Итак, финансовый капитал вышел на тропу войны, в ходе которой пострадают все: и враги, и вассалы, которых свыше 20 лет пытались убедить в равноправии. Европейская же политика прекращает быть стабильной и предсказуемой, входит в фазу турбулентности, которая будет сопровождаться слияниями, недружественными поглощениями и крестьянско-пролетарскими бунтами. Собственно, в этом нет ничего нового — мир вновь повторяет один из этапов своего развития. Добро пожаловать вновь в эпоху Нового времени, когда капитализм был диким, а империи назначали своих наместников в подконтрольные страны.

Распавшийся дуэт

Кроме откровенной вражды между Западом и нарождающимся российско-китайским союзом, новый конфликт развивается по линии Москва — Берлин. Впрочем, солидную часть истории Пруссия, а затем и Германия, враждовала с белой и красной Россией. Потому сейчас дело идёт как раз к очередному обострению русско-немецких отношений. Собственно, к иному исходу вторая попытка евроассоциации русских земель и не могла привести (первая попытка была предпринята в 1941–1945 гг.).

Да, сотрудничество и построение оси Берлин — Москва — Пекин с ответвлениями в Индию и Латинскую Америку дали бы немцам куда больше, чем послушное следование заветам Вашингтона, но выбор фрау канцлерин сделала.

У фрау Меркель во внутригерманской повестке осталось несколько проблем:

  1. Немецкий капитал, который в ходе эпохи межвременья сдружился на финансовой почве с Россией.
  2. Дружественное к России население, которое пока не желает верить в навешенные на русских смертные грехи.
  3. Конкуренты из левых партий, набирающих популярность.

Впрочем, все проблемы вполне решаемы с помощью пропагандистов и политтехнологов. Ребус с капиталом выглядит несколько сложнее. Разрыв кооперационных связей с Россией ему нужно чем-то компенсировать. Проще говоря, если Берлин не разрешает делать деньги с русскими, компаниям из Рейнской провинции нужно предоставить возможность кого-либо ограбить.

Das Deutsche Reich

Европейский союз — это не только американский проект, которому была придана в т.ч. внешнеполитическая субъектность, так как Госсекретарь не знал, кому звонить в Европе для беседы по вопросам внешней политики, — но и немецкое детище. В первую очередь, немецкого капитала. Это попытка вернуть Германии субъектность, восстановить Рейх, однако пока же получается нечто под американским протекторатом, от которого, по всей видимости, планируют со временем избавиться немецкие элиты.

Расширение ЕС на Юг и Восток Европы сопровождалось демонтажом промышленности включаемых в союз стран, теперь же, когда рынок насыщен немецкими промышленными товарами, а дружить с Россией более возможности нет, приходится идти дальше, грабя своих соседей.

Получение новых рынков ассоциированных постсоветских республик не компенсирует разрыв от кооперации с Россией. Пока Берлин смог отворить только крохотную Молдову, да и то её рынок нищий. Стремительно разрушающаяся Украина также теряет свою популярность.

Стало быть, расширяться нужно за счёт стран ЕС и тех в Европе, кто противится политике Брюсселя и Берлина.

Бунт на европейском корабле

Политика битья горшков с Россией объективно не может понравиться тем, кто реализует с ней часть проектов. Бунт на корабле привычно подняли чехи, венгры и сербы, а ещё ранее болгары. Именно их будет гасить немецкая буржуазия, получившая ярлык на княжение от США.

Америке выгодна зачистка Европы от пророссийского подполья в политическом аспекте — проект Евросоюза, состоящего в вассальной зависимости от Вашингтона, должен быть абсолютно управляем как антироссийское орудие.

И тут вассальный Четвёртый Рейх входит в прямое противоречие с интересами России, которая проводит свою политику.

Во-первых, Россия прекратила отступать и принялась восстанавливать утраченные позиции в Чехии, Венгрии, Сербии и Болгарии.

