Результаты референдума по вопросу о т.н. ультиматуме еврогруппы (на деле — МВФ, Еврокомиссии и ЕЦБ) оказались ещё более сокрушительными, чем прогнозировалось. Более 61% проголосовавших греков сказали «нет».

Напомним: т.н. «предложение», сформулированное формально от имени министров финансов Евросоюза, предполагало продолжение программы оздоровления экономики, оздоравливающей экономику Греции уже около семи лет. В результате оздоровления экономика Греции сократилась примерно на треть, безработица составляет 25% (и около 50% среди молодёжи), а долг государства вырос до 340 млрд долларов.

В ходе драматических переговоров между МВФ–ЕК–ЕЦБ с одной стороны и греческим правительством с другой было много скандалов. Вызваны они были главным образом тем, что греческое правительство в этом году — не ручное, привычное глобальным финансовым властям, а народно-популистское, ультралевое, состоящее, с точки зрения финансово-чиновной аристократии западного мира, из «дворняг».

Тем не менее — в какой-то момент в конце июня кредиторы практически продавили премьера Алексиса Ципраса на свои условия. Но взбунтовалась его собственная коалиция СИРИЗА — и Ципрас выставил вопрос о принятии или непринятии ультиматума МВФ на всенародный плебисцит.

Эта высшая форма демократии на родине демократии — Европе категорически не понравилась. Обсуждался даже вопрос о том, чтобы не признать результаты греческого референдума. Затем — что явно выдавало метания европейской бюрократии — начались настойчивые заявления, что греки хоронят своё будущее и шанс на решение проблемы. В последние же дни — уже понимая, что референдум, скорее всего, скажет «нет» — функционеры ЕС начали заявлять о «готовности продолжать переговоры».

Что будет теперь — можно примерно понять по остальным случаям, когда хорошо слежавшиеся за послевоенные десятилетия западные элиты сталкивались с внезапными бунтами своих членов. Вероятнее всего, греческое правительство начнут продавливать заново — принуждая к всё той же МВФовской программе (других рецептов у Запада просто нет) вне зависимости от результатов плебисцита. Разница между новыми и прежними условиями будет чисто филологической — новые ультиматумы будут просто иначе названы.

Касательно предполагаемого «выхода Греции из еврозоны» или «выхода из ЕС» — стоит отметить, что механизмы ни того, ни другого толком не выработаны и не прописаны. В последние месяцы их упоминали чисто в порядке психологического давления.

Тем не менее, в случае если Грецию решат прессовать достаточно жёстко — не подлежит сомнению, что греки встанут перед действительно цивилизационным выбором. А именно — отстаивать свою независимость в полном объёме (со всеми прилагающимися неприятностями, о которых им могут рассказать русские) или всё-таки выбрать путь обычных восточноевропейских неудачников вроде прибалтов. Которые, конечно, расплатились за покорность собственным будущим — но получили возможность вымирать и эмигрировать из своих квази-государств в поисках работы в достаточно плавном ритме.