Неверно думать, будто внутреннее устройство человека в 2012 году от Рождества Христова таково же, каким было в верхнем неолите. Да, в душе современника, как и в душе нашего далёкого предка, по-прежнему идёт борьба простых мотиваций. Инстинкт коллективного самосохранения, обрекающий на подвиги, открытия и написание серенад -- борется в каждом из нас с инстинктом личного самосохранения, нашептывающим довольствоваться регулярно помечаемой территорией, обставленной пещеркой и своей правой.

Однако тысячелетия культурной эволюции сделали своё дело. Сегодня на описанную внутреннюю борьбу установлена помесь ЦУПа с МВД, именуемая разумом и оперирующая тысячами образов и формул.Некоторые ошибочно полагают, будто разум, при всей своей сложности, в конечном итоге обслуживает всё те же простенькие инстинкты. Думать так -- столь же разумно, как верить, что стипендиат Yale World Fellow Program А.А.Навальный и воскресший из анекдотов М.С.Горбачёв обслуживают сердечные чаяния народа, скликая жителей соцсетей массово топтаться по г. Москве.

Да, разум использует простенькие страсти в качестве движущей силы. Но как бензин не управляет автомобилем – инстинкты не управляют разумом, а лишь оживляют его, зажигая ему приборную панель, заводя мотор и накаляя прикуриватель. Назначение, оно же главная проблема разума – это придумать, куда и как ехать. Когда Человечество образовало цивилизацию, этот вопрос стал общественным. И вопросом, как и куда ехать, занялась общественная мысль – решавшая одну и ту же задачу всеобщего развития. Иногда путём демократии, иногда путём аристократии, а порой и путём тирании.

Но сегодня, друзья мои, мы сегодня сталкиваемся в общественной мысли с массовой патологией. Современная наука называет эту патологию «дванулизом» -- от слова «анализ» и расхожего выражения «2.0», означающего возможность каждой свободной личности принять участие в деле своего зомбирования.

 

О происхождении дванулиза стоит рассказать подробнее. Если разум подобен водителю авто -- то современная общественная мысль стала подобна мегаполису, захлёбывающемуся в пробках. Путепроводы её строились ещё в эпоху, когда большая часть населения каталась, образно говоря, в трамваях по рельсам: были водители и пассажиры. Первые рулили, вторые ехали на чужих рассуждениях, если им с ними было по пути. 

Сегодня расклады изменились. За последнее десятилетие скорость доступа к образам и формулам – т.н. «информации» – стремительно увеличилась, что дало каждому возможность считать себя носителем недюжинного ума. Всякий современник, вооружённый википедией и орфографической программой, может смело нырять в море дискуссий по отчаянно далёким от него вопросам, оперируя чужими знаниями и чужой грамотностью. Тот, кто открыл для себя луркмор, может при этом ещё и иронизировать чужой иронией.

При этом, увы, скорость и массовость доступа к информации совершенно не означает разнообразия и глубины последней. Напротив: если на поверхности информационной бездны плавает нечто простенькое для восприятия, к тому же легко размножающееся – именно оно и будет попадаться вам на каждом шагу, гордо установленное на сознание встречных. Более того: в умах современников, ставших жертвами обманчивой простоты, уже включена своего рода оптимизация поиска – и с годами я замечаю, что донести до неподготовленного собеседника смысл сказанного становится всё труднее, даже если я говорю простыми и ясными словами. Ибо собеседник стал подобен поисковику, уверенному, что, говоря о составе атмосферы Титана -- я на самом деле имею в виду актёрский состав нового сезона «Реальных пацанов». Просто потому, что слово «состав» в запросах за последний месяц чаще всего относилось именно к этому сериалу.

Коротко говоря – дай такому интернет, и он всё равно превратит его в телевизор.

В результате, говоря об общественной мысли в эпоху всеобщей интернетизации -- мы имеем дело всё с тем же трамваем. Только очень медленным, очень длинным и жгущим зря тонны топлива. Люди толпой едут в один и тот же Ашан за одними и теми же скидками -- но гордо сидят при этом по двумстам авто и индивидуалистично бибикают друг на друга, протискиваясь в бутылочное горлышко поворота. Каждый уверен, что самостоятелен – ведь это он прочёл сообщение о скидках в Ашане, а потом догадался посмотреть самую свободную трассу на яндекс-пробках. Поскольку он это сделал действительно в одиночку – ему не приходит в голову, что и сообщение о скидках, и яндекс-пробки суть типовые инструменты, ненавязчиво навязанные всем вокруг.

Эта иллюзия самостоятельного мышления и есть дванулиз. Она крайне заразна – ибо одновременно избавляет современника от мучительной свободы и не оскорбляет его самомнения. Если прежде главным мотивом побежать куда-либо было оскорбительное «Все побежали» -- то сегодня массовый бег других людей в ту же сторону подбадривает дванулитика ощущением, что просто другие умные люди тоже догадались. В итоге мы имеем ту же нерассуждающую толпу, только куда менее сплочённую.

Сегодня мы видим, как с помощью дванулиза предпринимаются попытки обрушить целую настоящую власть. Я не советовал бы смеяться над этими попытками. 

Разумеется, склёпанные с помощью дванулиза коллективы (а также флешмобы, общественные движения и митинговые толпы) совершенно эфемерны и не способны на системные длительные действия. Но горькая правда состоит в том, что институты и устои, атакуемые толпами дванулитиков – состоят точно из таких же дванулитиков, только ещё менее сплочённых. В нашу дванульную эпоху на системные слаженные действия и скучное стратегическое мышление, увы, вообще способны немногие фанаты мозговой диетологии.

И если дубиной, вырезанной из навоза, ахнуть по стене из поноса – то такая стена, безусловно, не устоит. Впрочем, дубина тоже развалится минутой позже.

Последнее в ближайшие месяцы стоит крайне учитывать всем участникам общественно-политической жизни.

 

P.S. Всё сказанное выше относится, разумеется, к пассивным пользователям "дванульных" систем и идеологий, а не к их разработчикам. Поэтому единственно честной дванульной системой является та, цель которой -- превратить всех своих пользователей в разработчиков.