Недавний обмен репликами между бывшим директором Госархива Сергеем Мироненко и министром культуры Владимиром Мединским – это не частный случай разногласий конкретных историков и должностных лиц в вопросе о «28 панфиловцах».

В принципе, они вообще о разном говорят.

Мироненко – на первых взгляд, о бухгалтерском учёте в истории: «…И в конце этой справки, подписанной главным военным прокурором, генерал-майором Афанасьевым, сказано: никаких двадцати восьми героев-панфиловцев не было, это все вымысел журналистов «Красной Звезды».

Мединский – на первый взгляд, о «служебной дисциплине»: «…Не дело госслужащего-архивиста размахивать флагом научно сомнительных идеологем. Ведь поймите: когда директор Госархива говорит, что «панфиловцев не было», – это воспринимается не как сомнения учёного в точности каких-то сведений, а как позиция государства. И именно так, кстати, это было воспринято 22 июня прошлого года нашими казахскими и киргизскими коллегами».

А по сути – получаются две мировоззренческие позиции. Диаметрально противоположные.

И вот это разногласие – более чем злободневное.

(...)

Общество эту разницу прекрасно понимает. И фильм «28 панфиловцев», прокат которого запланирован на осень, — уникальный проект «народного кино», снятый во многом на пожертвования рядовых граждан (35 млн рублей!) и только во вторую очередь на субсидии минкультов РФ и Казахстана, которые уже просто не имели права игнорировать народное требование, — вполне себе внятная характеристика социального заказа.

Страна голосует за правду и за легенду — потому что это в нашем случае одно и то же. 

Полностью  об идеологическом значении спора о панфиловцах
- на портале «История.рф»