Главный урок последнего времени заключается в том, что наш мир вновь становится дико подвижен и пластичен. И, соответственно, — вещи, которые ещё недавно казались незыблемыми аксиомами, внезапно начинают, как бы это помягче, подвергаться весьма вдумчивому пересмотру.

Вот, к примеру, не побоюсь этой формулировки, — всеми нами любимая Джен Псаки. Официальный представитель Госдепартамента Соединённых Штатов Америки и просто архетипическая дура.

«Если звёзды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно». И я, хоть и максимально дистанцируюсь от всевозможных «теорий заговоров», тем не менее свято убеждён, что «звезда по имени Псаки» тоже взошла на нашем небосклоне неслучайно.

Тут ведь всё просто. Если отбросить непрерывно наслаивающееся «правозащитное» словоблудие, то англосаксонские представления об идеальном грядущем миропорядке вполне просты и логичны: он должен быть именно англосаксонским, всё остальное — частности. Хорошим, плохим — даже это, в общем, всего лишь «нюансы». И поэтому к ней, к «условной Джен», будь она, как в нашем случае, рыжей дурой, или, вдруг, напротив, стань она умной и красивой брюнеткой, бессмысленно пытаться «достучаться», как это делает, к примеру, прославившийся в этих попытках собкор Ассошиэйтед Пресс Мэтт Ли. Ибо Джен — не человек, Джен — функция, маленький оловянный солдатик принятой много-много лет назад глобальной доктрины, которой следуют все говорящие головы Вашингтона, и внешность или интеллект их — всего лишь вторичные признаки.

Есть англосаксонская картина мира.

И эта «картина», что вполне понятно и логично, — борется за своё, как можно более благополучное, будущее.

А нас с вами в этой «картине дивного нового англосаксонского миропорядка» — вообще как бы не предусматривается. Нас в 1991-м убили. Поэтому и не стоит удивляться тому, что после своей гибели, в девяностые, когда мы так искренне стремились сдать всё и вся и вообще «перейти на сторону противника», — нас даже тогда не рассматривали в качестве потенциального участника, допустим, того же НАТО. А ведь мы туда — фактически просились.

А не взяли, потому что мы уже не существовали.

Да и сегодняшние регулярные перлы некомпетентной дуры на должности официального представителя Госдепа США по «нашим вопросам» — они ведь из той же серии. Просто исходя из логики той самой давней «доктрины», которой следуют все публичные политики США вне зависимости от партийного исповедания. Нас уже нет, не должно быть. И то, что мы упорно не соглашаемся подыхать в реальности, — это отнюдь не проблема Псаки (другая американская девушка в ООН по этому поводу не так давно даже открыто истерила, хотя там вроде и мозга больше, и образование получше). Это — «проблема доктрины».

Просто они на нас уже поставили жирный крест. И очень обижаются каждый раз, когда мы отказываемся, как это нам предписано, растворяться в воздусях вместе со своими нефтью, газом, титаном, территорией, шельфом, населением и прочими ядерными бомбами.

Впрочем, таких «непредусмотренных концепцией реальностей» у них — масса. И они чем дальше, тем больше расходятся с концепцией, ставя её носителей в идиотское положение.

Вот это — и есть «Проблема Псаки».

Как выразился один из американских комментаторов к ролику на Ютубе, где Псаки в очередной раз тупит по поводу «огромных достижений Обамы в мировой политике», а журналисты над ней ржут хором, — «интересно, как погода на их планете?».