Можно только приветствовать, что «в связи с многочисленными обращениями граждан, учреждений и организаций» Государственный архив разместил на своём сайте справку-доклад главного военного прокурора Н. Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года. Любая публикация документа (пусть и не первая) всегда полезна для людей, интересующихся историей.

Другое дело, что данная справка, направленная А. Жданову, не является «рассекреченной»: она уже давно была введена в научный оборот. В частности, именно она уже использовалась различными группами историков для «разоблачения мифа» о подвиге бойцов 316-й стрелковой дивизии у разъезда Дубосеково.

В то же время заинтересованные граждане могли прочитать многочисленные статьи и даже книги (например, «Подвиг и подлог» Г. Куманёва), где доказывается неправомерность ссылок только на документы прокуратуры при изучении материалов, связанных с панфиловцами.

Неангажированным историкам известны также и противоположные доказательства: в частности, документы из научного архива Института российской истории РАН, включающие стенограммы бесед с панфиловцами, участниками боёв под Москвой, которые были записаны сотрудниками Комиссии по истории Великой Отечественной войны в 1942-1947 годах. На их основании делается заключение, что бой был, а выводы военной прокуратуры несостоятельны.

В частности, панфиловец И.Р. Васильев сообщал в конце 1942 года о том, что политрук Клочков перед знаменитым боем ободрял бойцов, говорил слова: «Ничего, сумеем отбить атаку танков: отступать некуда, позади Москва». Бой был жестокий, противотанковых ружей не хватало, поэтому бойцы выскакивали из окопов и бросали связки гранат под танки. Васильев утверждает, что он лично подбил две машины.

Критики «опровергают» также слова Клочкова «отступать некуда, позади Москва»: мол, слишком похоже на лозунги военной пропаганды того времени. Не понимаю, где тут «опровержение». Газеты и листовки тогда читали большинство, так же как сегодня большинство смотрит телевизор или сидит в интернете. А пропагандистские слоганы для того и придумываются яркими и запоминающимися, чтобы их повторяли не задумываясь. И надо отметить, что эти слова отражали самую что ни на есть суть обстановки на фронте.

Таким образом, имеющийся в распоряжении исторической науки набор документов и свидетельств не позволяет опровергнуть ни факт боя у разъезда Дубосеково, ни тем более подвиг солдат-панфиловцев. Приведённые критические источники не позволяют усомниться, что 28 человек, участвовавшие в неравном бою с немецкими танками, – реальные люди. Да, не все они погибли, но разве от этого их подвиг становится меньшим? Имеющиеся же расхождения в трактовке фактов и цифр, а также вскрывшиеся позже обстоятельства (например, о судьбе сержанта И. Добробабина) объясняются не «злым умыслом» журналистов «Красной звезды», а тем, что на момент написания знаменитого материала в их распоряжении по понятным объективным причинам имелись именно те сведения, которые имелись.

Лукавым также представляется пафос «восстановления справедливости»: мол, не только эти 28 героев защищали Москву, и нельзя «замалчивать» имена других бойцов и командиров, которые погибли, но не пропустили на восток немецкие танки. Ответ здесь прост: мы должны пытаться сегодня восстанавливать имена всех героев, делать так, чтобы за выражением «массовый подвиг в бою» стояли тысячи реальных фамилий. Сколько их – не есть предмет для дискуссии. Все они наши, всех их надо выявлять в архивах, работать «в поле» в составе поисковых отрядов, поднимать останки незахороненных солдат и выявлять их имена. Работа на годы и десятилетия? Да. Но иного пути отдать долг памяти павшим за свою Родину у нас нет. Со своей стороны, Российское военно-историческое общество занимается этим делом постоянно: каждый год проходят по несколько поисковых экспедиций в рамках «Вахты памяти» в Новгородской, Калужской, Ленинградской областях, в том числе на рубежах западнее Москвы, которые в 1941 году обороняли и панфиловцы. Проводится постоянная исследовательская работа в Центральном архиве Министерства обороны.

Возвращаясь к опубликованным ГАРФом материалам стоит заметить, что в изданных под грифом РВИО книгах (в частности, в энциклопедии «Великая Отечественная война 1941-1945 гг.», Москва, 2015) упор делается именно на массовый героизм воинов 316-й дивизии, но ни в коей мере не умаляется значение подвига конкретных 28 человек.

И, тем более, научные исследования ни в коей мере не отрицают историко-культурной и нравственной значимости ярчайшего образа 28 героев-панфиловцев, ставшего символом беспримерного подвига советского солдата в Великой Отечественной войне. 

Опубликовано: РИА-Новости.