Во-вторых, через территорию данных стран будут идти трубы «Южного потока», проекта по приручению Евросоюза. Угрозу ЕС немцы планируют купировать просто и изящно: создать Энергетический союз и запретить национальным правительствам вести переговоры о снабжении их стран энергоносителями. Планируется, что это будет прерогатива ЕС, который будет принимать решение о целесообразности прокладки трубопроводов, а газовые контракты, вероятно, вскоре будут заключаться между ЕС и Москвой.

Однако главы республик оказались строптивыми и решили игнорировать мнение Брюсселя и Берлина.

Венгерский премьер Виктор Орбан как минимум с 2012-го года стал костью в европейском горле. Вначале Орбан, партии «Фидес» и «Йоббик» стали гнуть линию на подчинение венгерского ЦБ правительству, переписывание конституции, в которую (о, ужас) вписали норму о том, что брак — союз исключительно мужчины и женщины, затем принялись водить с Россией атомные шашни, строя АЭС «Пакш» и вот, в итоге, упрямо тянут ветку «Южного потока». Да и сам Орбан крайне откровенен и нещадно критикует ЕС с его мультикультурализмом.

Болгары оказались самым слабым звеном и метались между желанием построить «Южный поток» и не нарваться на проблемы от США и ЕС.

Чехи также не прочь дать отмашку на строительство «Южного потока», да и туристы из России оставляли в казне и карманах солидные барыши. Потому упавший на 40% турпоток несколько освежил помутнившийся взгляд чешского политического класса. И вновь проблемы у ЕС с президентом — Милошем Земаном, — позволившим себе перечить Берлину и матерно отзываться о героях просвещённой Европы.

Сербы и вовсе края потеряли, отказавшись вводить санкции против России. И, пригласив Путина на воинский парад, получили от Берлина чёрную метку.

«Речь идёт не только об Украине. Речь идёт о Грузии, о Молдове, если так пойдёт дальше, то речь может пойти о Сербии, о государствах западных Балкан», — цитирует Меркель Frankfurter Allgemeine Zeitung. Это и есть признание того, что интересы России вошли в противоречие с интересами Германии, а потому Россию и её партнёров попытаются раздавить паровым катком «демократии».

Управляемый бунт

Валить антинародные по версии ЕС режимы в Венгрии, Сербии, Чехии и иных странах-бунтарях будут с помощью проверенных технологий. Речь идёт о майданах — управляемых бунтах.

В Венгрии поводом для начала майдана стала глупая инициатива правительства о необходимости введения налога на интернет. Под неё в Facebook была оперативно создана группа, посредством которой субпассионарная либеральная общественность отмобилизовывалась на митинги. Теперь венгерские либералы, у которых прочны позиции в столице, упрямо водят хороводы и требуют голов венгерских чиновников, которых США любезно обвинили в казнокрадстве.

В Чехии поводом для недовольства стали предельно откровенные высказывания президента — Милоша Земана, — решившего сочувствовать России и поддержать отсидку Ходорковского. И на митинге, посвящённом 25-летию Бархатной революции 1989 года, в Земана полетели яйца и овощи. По иронии судьбы досталось и президенту Германии, Йоахиму Гауку. Символом протестов стали не жёлтые зонтики, как в Гонконге, а красные карточки, которых, внезапно, вдоволь оказалось в руках протестующих.

В Сербии до протестов дело пока не дошло, а сербские патриотические силы создали внепарламентское объединение, ратующее за дружбу с Россией. Впрочем, учитывая гнилость сербского политического класса, вероятность того, что он сможет долго и эффективно сопротивляться Германии, крайне невысока.

В Румынии германцы и вовсе назначили президентом своего наместника, неоднократно награждённого немецкими орденами и медалями Клауса Йоханнеса. Задача у него одна — удержание Румынии в фарватере политики Вашингтона и ускоренное поглощение евроассоциировавшейся Молдавии.

