50 лет назад в техасском городе Даллас был убит 35-й президент Соединённых Штатов Джон Кеннеди — молодой харизматичный политик, который считался кумиром миллионов, но при этом нажил себе множество влиятельных врагов. Более 80 процентов американцев до сих пор считают, что тайна самого громкого политического преступления XX века не раскрыта и погребена в архивах ЦРУ.

«Государственная фальшивка»

Убийство расследовала комиссия во главе с председателем Верховного суда США Эрлом Уорреном, представившая в итоге 800-страничный доклад. Из этого доклада следовало, что в Кеннеди стрелял бывший морской пехотинец Ли Харви Освальд и все выстрелы якобы были сделаны из окна школьного книгохранилища. «Первая пуля, — сообщалось в докладе, — попала в спину Джона Кеннеди, вышла через шею и ранила в спину и запястье сидевшего перед ним губернатора Техаса Джона Коннали. Вторая пуля попала в голову президенту». У критиков официальной версии, среди которых, например, известный кинорежиссёр Оливер Стоун, возникает множество вопросов. Что это за волшебная пуля, способная так причудливо менять траекторию? Как можно за несколько секунд сделать три выстрела из винтовки, два из которых попали в цель? Проводился даже следственный эксперимент, и профессиональные снайперы этот рекорд повторить не смогли. Можно ли поверить, что установил его человек, которого в армии называли отвратительным стрелком, а сотрудники КГБ, ходившие с ним в Минске на охоту, окрестили «мазилой». Вот что рассказал «Однако» ветеран внешней разведки Николай Леонов, которому за две недели до убийства Кеннеди довелось встречаться с Освальдом, обратившемся в советское посольство в Мексике с просьбой об убежище: «Передо мной предстал очень худой, я бы даже сказал, истощённый человек с бегающими, нервными глазами и болезненно трясущимися руками. Освальд пожаловался, что после возвращения в Соединённые Штаты из СССР, где он работал на автомобильном заводе в Минске, его постоянно преследуют неизвестные лица и организации. Я предложил ему написать заявление в Президиум Верховного совета: он испортил полдюжины листов бумаги, и несмотря на то, что я практически диктовал ему текст письма, он так и не смог завершить его. У него так тряслись руки, что он рвал пером бумагу, и, в конце концов, плюнул на всё, назвал советских дипломатов бюрократами и бездушными людьми, заявил, что не может ждать четыре месяца, необходимые для рассмотрения его документов, и пойдёт в кубинское посольство. Освальд всё время говорил, что за ним следят, и поэтому он был вынужден приобрести револьвер. Он продемонстрировал его мне, открыл барабан и вдруг из него высыпались патроны. Мы с ним вдвоём на четвереньках собирали их, чтобы вновь заложить в барабан. И вот через некоторое время я узнаю, что этот человек убил американского президента. Думаю, он был физически на это неспособен. Чтобы выстрелить из снайперской винтовки на расстояние 200-300 метров, нужно иметь хорошие спортивные данные и железные нервы. Ни того, ни другого у него не было».

Однако, по официальной версии, Освальд сумел сделать это. Также правительственная комиссия проигнорировала показания более 20 свидетелей, утверждавших, что стреляли не только из здания книгохранилища, но и со стороны травяного холма, который возвышается над Элм-стрит. В интервью «Однако» специальный корреспондент Гостелерадио Валентин Зорин рассказал о журналистском расследовании, которое он провёл через два дня после убийства: «Когда я оказался в Далласе вскоре после роковых выстрелов, меня не покидало ощущение, что здесь действует какая-то рука, определяющая ход событий. Я разговаривал с людьми, имевшими непосредственное отношение к произошедшему: с офицерами участка, где застрелили Освальда, с полицейским, показавшим мне водопроводный люк, из которого, по его мнению, был произведён смертельный выстрел. Хорошо, что я поторопился, потому что в течение очень короткого промежутка времени — двух-трёх месяцев — большая часть моих собеседников (более 50 человек) при странных обстоятельствах ушли из жизни. И это, думаю, свидетельствовало о том, что речь идёт о тщательно организованном заговоре, за которым стоят серьёзные влиятельные силы. Что же касается выводов комиссии Уоррена — то это типичная государственная фальшивка».

