Сначала - цитата:

Ослабление эффективной государственной власти, сдерживающей несправедливое обогащение, привело к созданию небольшого класса чрезвычайно богатых людей, чья цель — удержать и увеличить свою власть … Я верю в прогрессивную налоговую шкалу, возрастающую пропорционально размерам их поместий.

Всё складно, если предположить автором цитаты какого-нибудь коммунистического популиста из XIX века, но это республиканец и президент США - Теодор Рузвельт (1910 г.). Подобны были и тезисы крупных макроэкономистов того времени, называя это “недемократичным распределением богатства”. И если Ирвинг Фишер был теоретиком, то Т. Рузвельт уж на практике знал, о чём говорил. К тому времени прошла сотня лет как “Новый свет” сбежал от Европы, выработав собственные ценности - право на лучшую жизнь для каждого. С ростом неравенства появились риски эти ценности потерять и вернуться к средневековью, когда кучка монархий и аристократов определяла жизнь целого континента - США превращались в “старую Европу”.

Тем не менее, дискуссии о неравенстве логично начать с обоснования того, что неравенство — это вообще ненормально. Но это не так-то и просто сделать. Почему тот, кто работает больше и лучше, не должен иметь больший доход? Республиканец Митт Ромни как-то высказался: “Хотите наказать успешных людей? Голосуйте за демократов!” (демократы выступали за прогрессивную налоговую шкалу). На словах все Д’Артаньяны, но на практике большинство проходит мимо нищих и попрошаек, считая, что неравенство - это норма. И вот сегодня, как и во времена Рузвельта и Фишера, неравенство в США достигает исторического максимума. Конечно, хотелось бы рассматривать явления на примере России, но, к сожалению, со статистическими данными тут большой пробел.

Матрешка из богатых

Не стоит представлять неравенство “в лоб” как обогащение богатых и обнищание бедных. Распределим по доходам население США на три группы: нижние 0-40% - сюда входят бедные и немного средних, средние с 40% до 80% и верхние 20% - богатые граждане:

До 2000 года группа верхних 20% распределения по доходам уверенно отдалялась и от среднего класса и от бедных, что являлось проблемой социального характера. А вот далее неравенство, на первый взгляд, перестало увеличиваться. Если рассматривать неравенство в политическом контексте, то есть смысл перейти от доходов к накопленному богатству. Так как верхние 20% тоже неоднородны и график показывает лишь “среднее по больнице”, то следует разбить на составляющие:

Верхние 10% увеличивают свою долю богатства, но исключительно за счёт самого топа - верхних 0,1%. Причём, за 0,1% находится очередная матрёшка и за рост доли у 0,1% отвечает только 0,01%. Проблема в том, что сверхобогащение узких групп (0,01% и выше) представляет собой уже не столько социальную проблему (речь идёт об 1/10’000 доле населения), сколько политическую, которая и озадачила Рузвельта.

В августе 2011 в США стартовало движение “Occupy Wall Street”, направленное против поддержки и без того жирных котов финансового сектора:

Основной слоган был “Мы - 99%” с намёком на противопоставление себя 1% властных и богатых. Но как следует из статистики, в отрыв уходит только группа 0,01% населения. В итоге, имеется два феномена: до 2000 года всё перетекало просто наверх (в верхние 20%) и затрагивало часть среднего класса, а сейчас благосостояние перераспределяется к 0,01%.

Ответов пока нет

Чтобы решать проблему неравенства, надо сначала понять его причины, но тысячи исследований до сих пор не дали ответов. На концептуальном уровне звучат гипотезы, что если норма прибыли в государстве больше роста экономики, допустим, 5% против 3%, то концентрация богатств будет неизбежна. Ряд практических подходов винит автоматизацию производства или саму суть капитализма или даже страны третьего мира, с которыми приходится конкурировать низкоквалифицированному населению развитых стран - зарплаты бедных не растут. Вдобавок, как показывает моделирование, даже сильное повышение налогов верхним группам не способно значительно повлиять на неравенство.

Кто-то говорит о неравенстве в доступе к образованию, но этой причиной можно попробовать обосновать только рост верхних 20% до 2000 года. Текущий рост неравенства в США исходит от одной десятитысячной американского общества и это уже явно не вопрос доступа к образованию. За некоторый рост неравенства ответственно исчезновение трудовых профсоюзов, так популярных ранее.

У сверхбогатых людей доходы и богатства формируются не зарплатами, а доходом с капитала. В отличие от труда и зарплат, деньги делают деньги и получается положительно-обратная связь - замкнутый круг. Возможно, в этом и кроется скоростное обогащение верхних 0,01%. Будем надеяться, что мировая наука со временем поможет обществу разобраться с этими вопросами как в теории, так и на практике и наши дети будут жить в более счастливом обществе.