Обращение министра обороны Донецкой республики Игоря Стрелкова вывело ситуацию вокруг Донбасса на новый уровень. Стрелков закономерно объяснил всем жителям, что отсидеться дома возле монитора либо телевизора вряд ли получится.

Диванные войска, конечно, ответили на обращение в своей привычной манере — каждый специалист по войне в интернете начал писать ответ Стрелкову из своего уютного окопа.

Но спорить со Стрелковым бессмысленно — ему в реальном, а не в уютном окопе явно виднее, как оно обстоит на самом деле.

Поэтому главное, что можно и нужно анализировать в данном случае, — это мобилизационные возможности всех участников гражданской войны на Украине.

Новые организационные сущности на территории Украины

К происходящему на территории Украины надо выработать правильное отношение для того, чтобы понимать новую политическую реальность. Понятия «хунта», «ополченцы», «сепаратисты» и так далее являются в большей степени эмоционально-оценочными, позволяющими разделить «своих» и «чужих». Однако они не дают полноты понимания происходящего на территории Украины.

Итак, мы имеем дело с крахом государства и образованием на его территории нескольких организационных образований с признаками государственности. Причём эти образования по своему типу отличаются друг от друга и зачастую являются антагонистами. На территории Украины фактически демонтированы остатки государства эпохи модерн (УССР-Украина), и ситуация стремительно скатывается в неофеодализм. Поэтому анализировать то, что происходит на территории Украины, в терминах и понятиях политологии XX века в корне неверно. Анализировать-то можно, но чистота понимания вряд ли появится.

Итак, большую часть Украины контролирует Киевский Евромайдан — парламентско-президентская олигархия.

На территории Днепропетровской и Одесской областей вся полнота власти принадлежит финансово-промышленной группе «Приват», которая является союзником Киевского Евромайдана, но уже ведёт самостоятельную оборонную и частично — суверенную финансовую политику. По своему типу государственное образование чем-то похоже на средневековую Хазарию — поэтому для различения будем называть эту организационную форму Днепропетровским Каганатом.

На Донбассе же учреждены две республики — Донецкая и Луганская, которые находятся в тесном союзе и намерены вскоре объединиться в Новороссию. Но для точности мы будем пока называть их республикой Донбасс.

Ещё два организационных образования на территории Украины — республика Крым и город-герой Севастополь — просуществовали несколько недель и интегрируются в состав Российской Федерации. Пока что эти два субъекта федерации развиваются в логике протектората и в ручном управлении — потому что на полноценную интеграцию уйдёт как минимум год.

Мобилизационные возможности новых образований

Ответ на вопрос о силовых и военных возможностях новых государственных образований на месте бывшей Украины лежит в плоскости реальной легитимности. В мирное время легитимность — это в лучшем случае поход населения на митинг поддержки. В военное время легитимность выражается в решении взять в руки оружие и стать добровольцем — то есть принять осознанное решение. Реальная легитимность — это что-то вроде присяги. В мирное время такая присяга даётся через выборы — когда гражданин отдаёт свою частичку власти другому человеку. То есть делегирует право быть властью.

— Киевский Евромайдан черпает свою легитимность в главном Майдане в Киеве и в региональных майданах по республике. Пиковая активность Евромайдана после разгона «они же дети» Беркутом = около 500 тысяч в Киеве. Плюс региональные Майданы. Можно считать с запасом = 1,2–2 млн человек.

— Легитимность республики Донбасс черпается из референдума 11 мая. Учитывая 7-миллионное население, при 80% явке — около 5 млн человек.

Соответственно, мобилизационные возможности Донбасса значительно выше, чем у Киевского Евромайдана.

— Днепропетровский каганат вообще не обладает никакой легитимностью. За него никто не стоял на майданах и не голосовал на референдумах. Поэтому он опирается на наёмников.

Единственный шанс для Киевского Евромайдана и Днепропетровского Каганата обрести легитимность — это президентские выборы 25 мая. Однако на этих выборах не учреждается новая республика — а гражданам опять предлагают сделать условный выбор из тех же персонажей. Поэтому сомнительно, что желающих пойти в бой за главнокомандующего Порошенко будет больше, чем сегодня желающих пойти в бой за и.о. Турчинова.

Таков реальный расклад. Поэтому — как бы ни прошли выборы, республика Донбасс будет набирать ополченцев — легитимности для этого хватает. Каганат будет вербовать наёмников. А Киевский Евромайдан будет пытаться что-то делать с остатками украинской армии, которая будет стремительно разбегаться — кто в ополченцы Донбасса, кто в наёмники Каганата. Кому что ближе по духу и целям.