Цепочка смертей, последовавшая за убийством в Далласе, является, наверное, лучшим опровержением официальной версии. Комиссия Уоррена не ответила, да и не могла ответить на целый ряд волновавших американское общество вопросов. По какой причине, например, владелец ночного клуба Джек Руби застрелил главного подозреваемого в убийстве Кеннеди на пороге полицейского участка ещё до того как Освальд начал давать показания? Можно ли считать совпадением, что сам Руби внезапно умер в больнице накануне судебного заседания? А журналистка, взявшая у него интервью, погибла от передозировки наркотиков, хотя до этого никогда их не употребляла? Не удивительно ли, что полицейский, побывавший в квартире у Освальда сразу после убийства, погиб от самопроизвольного выстрела? А хирург, который производил вскрытие тела президента, якобы совершил самоубийство, причём, будучи левшой, сжимал пистолет правой рукой? «Думаю, такая же цепочка смертей последовала и среди подлинных убийц Кеннеди, — утверждает Леонов, — независимые следователи подозревали, например, что роковой выстрел сделал один из пилотов Eastern Airlines, однако вскоре он погиб при невыясненных обстоятельствах».

ЦРУ против президента

По словам экспертов, всё это очень напоминает стиль спецслужб или мафиозных кланов. У мафии, безусловно, были счёты с семьёй Кеннеди: младший брат президента Роберт, занимавший пост министра юстиции, развернул борьбу против влиятельных преступных группировок, а учитывая тот факт, что отец Кеннеди — Джозеф — сам создал себе капитал на продаже алкоголя во времена «сухого закона», в криминальном мире считали, что братья Кеннеди «сдают своих». Однако, по мнению экспертов, в одиночку организовать убийство президента главари мафиозных кланов не смогли бы. И версия о том, что ЦРУ приложило руку к событиям в Далласе, возникла буквально в тот момент, когда президент испустил дух. Уже на следующий день после убийства его брат Роберт примчался к директору Управления Джону Мак-Коуну с единственным вопросом: «это вы устранили Джека?» «В отличие от маньяка-одиночки Ли Харви Освальда, — пишет американский исследователь Джеймс Дуглас, — у ЦРУ были серьёзные мотивы для этого преступления и прекрасные организационные возможности».

Противостояние Кеннеди и ЦРУ началось с провальной операции в Заливе Свиней, когда кубинские барбудос разгромили отряд вооружённых эмигрантов, подготовленных американскими спецслужбами. Руководители ЦРУ провозгласили президента предателем, который, несмотря на свои обещания, отказался обеспечить отряду поддержку с воздуха. Кеннеди обвинил разведчиков в том, что они переоценили антикастровские силы, и бросил в сердцах, что хотел бы «разобрать ЦРУ на тысячу кусочков и развеять их по ветру». Вскоре он отправил в отставку властного и неуправляемого директора организации Аллана Даллеса, который вот уже десятилетие считался воплощением ЦРУ. «Даллес был взбешён тем, что выскочка Кеннеди лишил его любимого детища, и, по словам некоторых свидетелей, грозился отомстить президенту», — отмечает автор книги «Предательство: ЦРУ и убийство ДФК» Роберт Морроу. (В отставку был отправлен и заместитель директора ЦРУ Чарльз Кебелл, брат которого, Эрл Кебелл, кстати сказать, занимал пост мэра Далласа. А ведь сторонники теории заговора утверждают, что городские власти сыграли очень важную роль в организации и сокрытии преступления).

Избавившись от влиятельных руководителей ЦРУ, Кеннеди повёл настоящий крестовый поход против амбициозной организации, возомнившей себя «государством в государстве». Он закрыл тренировочные лагеря, в которых шла подготовка к повторному вторжению в Залив Свиней, с негодованием отверг представленный ЦРУ план «Северный лес», согласно которому в США следовало провести серию терактов, возложив ответственность за них на коммунистическую Кубу. Он обещал провести ряд законопроектов, ограничивающих участие сотрудников ЦРУ в политической жизни, планировал сократить полномочия Управления, передать часть его функций военным и создать комиссию для расследования спецопераций ЦРУ за границей.

Наконец, президент отказывался начать массированное наземное наступление в Индокитае, и это очень раздражало американский военный истеблишмент и спецслужбы. В ночь перед убийством Кеннеди пообещал уволить представителя США во Вьетнаме Генри Лоджа, который отстаивал интересы «ястребов», и отклонил план эскалации конфликта, предложенный его советником по национальной безопасности Макджорджем Банди. «Президент сам подписал себе смертный приговор, — утверждает полковник Флетчер Прути, отвечавший за военную поддержку секретных операций ЦРУ, — ведь он не только призывал вывести из Вьетнама войска, но и свернуть подрывную деятельность спецслужб».

Заговор элит

В 1968 году окружной прокурор Нового Орлеана Джим Гаррисон провёл самостоятельное расследование «преступления века» и пришёл к выводу, что ключевую роль в его организации сыграли «сотрудники ЦРУ и крайне правые милитаристы», которые считали Кеннеди «бесхребетным слабаком». Они были убеждены, что президент совершил роковую ошибку, отказавшись нанести удар по Кубе во время Карибского кризиса (ведь, по словам военного министра Роберта Макнамары, даже в администрации Кеннеди 75 процентов сотрудников отстаивали радикальный сценарий). Их выводили из себя тайные переговоры с Кастро, которые санкционировал президент. Многие ястребы воспринимали в штыки и попытки Кеннеди наладить отношения с Советским Союзом, сравнивая их с «политикой умиротворения». «Линия Кеннеди, которую сегодня мы назвали бы «перезагрузкой российско-американских отношений», — рассказывает Зорин, — не устраивала очень влиятельные круги, в том числе и заточенное на антироссийскую работу Центральное разведывательное управление».

