Я не особенно слежу за хроническим противостоянием двоюродных братьев — арабов и евреев. Эти народы родственны не только по языку, но и по всей культуре, и по всей истории. Расстояние между ними как раз такое, что отличия воспринимаются не как милые местные особенности (так велико-, мало- и белорусы с незапамятных времён ощущают друг друга именно как один народ, разный прежде всего в силу географической протяжённости) и не как неизбежное разнообразие народов (вряд ли типичный англичанин и типичный венгр особо остро реагируют на очевидную взаимную непохожесть), а как отталкивающие уродства (так в советское время воспринимали друг друга, по многим наблюдениям, коренные киевляне и львовяне). Так что причины для распрей не только религиозные и экономические, но и психологические. И Земля между Рекой и Морем ещё долго будет гнездом непрестанного конфликта.

Но нынешнее обострение вечного спора очевидным образом связано не только со столь же вечными его причинами, но и с текущими событиями. Причём не только с событиями ближневосточными. Конечно, всё происшедшее в Египте и Ливии, всё происходящее уже несколько лет в Сирии, всё начавшееся в Ираке вызвало у палестинской части арабов желание поучаствовать в шабаше наравне с другими ветками арабского народа. Но думаю, в какой-то мере сказалось тут и то, что происходит сейчас на Украине и в Новороссии.

Каждый новый выстрел по мирным жителям Новороссии вызывает у всех остальных боевиков мира резонный вопрос: почему украинским террористам можно, а нам нельзя? Думаю, удовлетворительный ответ на этот вопрос западная дипломатия дать не может. Ибо честный ответ — «потому что нам выгодно, чтобы стреляли они, и невыгодно, чтобы стреляли вы» — естественно повлечёт за собой великое множество новых вопросов о том, как вообще можно рассматривать массовое убийство в терминах выгоды.

Эти вопросы зададут даже многие из тех, кто соучаствует в извлечении выгоды. Ведь европейская культура включает в себя, помимо прочего, очень обширную долю хорошо натренированного лицемерия, и европейцы стараются не отдавать себе отчёт в том, что значительная часть их благополучия опирается на ограбление других. А уж в Соединённых Государствах Америки это искусство и лицемерие вообще доведено до высот, невообразимых даже в Европе.

Поэтому трудно ожидать, что палестинским арабам позволят хоть сотую долю того, что не только позволяют, но и прямо предписывают некоторым арабским группировкам в Сирии или Ираке, не говоря уж о том, к чему напрямую подталкивают боевиков на Украине. Но сами палестинские арабы (и многие другие этнические и политические группы, так или иначе вовлечённые в бесчисленные противостояния по всему миру) вряд ли согласятся с таким ограничением своего боевого арсенала. Шабаш на киевской площади Независимости с последующими массовыми расстрелами несогласных с этим шабашем открыл врата ада по всему миру. В том числе и там, где ад вряд ли соответствует интересам вашингтонских организаторов и брюссельских подельников очередной попытки превращения Малой Руси в АнтиВеликую.