Сильно не подлатаешься

Как чешская, так и венгерская экономики уже давно срослись с немецким и международным капиталом, потому механическое закрытие их производств всё равно ударит по Берлину как одному из собственников предприятий. Следовательно, увеличить степень проникновения германского капитала возможно только путём перераспределения долей собственности. Проще говоря, речь идёт о создании посредством введения санкций таких условий, при которых России будет невыгодно продолжать сотрудничество с Прагой и Будапештом, и она будет вынуждена продать доли в чешских предприятиях, которые затем задёшево смогут купить немцы. Впрочем, что потом делать с ними — неизвестно, так как от перераспределения долей собственности рынок больше не становится.

А вот с Венгрией интереснее. Руководство республики предпринимает меры по защите экономики и пытается выдавить с рынка иностранный капитал. Потому смена властей позволит прекратить атаки команды Орбана на европейский капитал и даст ему возможность отыграть утраченные позиции. Кроме того, можно ударить по сельскому хозяйству и увеличить рынок сбыта для немецких фермеров.

В целом рынок ЕС предельно насыщен и даже закрытие производств в Восточной Европе всё равно ударит по Германии как владелице многих предприятий. Единственные солидные площадки для экспансии немецкого капитала — Россия и Китай.

Разрыв связей Чехии и Венгрии с Россией и Китаем выгоден в первую очередь Вашингтону в аспекте планируемого заключения договора о создании трансатлантической ЗСТ. Из Чехии удастся выдавить китайский капитал, расчистив площадку для американских компаний, а в Венгрии — сорвать политику «открытия на Восток».

Полагаю, что экономики стран Восточной Европы пострадают от разграбления дважды: вначале от Берлина, а затем уже от Вашингтона, который ограбит весь Евросоюз.

Что дальше?

Очевидно, что любые послабления венгров и чехов протестующим будут восприняты как проявление слабости, и игра с нулевой суммой будет повторяться каждый день то тех пор, пока Орбан и Земан не покинут свои посты, а сербы не станут послушными.

Пока ситуация находится в начальном этапе своего развития и её ещё можно купировать, прикрыв НКО, которые исполняют германо-американский заказ по смене власти. Однако пойдут ли на подобные шаги правительства стран-бунтарей — неизвестно. Скорее всего, нет. Следовательно, они будут смещены, их места займут лояльные к Берлину, Брюсселю и Вашингтону чиновники, а организаторам бунтов будут компенсированы их затраты. Республики просто отдадут на разграбление солдатам немецкого капитала в униформе от Brioni.

Единственный способ помочь партнёрам-бунтарям — демонстрировать свою силу:

  1. Максимально быстро и эффективно решить украинский вопрос.
  2. Начать основательную пропагандистскую работу с европейскими массами.
  3. Добиться реализации «Южного потока» и предложить дружественным странам выгодные проекты с Россией.

Есть ещё вариант — задобрить германский капитал, предложив ему льготные и чрезвычайно льготные условия по переводу производства в Россию, заодно можно будет привлечь ценные немецкие кадры, организовав программу по их переселению в РФ.

Однако есть вероятность, что данные шаги не помогут, так как немецким промышленникам уже предложили альтернативу.

***

Итак, германская буржуазия сделала свой выбор, а транснациональный капитал вновь совершил, казалось бы, невозможное — стравил русских и немцев. Учитывая прошедшую не так давно проверку немецкой армии и согласие Берлина на размещение своего контингента в Афганистане, ожидать от немцев в среднесрочной перспективе можно только одного: неприятностей.

Германский милитаризм победил. «Драг нах Остен» вскоре станет для Берлина официальной идеологией, а потому России неизбежно придётся отвечать.

Впрочем, немцам их активность неизбежно вылезет боком. Согласие на заключение соглашения о создании трансатлантической зоны свободной торговли в точности повторит ситуацию эпохи Нового времени, когда европейская промышленность погибала, не выдерживая конкуренции с дешёвыми английскими товарами.