Часть 1. Электроэнергетика

Хронология событий

Март 2013 г. — «Газпром» продал Каунасскую ТЭЦ.

Март 2013 г. — «Газпром» отозвал свой иск из арбитражного суда (по поводу Каунасской ТЭЦ) при Международной торговой палате в Париже.

Апрель 2013 г. — «Беларуськалий» купил 30% Терминала насыпных грузов (Клайпеда).

Октябрь 2013 г. — Chevron отказался от участия в проекте поиска и добычи сланцевого газа на территории Литвы.

Апрель 2014 г. — Orlen Lietuva (Мажейкяйский НПЗ) объявила о планах сокращения персонала.

Май 2014 г. — Achema остановила часть технологических линий по производству удобрений из газа.

Июнь 2014 г. — начаты переговоры Achema и «Газпрома» по скидке на контрактную цену газа.

Мажейкяйский НПЗ: продадут ли его за доллар, когда вложили 4 млрд?

Мажейкяйский НПЗ был частью нефтегазового комплекса СССР. На нём перерабатывалась сибирская нефть, транспортируемая по нефтепроводу «Дружба». В конце 90-х годов НПЗ был приватизирован. Затем его контрольный пакет акций достался «Юкосу». В 2006 г. польский концерн PKN Orlen выкупил акции НПЗ у «Юкоса» и правительства Литвы (90% за 2344 млн долларов). «Эта сделка — как способ уменьшить энергетическую зависимость региона от России — получила поддержку правительств и Литвы и Польши». В 2009 г. PKN Orlen выкупил у правительства Литвы оставшиеся 10% акций (за 285 млн долларов). На базе НПЗ была создана компания Orlen Lietuva. Кроме него она владеет Бутингским терминалом (побережье Балтийского моря) и Биржайским нефтепроводом. Мощность НПЗ — 12 млн т сырья в год. Объём переработки нефти в последние годы — 8–9 млн т. Пропускная способность терминала — 10 млн т в год. Вклад компании Orlen Lietuva в ВВП Литвы достигает 2%. Она является крупнейшим налогоплательщиком. Обеспечивает 80% потребностей Литвы в нефтепродуктах. Их экспорт осуществляется в Латвию, Эстонию, Польшу, Белоруссию, Украину и Западную Европу.

Российские компании (в частности «Лукойл и ТНК-ВР) в 2006 г. проявили интерес к покупке Мажейкяйского НПЗ. Но не прошли по параметру «энергетическая зависимость от России». Понятно, что после этого Orlen Lietuva стала рассматриваться как конкурент российским компаниям. Поставка нефти на НПЗ по нефтепроводу «Дружба» была прекращена. Новые владельцы НПЗ начали перевозить её танкерами из Ирака, Колумбии, Норвегии, Венесуэлы и Анголы на Бутингский терминал. Затем нефть транспортируется по Биржайскому нефтепроводу на НПЗ. Такая неоптимальная логистика резко снизила рентабельность Orlen Lietuva. В 2009 г. Orlen Lietuva по результатам своей деятельности получила убытки. В 2010 г. PKN Orlen начал изучать перспективы её продажи. Возможными покупателями являлись российские «Роснефть», «Лукойл», ТНК-BP и «Сургутнефть». Но параметр «энергетическая зависимость от России» никто не отменил. Кроме того, продажа Orlen Lietuva без финансовых потерь для PKN Orlen была уже невозможна. На покупку литовского НПЗ и инвестиции в него она потратила около 4 млрд долларов.

В 2011–2012 гг. конъюнктура для Orlen Lietuva несколько улучшилась. В 2012 г. она получила 80 млн долларов чистой прибыли. Но в 2013 г. чистый убыток компании составил 94 млн долларов. А в I квартале этого года — 42 млн долларов. Это произошло на фоне снижения объёмов переработки нефти. Через Бутингский терминал в январе-марте на НПЗ поступило 1,5 млн т нефти, что на 37% меньше, чем за тот же период 2013 г. А через терминал Klaipedos nafta экспорт нефтепродуктов Orlen Lietuva в I квартале текущего года составил 697 тыс. т, что на 49,5% меньше, чем в I квартале 2013 г. В этих условиях руководство Orlen Lietuva в апреле объявило о планах сокращения персонала (на заводе занято около 1400 сотрудников). Профсоюз её работников расторг коллективный договор и готовится к забастовке.

Против Orlen Lietuva работают пять объективных факторов.

1. Снижение в последнее время в Европе маржи в нефтепереработке, что ведёт к повышению конкуренции за рынки сбыта нефтепродуктов.

2. Возрастание конкуренции на региональном рынке. Два белорусских НПЗ поставляют в соседние страны недорогие и высококачественные нефтепродукты. А у «Лукойла» АЗС в Литве в семь раз больше, чем у Orlen Lietuva.

