В феврале-марте в нескольких латвийских детских садах появились интересные объявления. Родителям предписывалось привести детей на празднование Масленицы в одежде другого пола: мальчики переодеваются в девочек, девочки – в мальчиков. Большинство родителей предписание выполнили. Но нашлись и такие, кто поднял тревогу. Один из родителей оставил записку воспитателям: «Придем позже, к обеду. Не хочу, чтобы из моего ребенка делали трансвестита».

Всем, кто знаком с новейшими, основанными на т.н. «гендерной» теории, методами воспитания детей, смысл подобных «маскарадов» хорошо известен. Он, собственно, и не скрывается, и достаточно внятно изложен в учебниках и методических пособиях, которые рекомендуются учителям и воспитателям в Германии, Франции, скандинавских странах. Считается, что ребенку с малых лет надо привить понимание того, что биологический пол и сексуальная идентичность – не одно и то же. Родившийся мальчиком – совсем не обязательно мальчик, родившаяся девочкой – не обязательно девочка. Переодевание – своего рода тест, «вживание» в существо другого пола, возможность прислушаться к внутреннему голосу: а кто ж я есть на самом деле?..

Но это и есть то, что в обиходе называют пропагандой гомосексуализма. У детей снимают естественный барьер перед сексуальными контактами с представителями своего пола. Происходит, как теперь модно говорить, перепрограммирование сознания.

Общество «Защитим наших детей!», членом которого я являюсь, распространило полученную от родителей информацию в СМИ и социальных сетях. Мы пришли к выводу, что инициатива идет сверху – от министерства образования и науки, либо от министерства благосостояния, которое в Латвии является главным лоббистом европейских новшеств в системе воспитания детей.

Из министерств ответили, что руководство детских садов и школ (аналогичные «маскарады» прошли и в младших классах нескольких школ) действовало в данном случае самостоятельно. При этом чиновники заявили, что не видят в этом травести-шоу ничего опасного. Речь, мол, идет о возрождении древних традиций.

Лично мне ничего неизвестно о традициях массового переодевания 4-7-летних детей в одежду другого пола (если только не считать традицией праздник детей-трансвеститов в Калифорнии…) Да, зафиксированы ритуалы переодевания у нескольких африканских и южноамериканских племен, но участники ритуала – сексуально зрелые молодые парни и девушки, а вовсе не дети дошкольного возраста. Кроме того, глупо произносить слово «традиция» с восхищенным придыханием, не все традиции хороши. Мы же не собираемся следовать традициям древней Греции периода упадка. Может быть, племя «мумбу-юмбу» потому и осталось на обочине прогресса, что слишком увлекалось переодеваниями и тому подобными забавами…

В Латвии гендерная революция только-только постучалась в двери, в соседней Эстонии она продвинулась глубже. В апреле эстонский парламент готовится рассмотреть законопроект, который узаконит однополые браки. Возможно, это будет названо как-то иначе – не «браки», а «однополые гражданские партнерства», но сути дела это не меняет. Многие из тех, кто гневно возмущается пропагандой гомосексуализма среди детей, к однополым бракам относятся добродушно-нейтрально: ведь это никому не мешает!.. Люди не понимают, что с того момента, как однополые отношения получают официальный статус, уже нет никакой правовой возможности предотвратить пропаганду в детских садах и школах. Как можно запретить то, что признано нормой, легализовано на государственном уровне? И будут в детских садах читать сказки о любви прекрасного принца №1 к прекрасному принцу №2 (наши уехавшие в Ирландию земляки пишут о шоке, который они испытали, увидев в руках детей эти красочно иллюстрированные книги).

Кстати, о пронумерованных принцах… В Литве из электронных школьных дневников исчезли слова «отец» и «мать», вместо них появились «родитель-1» и «родитель-2». Подобная смена терминологии происходит постепенно во всей Европе, а пионером инициативы были швейцарские феминистки. В Швейцарии слова «отец» и «мать» полностью исчезли из официальной документации. Что-то подобные мы читали у Хаксли, в его знаменитой антиутопии «О дивный новый мир»: там слова «отец», «мать», «родители» были признаны бранными. И Хаксли был первым, кто предсказал – 80 лет назад! – принудительную раннюю сексуализацию детей. Помните эпизод, где нянечка тащит к психологу плачущего малыша, потому что тот отказывается играть в обязательные эротические игры?

Нет никаких сомнений, что «гендерные» революционеры хотят распространить свою безумную утопию на весь мир. Сейчас на очереди – Восточная и Южная Европа. Легко революционерам в этих странах не будет, традиционные ценности там еще сильны. Опыт Хорватии, страны ЕС, где путем референдума были запрещены однополые браки, показал, что сопротивление может быть эффективным.

В декабре прошлого года общество «Защитим наших детей!» выступило с инициативой проведения референдума в Латвии. В закон о защите прав детей предлагается внести две поправки. Их содержание, если коротко: 1) запрет на пропаганду однополых отношений в детских учебных заведениях, 2) запрет на вовлечение детей в мероприятия, имеющие целью пропаганду однополых отношений.

Латвийское законодательство предусматривает очень длинный и тернистый путь к референдуму, сейчас мы на первом этапе: до декабря 2014 года нужно собрать 30 тысяч нотариально заверенных подписей в поддержку референдума.