С тех пор, как страна ежегодно в первых числах мая стала массово украшать себя чёрно-оранжевыми ленточками, не иссякают замечания знатоков, справедливо указывающих на то, что эта ленточка – не Георгиевская, как её принято сейчас называть, а Гвардейская, поскольку относится именно к солдатскому Ордену Славы времён Великой Отечественной войны.

Повторяю, столь скрупулёзное (вот такое, к примеру) стремление к исторической точности нельзя не приветствовать.

Однако – принципиально ли оно в данном случае? Или, напротив, – в небрежности инициаторов этой акции можно усмотреть даже некоторую общественную пользу?

Давайте порассуждаем, тт. читатели.

***

Сначала – по существу.

Напомню для начала, что акция «Повяжи Георгиевскую ленточку» появилась на свет накануне 60-летия Победы, в 2005 году с лёгкой руки агентства «РИА Новости». И, хотя это учреждение имеет в наших с вами кругах весьма неоднозначную репутацию, эта конкретная его задумка, можно сказать, оказалась весьма своевременной, востребованной и взорвала страну.

Напомню также, что тот исторический период, в котором мы до сих пор находимся, отличается самоотверженной деятельностью прогрессивного человечества и его передового отряда – российской продвинутой интеллигенции – по расшатыванию основ русской идентичности, наших культурных кодов. Надо признаться, в течение последних двух-трёх десятков лет эта деятельность принесла и продолжает приносить зримые плоды.

Строго говоря, к тому моменту, когда на улицы вышли «Георгиевские ленточки», наша идентичность обречённо цеплялась за последнюю соломинку. Но – соломинку толщиной и прочностью в стальной канат. За Победу. За ту трагичную и сияющую вершину русской цивилизации, которая самим фактом своего наличия и величия вынуждает нас ощущать себя другими, не такими, как все. Или, в худшем случае – единственными законными наследниками других, не таких, как все.

Если и пока Победа есть, и она есть безусловное следствие мобилизации всех базовых ценностей русской цивилизации, – значит, и эти подвергнутые сомнению ценности так или иначе регенерируются вопреки любым обстоятельствам.

Победа и её неоспоримая священность – последнее, что сохраняет нас как народ. Это надо чётко понимать.

Нетрудно догадаться, что на этот стальной канат прогрессивное человечество и набросилось – с целью его перегрызть. Могучая картинка виртуальной реальности – со всеми её «катынями», «изнасилованными немками», «архипелагами гулаг», «сволочами», «штрафбатами», «утомлёнными солнцем», «ледоколами», «равной ответственностью тоталитарных режимов», «нерациональными жертвами» и прочей «десталинизацией», – это и есть атака на Победу как последнюю опору русской идентичности.

…Наша Победа оказалась настолько величественной, что устояла. Не дала себя перегрызть. Не бросила нас. Можно сказать, что поколение других, не таких, как все, спасло страну ещё раз – жёстко принудив к мобилизации своих непутёвых и растерянных потомков.

Вот тут-то и возникла эта идея с ленточками. Не знаю, какими мотивами руководствовались коллеги из «РИА-Новости» в 2005 году, но ошеломительный эффект не вместился ни в какие маркетинговые рамки.

Страна вцепилась в ленточки воинской славы, влёт признала их своим главным национальным символом.

Не знаю, кого как, но меня больше всего порадовала Георгиевская/Гвардейская ленточка не на пиджаке Путина и даже не на антеннах шестиэтажных джипов, а на сумочках «офисных девочек» и прочих несуразных нарядах и аксессуарах легкомысленного юношества.

Чёрно-оранжевый лоскуток одним махом вернул в лоно русской цивилизации целое поколение, на которое уже махнули было рукой, посчитав «потерянным».

Чёрно-оранжевый лоскуток оказался тем недостающим атрибутом, который перевёл День Победы из разряда исторических дат в разряд прочувствованного обществом связующего звена русских культурных кодов.

Повязывая чёрно-оранжевую ленточку, мы признаём, что мы есть.

***

Теперь о путанице в названиях.

Не знаю, из каких соображений назвали Гвардейскую (или Ордена Славы) ленточку Георгиевской – то ли по недознанию, что ли ради звучности. Так или иначе, в обиход она вошла под названием «Георгиевская».

Думаю, несмотря на очевидность этой неточности, с ней можно смириться. Как минимум по двум причинам.

Во-первых, они действительно идентичны – и по внешнему виду (с поправкой на неуловимый цветовой оттенок), и, тем более, по содержанию.

Во-вторых, ленточку Ордена Славы, идентичную Георгиевской, как нетрудно догадаться, утверждал Известно Кто. Тот же самый человек, который утверждал к 1943 году новую форму Красной Армии – идентичную форме предреволюционной Русской армии.

Как вы думаете, в таких вещах этот человек мог допустить случайные совпадения? Правильно – ни в коем случае.

Как вы думаете, мог ли русский император, не покинувший осаждённую Москву осенью 41-го, «бояться», что его армию «перепутают» с какой-то «другой»? Ой, вряд ли.

Но зато можно смело допустить нечто прямо противоположное. Тов. Сталин именно этой «путаницы» и добивался, отсчитывая историю России не с 7 ноября 1917 года, а на много-много столетий раньше. Потому что герои Красной Армии защищали то же Отечество, что и герои Александра Невского и Скопина-Шуйского, Суворова и Кутузова, Скобелева и Брусилова.

Впрочем, это не совсем допущение – это факт. Именно тов. Сталин более целеустремлённо и последовательно, чем все его предшественники и наследники вместе взятые, гнул линию единства русской истории, а накануне и во время Великой Отечественной так и вовсе превратил её в стержень государственной идеологии.

А что богатыри Жукова и Рокоссовского затмили славу своих великих предков – так это ровно для того, чтобы спасённые потомки когда-нибудь затмили их славу.

И если сегодня в нашем представлении чёрно-оранжевая Георгиевская ленточка слилась с чёрно-оранжевой ленточкой Ордена Славы, – значит, так и надо.