Уважаемые читатели!

В далёком 2012-м, после того, как России провели столичную бархатную революцию по всем правилам, а она не послушалась, – некоторые объявили, что впереди большое противостояние.  Хотим мы его или нет. Как внутри страны, так и снаружи – ибо такова логика борьбы за суверенитет в однополярном мире.

В связи с этим возник (и долго был в моде) вопрос, какую глобальную идею предложит миру Россия, соскочив с отведённой ей полочки Pax Americana. Какой способ описания мира, какие устремления и мечты для масс, какой новый жизненный уклад понесёт она землянам.

Неделю назад Россия впервые за четверть века атаковала противника за пределами своей исторической территории.  То есть выход России на мировой рынок силы состоялся явочным порядком.

Если вам интересно, с какой идеей мы идём во внешний мир сегодня – давайте об этом поговорим.

Если коротко, то эта идея не про то, чтобы предложить людям Земли новый жизненный уклад. Наоборот – это идея категорического отказа от вмешательства в уклад отдельных государств.

Собственно, Россия поступала так уже давно. Даже разгромив за пару дней армию М.Н. Саакашвили в 2008 – она не стала сбрасывать с грузинского трона нынешнего одесского губернатора. Даже возвратив себе Крым и устроив киевской хунте Иловайск год назад – Россия не стала развивать «марш на Киев» (собственно, и само возвращение Крыма было устроено строго в отсутствие какой-либо легитимной киевской власти с соблюдением всех формальных процедур).

Но сейчас это поведение России – не просто практика. Это ещё оформленная лично президентом страны позиция: «кардинально решить проблему можно только воссозданием государственности там, где она была уничтожена» (из речи в ООН).

В Сирии сейчас демонстрируется другой вариант той же концепции – поддержка существующего государства против агентов хаоса.

Для единственного (до конца сентября) глобального игрока на рынке силы это, безусловно, удар ниже пояса. США, четверть века вместе со своей «крышей» навязывавшие странам-клиентам своё внутреннее управление и своё эксклюзивное право на смену местных элит, – столкнулись с альтернативным предложением, от которого им нервно.

Но мы о другом.

Является ли нынешняя «русская идея, экспортный вариант» — неким глобальным лозунгом, по которому мир может строить будущее?

Нет, не является. Эта русская идея, безусловно, призвана обеспечить ближайшее будущее самой России и её нынешним и будущим странам-клиентам, но по сути она – всего лишь способ смягчения военными средствами политэкономических проблем, порождённых противоречиями текущего мироустройства. Она не ломает миропорядок: многочисленные «альтернативы айфону» могут урезать его долю на рынке, всё равно остаются частью рынка смартфонов.

Является ли нынешняя «русская идея» программой, по которой можно строить стратегическое будущее самой нашей Родины?

Нет, тем более нет.

Говоря откровенно, на сегодняшнюю Россию (и на Россию ближайшего будущего) установлена операционная система, по функциям во многом аналогичная операционной системе экс-монополиста.

У нас есть свои государствообразующие гиганты – в которых грань между «частным» и «государственным» так же призрачна, как в США. У нас есть своя политэкономическая элита. Этой элите доковывается смена в виде второго поколения – 20-летних студентов, которым государственные банки выдают кредит в 200 000 000 000 руб. на покупку золотодобывающих компаний.

У нас, конечно, на порядок меньше развитых бизнес-отраслей, чем у Америки – но текущая международная практика показывает, что сегодня это менее важно, чем наличие эффективной армии и «оборонки». Известная пушкинская формула «всё куплю, сказало злато; всё возьму, сказал булат» – актуальна не всегда, но периодами (обычно — когда злато не справляется). И сейчас, безусловно, такой период. Просто потому, что путей выхода из глобального кризиса с помощью «злата» вот уже восемь лет никто найти не может. А значит, противоречия будут решаться булатом. Для России этот наступивший кризис и «эпоха булата» – такое же «окно возможностей», как конец 90-х для силовиков, внезапно из обслуживающего персонала семибанкирщины превратившихся в хозяев положения.  

Но в остальном – мы похожи на «геополитического оппонента». То же сословное общество, те же демографические процессы, та же углубляющаяся пропасть между «золотым процентом» и остальными 99.

А теперь – главное.

Практически наше вторжение в мировой передел, не затрагивающее мирового жизненного уклада, означает, что на ближайшие несколько лет у нас (как, впрочем, и в остальном мире) не предусмотрен такой элемент общественной жизни, как мечта о Светлом Будущем.

Этот элемент, отметим, придавал смысл существованию нашей страны большую часть XX столетия, а последнюю четверть века был «народной верой». Подогреваемой то возвращением мелодии старого гимна (пусть и с новыми словами), то посадкой олигархов, то робкой установкой тут и там памятников предсовмина СССР И.В. Сталину, сегодня окончательно перешедшему в ранг людей-символов.

Этот элемент в сложившихся обстоятельствах – будет отсутствовать.

Это не значит, что всё плохо и впереди один мрак. Военно-сословная держава, первой вступившая в кризисный передел мирового влияния, имеет массу преимуществ и шансов «успешно поучаствовать». Сегодняшняя Россия не отягощена иллюзией сохраняющегося глобального величия (наоборот – позади осознаваемые всеми 25 лет унижения). Она не волочит на себе груз социальных паразитов, сравнимый с европейским (к нам таджики не за пособиями едут), или груз «диктатуры множества меньшинств», как США. В военно-сословной державе безусловно будут активно пропагандироваться и воспитываться такие качества, как любовь к Родине, верность, мужество и всякого рода чемпионство (кстати, вчера президент РФ официально вернул нормы ГТО. Что, напомним для юных читателей, расшифровывается как «Готов к труду и обороне» и к фитнесу имеет нулевое идейное отношение). И так далее.

И только национальной мечты – то есть облика будущего, которое бы охватило большую часть граждан суперпроектами развития, заставило бы их развиваться самих и проявлять свои лучшие качества – такой мечты на сегодняшнюю и завтрашнюю Россию не установлено. Ничего, хотя бы предположительно ведущего к Великому Кольцу Ефремова, Миру Полдня юных Стругацких и добрым гигантам Снегова (как, впрочем, и в нынешних США нет ничего, что вело бы к коммунистическому мироустройству «Стар Трека»). Даже на уровне деклараций.

К слову, попытки переустановить на сегодняшнюю Россию разного рода копии советской мечты о светлом будущем – есть и будут очевидно безуспешны. Их попросту не на что и некому устанавливать – большая часть ныне живущих граждан РФ либо взрослели в 1990-е, либо родились уже после СССР. И, следовательно – не в состоянии воспроизвести матрицу, которой не знают. Пропагандисты же «римейков советского светлого будущего» не только малочисленны, но и зачастую крайне инфантильны, то есть выступают обычно не организаторами и проповедниками нового мира, а обиженными упрекателями сограждан в предательстве старого.

Разумеется, можно задаться вопросом, нужна ли общая мечта о светлом будущем вообще (существует достаточно желтоглазых современников, у которых при самом упоминании этой формулы непроизвольно выделяется «гулаг-расстрелы-пломбированныйвагон-антихристы»).

Но штука вся в том, что придумывать её всё равно придётся. Общество ищет смысл своего существования так же, как и отдельный человек – и в отсутствие внятного вектора развития так же самоликвидируется (чисто демографическим путём, например).

Возможно, придумывать общую мечту придётся уже после нынешнего раунда мирового передела – раз уж не получилось вместо. Но эта работа всё равно неизбежна.