3. Потеря Orlen Lietuva североамериканского рынка после того, как в США началась добыча сланцевой нефти.

4. Ухудшение условий поставок нефтепродуктов на Украину «при неопределённости того, когда за них будет заплачено и будет ли заплачено вообще».

5. Плохая логистика Orlen Lietuva.

Для специалистов ситуация с Orlen Lietuva ясна и понятна. Единственно возможное решение проблемы (при учёте политической ситуации) обнародовал бывший вице-президент PKN Orlen Януш Вишневский: «Речи быть не может о том, чтобы предложить Мажейкяйский НПЗ россиянам, — что, кстати, было бы единственным разумным выходом в плане логистики. … У PKN Orlen остаётся один-единственный шанс — продать Мажейкяйский НПЗ правительству Литвы, причём за любую, даже символическую цену». Это так. Поляков гораздо в большей мере устраивает ликвидация Orlen Lietuva, чем её переход в собственность российских компаний. Восстановление подачи на Мажейкяйский НПЗ российской нефти по нефтепроводу «Дружба» позволит ему успешно конкурировать в регионе с НПЗ PKN Orlen, расположенными на территории Польши.

Но в ситуации с Orlen Lietuva есть и «другой слой». В 2008 г. государственная железнодорожная компания Lietuvos geležinkeliai демонтировала 18-километровый отрезок путей, ведущих из Мажейкяя в Латвию, что резко ухудшило логистику Orlen Lietuva. Кроме того, тарифы на перевозку нефтепродуктов белорусских НПЗ на 30% ниже, чем для Orlen Lietuva. Orlen Lietuva в течение нескольких лет убеждала правительство Литвы в целесообразности строительства трубопровода для светлых нефтепродуктов с Мажейкяйского НПЗ до терминала Klaipedos nafta. Планировала выделить на него 110 млн долларов. Трубопровод улучшит логистику Orlen Lietuva. Понятно, что «улучшит» за счёт снижения объёмов перевозки нефтепродуктов по железной дороге Lietuvos geležinkeliai и, следовательно, её прибыли. Тем не менее правительство в 2014 г. поддержало проект строительства трубопровода. Заключение Януша Вишневского по этому поводу однозначно: «Уже поздно». Получается, что правительство Литвы, заботясь о благосостоянии своей компании Lietuvos geležinkeliai, приближало и продолжает приближать момент покупки им НПЗ у поляков за 1 доллар.

Klaipedos nafta: транзитные потоки уменьшаются

Снижение Orlen Lietuva производства нефтепродуктов негативно влияет на большое число обслуживающих его предприятий. Это относится и к Klaipedos nafta (правительство Литвы владеет 70,63% её акций), через которую осуществляется их экспорт. Klaipedos nafta имеет в Клайпедском порту два терминала для перевалки нефтепродуктов. Кроме того, у Achema Group есть грузовой терминал, через который можно переваливать светлые нефтепродукты. В 2012 г. Klaipedos nafta перегрузила 6741 тыс. т нефтепродуктов. В 2013 г. — 5831 тыс. т (снижение 15,6%). За январь-май 2014 г. — 2090 тыс. т (снижение 33%). Снижение перевалки нефтепродуктов обусловлено не только проблемами на Мажейкяйском НПЗ. Klaipedos nafta осуществляет перевалку продукции из России и Белоруссии. В I квартале текущего года объём этих транзитных грузов снизился на 43,7%. Российские компании всё в большей мере переориентируются на развивающиеся российские же порты. А Белоруссия стремится купить часть одного из терминалов Klaipedos nafta. Тем более что в апреле 2013 г. «Беларуськалий» купил за 30 млн долларов 30% акций клайпедского Терминала насыпных грузов. Естественно, что в этих условиях «Klaipedos nafta открыта для всех вариантов сотрудничества»

Литовский сланец: Chevron вовремя одумался

Технически извлекаемые ресурсы сланцевого газа в Литве по оценке американского энергетического агентства EIA (2013 г.) составляют 10 млрд куб. м. В Калининградской области — 50 млрд куб. м. Три года назад ресурсы газа в Литве оценивались в 120 млрд куб. м. Это, конечно, виртуальные цифры. На территории Польши, Калининградской области и Литвы развито газосланцевое поле. Вопрос о его площади и продуктивности в Литве можно будет решить только по результатам поисково-разведочных работ.

В июне 2012 г. в Литве был объявлен конкурс на разведку и добычу сланцевого газа (два участка общей площадью 2081 кв. км). Победил единственный его участник — американская Chevron. Об этом было объявлено в сентябре 2013 г. Однако уже в октябре компания отказалась от участия в этом проекте. Это связано с тем, что в период с момента объявления конкурса в Литве произошли многочисленные изменения законодательства. Обсуждалось и предложение по введению 40%-го налога (самого большого в мире) при добыче сланцевого газа.

