Уважаемые читатели! В молодом европейском государстве Литве придумали, как решить проблему утечки местного населения за рубеж. Решение изящное: хватит считать это проблемой. На самом деле – это хорошая тенденция. Главный экономист местного Swedbank (это что-то вроде экономического куратора от «старшего брата» при постоянно меняющихся прибалтийских правительствах) считает, что официально отъехавшие только за прошлый год 1,3% населения (40 000 человек) – это нормально. Ибо – «Появляется много сезонных мигрантов, которые уезжают из Литвы на несколько месяцев, иногда на полгода, работают в Скандинавии на сезонных работах, а потом возвращаются в Литву и занимаются другой деятельностью. Я думаю, это положительный фактор, показывающий мобильность рабочей силы в Литве». Конец цитаты.

Если вам интересно, какое отношение эта концепция имеет к будущим карательным операциям на территории России и Евразийского союза – давайте об этом поговорим.

Для начала: какое мировоззрение прописывают шести миллионам прибалтов старшие товарищи? Если коротко, это мировоззрение «мобильной рабочей силы». То есть человекообразного девайса с минимальной привязкой к месту рождения и удобным для эксплуатации интерфейсом.  

Алгоритм жизни у такого «человекоида» простой. 1) Посмотрел вакансии, поехал куда направят. 2) Отпахал вахтовым методом, живя в вагончике. 3) Проел заработанное. В перерывах – можно даже возвращаться в место рождения и пытаться вести семейную жизнь. То есть жениться, делать ребёнка, обставить квартиру импортной техникой. Но можно и не возвращаться – большая часть отъезжающих так с концами и отчаливает.

Такой образ жизни – особенно если он массовый – эффективно форматирует массовую психику. В том числе – отчуждает личность от всяких устаревших абстракций типа родины и её интересов.

Тут вот в чём вся штука. У нормального человека слово "Родина" формулируется  именно в людях и труде. «Там моя семья, там все мои друзья, там родная школа, там родное предприятие». В мире человекоидов, в той же Прибалтике – это сейчас чистой воды фэнтези. Нет там никаких «всех друзей» и «родных заводов». Я, уважаемые читатели, сам из Риги, окончил там же школу в 1996-м и десять лет работал. Минувшей осенью заехал специально всех повидать. Итог впечатляющий:  друзей обнаружено один человек (повезло, Женька как раз между рейсами на побывку вернулся), одноклассников удалось найти четырёх.  Остальные – кто где, от Америки до Италии. В школе – учат на местном государственном языке. Родное предприятие – газета, где я работал -- как раз на днях загнулась. Было их в Риге пять – осталась одна, да и то чисто спонсорский проект на иностранные деньги. Нет читательской аудитории.

Внимание, вопрос: какая может быть общность у друзей детства, один из которых работает упаковщиком в Ирландии, а другой – строителем в Голландии? Может быть, они у себя на малой родине общее дело будут начинать? Тут встаёт сразу несколько наивных вопросов: на какие деньги (гастарбайтеры на то и гастарбайтеры, чтобы быть бедными), с какими работниками (все же по заграницам), и главное – какое? Высокотехнологичное что-нибудь, что ли? Извините, но уровень образования и индустриализации в «новой Европе» не такой, чтобы там умное производство начинать.

Итого: Родина, отчуждённая от людей, от труда  и от перспектив, не то чтобы исчезает – но перестаёт быть важной. Превращается в ещё одно место на карте – насиженное, слегка ностальгическое, но совершенно не обязательное и в принципе не самое лучшее. Ситуация, когда 15% новорожденных граждан той же Литвы появляется на свет за рубежом – говорит как бы сама за себя.

Соответственно форматируется и самоидентификация. С кем себя будет отождествлять «мобильная рабочая сила»? Да в общем-то – с тем, чем будет заниматься в конкретный момент. В такую мобильную силу можно заинсталлировать мировоззрение любой степени бредовости – и прокатит. Именно в силу того, что мировоззрение для мобильного «человекоида» второстепенно, пиериферийно и конкретно его почти не касается. Так, собственно, в той же Прибалтике и происходит: сидят три полуживые вымирающие народности, управляемые извне, исключённые из мирового индустриального прогресса напрочь, и послушно исповедуют на официальном уровне какие-то фиолетовые «национальные ценности», центральным положением которых является представление об агрессивной имперской России, желающей «уничтожить их государственность».