ЦРУ, по словам ряда политологов, было главным вдохновителем заговора, в котором участвовали ключевые представители американского истеблишмента, недовольные как слабостью президента во внешней политике, так и его наступлением на крупные корпорации (Кеннеди попытался ввести ограничения для нефтяных компаний, вёл борьбу против повышения цен на сталь и монопольного контроля за национальной валютой со стороны Федерального резерва). Судя по всему, немалую роль в заговоре сыграла так называемая техасская группа во главе с нефтяным королём Гарольдом Лафайетом Хантом, получившем в Америке прозвище «мистер миллиард». «Не могло быть совпадением то обстоятельство, — уверяет Зорин, — что на столе у Джона Кеннеди лежал готовый законопроект, который лишал нефтяные компании серьёзных льгот, полученных ими ещё в начале XX века. Тем более что, придя в Белый дом, Линдон Джонсон первым делом похоронил этот акт, который мог ударить по карману его покровителей из Техаса».

Джонсон был обязан своей карьерой Гарольду Ханту, который даже рассчитывал выставить его кандидатуру на президентских выборах 1960 года. Но Кеннеди перебежал дорогу техасцам и с большим скрипом согласился сделать Джонсона вице-президентом. В администрации он постоянно задвигал его на задний план, и ходили слухи, что ещё до следующих выборов на место Джонсона будет назначен кто-то из ближайшего окружения Кеннеди. Честолюбивому южанину это явно было не по душе, и, по мнению многих исследователей, он принял непосредственное участие в заговоре. По крайней мере, как рассказывает его любовница, за два дня до убийства Джонсон вышел от Ханта раскрасневшийся и сообщил ей, что «мерзавец Кеннеди скоро уже не сможет издеваться над ним и подвергать публичным унижениям». Многие отмечают, что именно вице-президент назначил руководителя личной охраны Кеннеди, разработал маршрут его кортежа в Далласе и уговаривал своего личного друга — губернатора Техаса Джона Коннали — «не садиться в машину с Джеком». Возможно, помощь Джонсону оказывал и глава ФБР Эдгар Гувер, который с невероятным цинизмом сообщил Роберту Кеннеди о смерти брата, даже не выразив соболезнования. После того как новый президент занял Овальный кабинет, Гувер фактически стал пожизненным руководителем ФБР, что, по словам ряда историков, подтверждало его заслуги перед заговорщиками.

Однако среди критиков официальной версии мало кто решится оспорить тот факт, что сотрудники ЦРУ сыграли ведущую роль в организации убийства. И именно им удалось превратить его расследование в фарс. Неслучайно комиссию Уоррена современники называли комиссией Аллана Даллеса. Бывший шеф Управления сделал всё возможное, чтобы замести следы. «Зачем, спрашивается, в комиссию был включён Даллес? Ведь все же знали, что он был уволен со своего поста по распоряжению Кеннеди, — говорит Николай Леонов. — Смысл его назначения в том, чтобы, если понадобится, выгородить Управление».

Несколько лет назад отставной офицер ЦРУ Эверет Хант поведал на смертном одре, что убийство президента спланировали сотрудники спецслужб, большинство из которых принимали участие в операции в Заливе Свиней и не могли простить Кеннеди своего провала: сам Хант, Корт Мэйр, Дэвид Эттли Филипс, Дэвид Моралес, Уильям Харви. Стрелял якобы Люсьен Сорти — самый дорогой наёмный киллер того времени. Освальд же был нужен для прикрытия. По словам некоторых исследователей, в операции принимал участие и Джордж Буш-старший, который был на тот момент агентом ЦРУ в Техасе, тесно связанным с нефтяными королями. Любопытно, что Джордж Мореншильд, сотрудник ЦРУ, который «пас» Освальда, снимал соседнюю комнату с Бушем. А когда в 70-е годы он попытался поведать правду о трагедии в Далласе, его быстро устранили, несмотря даже на слёзные письма к бывшему соседу.

В конце 70-х в Конгрессе была создана новая комиссия по расследованию убийства Кеннеди. Консультант этой комиссии Роберт Гроден рассказывал потом, что никто так не тормозил работу конгрессменов и не ставил им палки в колёса как ЦРУ, которым руководил тогда Джордж Буш. Комиссия пришла к выводу, что Кеннеди погиб в результате тщательно спланированного заговора. И если это так, надо сказать, что заговорщики добились своих целей. Заняв Овальный кабинет, преемник Кеннеди Линдон Джонсон сохранил льготы для нефтяных компаний и пересмотрел планы по выводу войск из Вьетнама, заявив генералам, что сразу после выборов «начнёт эту чёртову войну».

