Сегодня Владимир Путин отдал приказ начать вывод основной группировки российских войск из Сирии. Причём немедленно – со вторника:

«…Эффективная работа наших военных создала условия для начала мирного процесса. Считаю, что задачи, поставленные перед Министерством обороны и российскими Вооружёнными Силами в Сирийской Арабской Республике, в целом выполнены.

…Считаю, что задача, поставленная перед Министерством обороны и Вооружёнными Силами в целом выполнена, поэтому приказываю Министру обороны с завтрашнего дня начать вывод основной части нашей воинской группировки из Сирийской Арабской Республики. И прошу Министерство иностранных дел интенсифицировать участие Российской Федерации в организации мирного процесса по решению сирийской проблемы».

Это произошло по итогам встречи президента с министрами обороны и иностранных дел. Сергей Шойгу доложил Верховному Главнокомандующему о военных итогах сирийской операции, начатой 20 сентября прошлого года. А Сергей Лавров, соответственно, о том, каким благотворным образом эта операция сказалась на диалогах по политическому урегулированию конфликта – как внутрисирийском, так и международном, с участием наших «западных партнёров»: «Мы последовательно выступали за налаживание межсирийского диалога... Наталкивались наши предложения на отсутствие желания всех наших партнёров заниматься этим вопросом. Но с момента начала действий наших воздушно-космических сил ситуация стала меняться».

В сухом остатке:

- силы боевиков в Сирии подорваны, боевые действия прекращены;

- регулярная сирийская армия при поддержке с воздуха, напротив, с силами собралась и сегодня более-менее контролирует ситуацию на ключевых позициях, радикально переломив ход «мятеж-войны» (хотя решительная победа не достигнута, конечно);

- ТОЗР ИГ по-прежнему есть и сильно портит оптимизм, но уже в гордом одиночестве, с сильно потрёпанными маршрутами снабжения и доходов;

- для пущего миролюбия сторон российские силы выходят из Сирии не полностью – там остаются и военная техника, и советники и «пункты базирования» в Тартусе (ВМФ) и Хмеймиме (ВКС).

***

Что это означает?

А вот что тов. Путин сказал – то и означает.

Россия посредством стремительной военной операции решила те задачи, которые ставила перед собой в сентябре 2015 года:

- мощь ТОЗР ИГ подорвана, его агрессия сильно приторможена;

- «умеренные» сирийские «оппозиционеры», равно как и «неумеренные» приведены к общему знаменателю и принуждены к политическому урегулированию своих отношений с законным правительством Асада (к чему, собственно, сегодня же в Женеве и приступили);

- Сирия не сорвалась в штопор хаоса;

- таким образом, разворачивание Большой мировой войны заморожено на «сирийской точке».

Ну, и всё. Русский солдат боевую задачу по привычке решил – остановил войну то есть. «Бери шинель – пошли домой».

Теперь пускай политики сами разбираются.

В том числе и с внутрисирийской проблемой. Ведь Россия изначально не подписывалась разруливать за Башара Асада его отношения с политическими конкурентами и даже не навязывала там никому своих представлений об оптимальном государственном устройстве – мы с вами об этом говорили в первые же дни военной операции.

Это, теперь уже можно утверждать, такова современная доктрина России в мировой политике – доктрина политических (вплоть до силовых) гарантий многообразия легитимных суверенитетов. И вот с этой точки зрения сирийская история совсем ещё не закончилась – наоборот, самое интересное в ней только начинается.