Они это мировоззрение используют, отметим, не потому, что они такие идиоты и логически мыслить не умеют. Просто работодатели местных элит (состоящих из таких же человекоидов) заинтересованы именно в такой их позиции. А если работодатель хочет и работник не против – то какие проблемы-то?

…И в заключение – о том, как ещё можно использовать такую «мобильную силу». Для начала предлагаю просмотреть уморительно смешной ролик – военный парад в столице Латвии. 

Посмотрели? Похихикали? Надувные катера, какие-то миномёты нелепые, гаубицы, грузовички, автоматчики, ополчение. «Есть ещё три танка, но один отдали эстонцам для выполнения учений». Все вместе прибалтийские армии – это что-то порядка двадцати пяти тысяч человек личного состава плюс тысяч пятьдесят резервистов.

Понятно, что никаких собственно военных задач такие вооружённые силы решать не могут по определению.  Тем не менее – они есть, и в них даже конкурс: всяко работа. (Те «международные миссии» в далёких странах, в которые прибалтов с поляками отправляет вашингтонский обком, кстати, формируются исключительно из добровольцев: в миссиях платят больше. При этом понятно, что никакого персонального отношения ко всем этим иракцам и афганцам у «мобильной силы» из восточноевропейских протекторатов нет. Ничего личного, только работа).

А теперь посмотрим, к какой такой оборонительной работе готовят прибалтийских солдат старшие товарищи. Вот, например. В 2011 году 1700 военнослужащих региона при поддержке американских руководителей отработали в Латвии учения «Сейбер страйк 2011», то есть «Удар сабли 2011». Сценарий: «Силы союзников особенно озабочены активизицией боевиков в округе. В последнее время боевики произвели различные действия, террористические акции, беспокоящие силы союзников и гражданское население. Группы восставших состоят из 10-50 боевиков. Группы боевиков замечены также в Царникавском округе. Возможно, боевики прошли специальные курсы в лагерях обучения террористов, а также имеют боевой опыт. Главная цель союзников – стабилизировать безопасность в регионе и передать национальной армии и полиции свой опыт, чтобы они могли обеспечить безопасность в своей стране. В первой фазе учений выдвинуты четыре главных задания: производить патрулирование в населённом пункте, обеспечивать охрану базы, обыскивать посёлки, а также производить операции конвоирования. Организаторы учений просят местных жителей с пониманием отнестись к действиям вооружённых сил».

В общем, нормальное натаскивание на работу карателей. Ни о каких военных собственно действиях – речи не идёт. А вот зачищать сёла и ПГТ – запросто. Тут и миномёты, и грузовички сгодятся, и мощные надувные лодки.

Может, это случайность? Едем дальше. Вот, например, в 2012 году прошли учения «Удар сабли 2012». На сей раз, как ни странно, опять отрабатывалась никакая не оборонительная миссия: сначала десантирование с воздуха и с кораблей и подавление организованной обороны (этим занимались западные солдаты), а затем – правильно, патрулирование занятого города и стрельба по сопротивляющимся. На этом этапе уже и восточноевропейцев подключили.

…Если кому-то кажется, что это всё не про нас – то перечитайте, пожалуйста, ещё раз обзор того сценария будущего, который написан для нашей Родины центром Карнеги.

Они ведь это всерьёз. При этом, раз сама Россия сама упорно умирать не собирается -- ей упорно будут пытаться помочь.

И тем более не стоит хихикать, если учесть, что всё это у нас уже было -- каких-то 70 лет назад восточноевропейской «мобильной силе» именно роль карателей на советской земле тогдашняя объединённая Европа и отвела.

...Конечно, собственно малым родинам всех этих «мобильных рабочих сил» -- любое столкновение с Россией грозит быстрым и неотвратимым прекращением существования. И любой восточноевропеец, за свою родину всерьёз переживающий – в подобные авантюры в жизни не полезет. И больше того – будет всячески сопротивляться подобному натаскиванию своего народа на роль карателя соседей.

Но если переживание за родину отключить, превратив восточноевропейца в «мобильную силу» -- то вполне сгодится.