«Темнокожий Кеннеди»

Многие историки считают, что Кеннеди — не единственный президент США, который пошёл наперекор истеблишменту и поплатился за это своей жизнью. Рассказывают, например, что Франклин Рузвельт умер не своей смертью, а был отравлен накануне выступления в Конгрессе, в котором он планировал говорить о послевоенном альянсе с Советским Союзом. Загадкой до сих пор остаётся и убийство Авраама Линкольна. По официальной версии, его застрелил актёр Джон Бут. Как и в случае с Кеннеди — убийца-одиночка, ни с кем не связанный и не участвовавший ни в каком заговоре. Бута начали преследовать солдаты, которым был дан чёткий приказ: взять преступника живым. Тем не менее, когда войска окружили предполагаемого убийцу в одном из сараев неподалёку от Вашингтона, они открыли ураганный огонь и сделали из Бута изрешечённое чучело. До сих пор непонятно, кто стоял за актёром, который убил президента, отменившего рабство и крайне непопулярного в истеблишменте. Однако тактика — назначить козла отпущения, а затем, не откладывая в долгий ящик, устранить его, судя по всему, была впервые применена ещё в XIX веке.

…В заключение хотелось бы отметить, что Барак Обама, которого ещё в 2008 году окрестили «темнокожим Кеннеди», во многом повторяет судьбу своего кумира. Политтехнологи, работавшие на Обаму во время первой предвыборной кампании, пытались убедить американское общество в том, что аналогия с Кеннеди неслучайна. Оба — выпускники Гарварда, сторонники левых взглядов, готовые провозгласить новую эру в американской политике и реформировать Демократическую партию. Кеннеди — первый католик, избранный президентом США, Обама — первый афроамериканец, претендовавший на этот пост. Среди активных сторонников темнокожего сенатора оказался бывший спичрайтер Кеннеди Теодор Соренсон. «У Кеннеди и Обамы много общего, — заявлял он. — Как и Кеннеди, Обама обладает фантастической улыбкой, улыбкой победителя. Как и Кеннеди, он может завладеть вниманием аудитории, не боится выступать по телевидению, не кричит в микрофон, а спокойно разговаривает с избирателями». В начале 2008 года в газете New York Times появилась статья дочери Джона Кеннеди, Кэролайн, в которой она провозгласила Обаму преемником своего отца. А вскоре его кандидатуру поддержал и глава семейства Кеннеди, младший брат легендарного президента, Эдвард.

Придя к власти, Обама постоянно продолжал ссылаться на опыт Кеннеди. Ближний круг нового президента по аналогии с командой советников Кеннеди окрестили «Камелотом». Как и Кеннеди, он заигрывал с интеллектуальной элитой США и Голливудом. Обамамания, охватившая поначалу Америку, напоминала восторженное отношение простых американцев к 35-му президенту США. При этом ненависть, которую вызывал нынешний хозяин Белого дома у некоторых представителей истеблишмента, вполне можно было сравнить с враждебными чувствами к Кеннеди.

Обама попытался выстроить прагматичную внешнюю политику, во внутренней же бросил вызов так называемым «жирным котам». «Он мнит себя трансформационным лидером, который призван провести кардинальные реформы, — заявил в интервью «Однако» президент американского Центра национальных интересов Дмитрий Саймс. — Он — типичный популист, призывающий к перераспределению доходов. Он горит идеями равенства и социальной справедливости». И неудивительно, что нынешний президент нажил себе множество врагов среди представителей традиционного американского истеблишмента. За шесть лет, что Обама находится у власти, ему не раз уже грозили судьбой Кеннеди, не поладившего с «южными кланами и вашингтонскими ястребами». «Если американцев удалось убедить, что строптивого президента убил маньяк-одиночка Ли Харви Освальд, — отмечал, например, корреспондент The Nation, — то их будет также легко уверить в том, что Обаму устранили радикальные расисты из «Ку-клукс-клана»». Конечно, нынешний хозяин Белого дома, скорее всего, благополучно завершит свой второй срок и войдёт в историю как президент полумер, желающий казаться реформатором, но не дотягивающий до уровня более ярких предшественников (свой Даллас, похоже, ему уже не обрести — никто просто не будет возиться). Однако нельзя не признать, что против Обамы в США сложилась практически та же самая коалиция, что противостояла в своё время Кеннеди: крупные нефтяные магнаты из Техаса, военный истеблишмент и спецслужбы, недовольные «политикой умиротворения».