можно проводить соревнования по фигурному катанию, устраивать всевозможные ледовые шоу, да и просто открыть каток для массового катания. Можно и вовсе растопить лед и использовать арену как концертную площадку.

С футбольным полем все гораздо сложнее. Траву надо беречь. «Мы хотим расширить спектр наших услуг и получить возможности дополнительных доходов. Сейчас, например, разрабатывается вариант создания конструкции, которая бы закрывала газон, для того чтобы на стадионе, помимо футбольных матчей, можно было проводить, например, концерты и другие массовые мероприятия. Сложность в том, что такая конструкция весьма дорогостоящая и технологически трудно выполнимая. Нельзя просто положить на газон пластиковые плиты, конструкция должна обеспечивать проникновение влаги, света и не соприкасаться с травой», — рассказывает Александр Зайцев. Вершиной инженерной мысли в части решения этой проблемы остается «Фелтнис-Арена» в Германии. Благодаря выдвижному газону стадион легко превращается в концертный зал или, например, место для соревнований по биатлону или хоккею.

Другой вариант расширения функциональности — грамотно спроектировать подтрибунные помещения, разместить в них бизнес-центры с магазинами и офисами и сдавать их в аренду. Дополнительная возможность — открыть на территории стадиона фитнес-центр, боулинг или построить гостиницу. В мире эти модели давно работают. Допустим, при строительстве стадиона «Стэнфорд Бридж», домашней арены «Челси», на территории разместили супермаркет клубной атрибутики, гостиничный комплекс, офисные центры. А, например, при строительстве домашней арены «Арсенала», стадиона «Эмирейтс», рядом построили элитное жилье, продав которое отбили большое количество вложенных денег. Кстати, за спонсорский контракт с авиакомпанией «Эмирейтс», чье имя на протяжении 15 лет будет носить стадион, «Арсенал» получил порядка 100 млн долларов. Неверно полагать, что только в Англии умеют извлекать пользу от такого объекта недвижимости, как стадион. Например, частью стадиона «Сантьяго Бернабеу», расположенного в центре Мадрида, является успешно работающий торговый центр.

Если торговые площади неактуальны, можно развивать направление по проведению различных выставок, форумов, конференций, встреч с партнерами. «Это все целесообразно делать в подтрибунных помещениях с видом на арену. У нас этот рынок пока только развивается. В Европе же на многих стадионах практически каждый день проходят мероприятия, организованные event-агентствами», — утверждает Алексей Киричек.

Впрочем, добиться от стадиона такой же прибыльности, как и от нового торгового центра, будет невозможно. Расходы на строительство выше, арендные платежи тоже. Показательно, что успешные стадионы появляются именно на насыщенных рынках, где простые пути извлечения прибыли из строительства уже использованы. В России же в ближайшие лет 5—10 застройщики будут делать упор именно на деловую недвижимость. Да и жилых домов в крупных мегаполисах не хватает. Фактически интерес к спортивным объектам не возрастет. Естественно, это не означает, что футбольные арены в стране не будут строиться. Результат по заявке на ЧМ-2018 станет известен через полтора года, и, если Россия получит право на проведение соревнований, стадионы возведут на бюджетные средства. Но если эффективные модели использования объектов к тому времени в стране не приживутся, то арены быстро придут в негодность и обветшают. Владельцы, будь то государство, или клубы, или акционерные общества (после ЧМ стадионы, возможно, будут приватизированы), просто не смогут сделать их прибыльными предприятиями и после проведения спортивного форума быстро потеряют к стадионам какой бы то ни было интерес.

Затраты и инвестиции

В спортивном строительстве всегда проблематично определить цену возводимого объекта. Она сильно разнится в зависимости от назначения, месторасположения и размера. Понятно, что большие стадионы обычно дороже, но цены иногда могут оказаться сопоставимыми. Так, ледовая арена для проведения хоккейных матчей на 7 тыс. зрителей в Челябинске потребует 30 млн долларов инвестиций. Ледовый дворец на Ходынке в Москве на 14 тыс. зрителей обошелся в 150 млн долларов. Ориентировочная стоимость большой ледовой арены в Сочи на 12 тыс. зрителей и вовсе составляет почти 270 млн долларов. Легкоатлетический стадион может стоить как 30 млн долларов (в Московском районе Санкт-Петербурга), так и 130 млн долларов (во столько в 2001 году оценивалось строительство стадиона Picketts Lock в Лондоне). Строительство баскетбольной арены на 7 тыс. человек в Кельне составит 20 млн долларов. А вот, например, возведение новой баскетбольной арены Barclays Center в Бруклине, которое планируется завершить в ближайшие два года, обойдется примерно в 1 млрд долларов. Стоимость строительства олимпийского бассейна начинается от 20 млн долларов.