Правительство Литвы работает в направлении привлечения потенциальных инвесторов в поиск и добычу сланцевого газа, оптимизирует правовую базу. Но сроки проведения нового конкурса пока не определены.

Каунасская ТЭЦ: «Газпром» ушёл, но с прибылью

Каунасская ТЭЦ построена в период СССР по типовому проекту. В 2003 г. Консорциум в составе «Газпрома», российско-литовского СП Dujotekana (контрольный пакет принадлежит «Газпрому») и американской Clement Power Venture купил у правительства Литвы 100% её акций. Доли — 51%, 24% и 25% соответственно. Цена — 36,5 млн долларов. Обязательство — инвестиции в течение 5 лет в модернизацию ТЭЦ 125,5 млн долларов. ТЭЦ обеспечивает 95% тепла Каунасу, второму по размерам городу Литвы. Газ на неё «Газпром» поставляет по отдельному контракту (в 2012 г. — 0,22 млрд куб. м).

В 2010 г. начались «трения» между «Газпромом» и правительством Литвы. «Газпром» обвинял правительство в установлении более низкой цены на тепло, чем это предусмотрено договором, и требовал компенсации в размере 140 млн евро. Правительство обвиняло «Газпром» в несоблюдении им пункта договора об объёмах инвестиций. За это на «Газпром» наложен штраф в размере 1,6 млн евро. В конце 2011 г. «Газпром» принял решение продать Каунасскую ТЭЦ. К этому времени он владел 99,5% её акций. В марте 2013 г. ТЭЦ была продана каунасской теплоэнергетической компании Kauno energija. В марте же «Газпром» отозвал свой иск из арбитражного суда при Международной торговой палате в Париже, поскольку продал Каунасскую ТЭЦ по цене, которая позволила обеспечить возврат инвестиций и получение разумной прибыли.

Производитель удобрений Achema: или российский газ, или закрытие

Achema родом из СССР. Ведущий производитель азотных удобрений, карбамида, нитрата аммония и других химикатов в Литве и странах Балтии. На предприятии работает около 1400 сотрудников. Годовой объём производства продукции — около 2 млн т. Её большая часть поставляется в страны Евросоюза: Франция (17%), Великобритания (14%), Германия (9%), Бельгия (5%), Польша (5%) и др. Achema принадлежит (94,96%) холдингу Achema Group. После смерти его создателя, литовского политика и предпринимателя Брониславаса Лубиса, контрольный пакет акций холдинга перешёл (2012 г.) к его вдове Лидии Лубене.

Удобрения на Achema производятся из газа, на поставку которого она имеет прямой контракт с «Газпромом», действующий до 2016 г. В 2012 г. было поставлено около 1,45 млрд куб. м газа, в 2013 г. — 1,1 млрд куб. м.

Проблемы Achema начались в 2013 г. Чистая прибыль за этот год составила 2,1 млн долларов, что в 12 раз меньше, чем в 2012 г. В IV квартале газа было закуплено на 48,6% меньше, чем в соответствующий период 2012 г. Это связано, прежде всего, с неблагоприятными тенденциями на мировом рынке минеральных удобрений. По мнению руководства концерна, они сохранятся в течение 2-х лет. В этих условиях решающим конкурентным фактором в производстве удобрений является цена на газ, которой формируется 80% себестоимости удобрений Achema.

В мае этого года Achema остановила часть производства — один из двух аммиачных цехов, и наполовину сократила производство карбамида. Оно «будет возобновлено после того, как повысятся цены на удобрения или подешевеет газ». Цена на газ, который производитель удобрений покупает у «Газпрома», составляет 470 долларов за 1000 куб. м. У немецких конкурентов — 330–360 долларов. По состоянию на июнь переговоры Achema и «Газпрома» по скидке на цену газа ведутся. Но у Литвы не имеется реальных рычагов давления на него. Газ с литовского регазификационного СПГ-терминала, который появится в конце 2014 г., вряд ли будет дешевле российского. Кроме того, все долгосрочные контракты «Газпрома» содержат пункт «take or pay».

С Achema всё ясно и понятно. У компании не имеется ни малейших шансов «выжить» вне рамок интеграции с российским бизнесом. Формы интеграции могут быть разными — от её продажи российским химическим холдингам до внедрения толлинговых схем выработки удобрений из давальческого газа с их последующей поставкой на российский и белорусский рынки. Какой вариант выберут литовцы — не наше дело. Похоже, что их устроит только вариант «ни малейших шансов «выжить».