Россия, констатируем, приучила мир к тому, что ей можно верить.

Не обязательно любить. Не червонец, чай, - всем мил не будешь. Не обязательно даже «дружить», - для этого надо иметь общие душевные порывы, как минимум, а это довольно непросто.

А вот «верить» - это имеет смысл. И когда Россия (в лице своего президента, например) что-нибудь говорит, вне зависимости от того, нравится это кому или не нравится, - относиться к сказанному имеет смысл максимально ответственно и серьезно. Эти – просто так слова на ветер не бросают.

…После аварии в небе Синая российская власть довольно долго молчала.

Настолько долго, что «заговорить» умудрились другие. Как бы это … м-м-м … разные «голоса». Приводить не будем.

Но было крайне наивно думать, что российская власть, в данном конкретном случае ответственно олицетворяющая достоинство и долг великой державы, молчала оттого, что ей было совсем нечего сказать.

Просто слова, адекватные страшной смерти такого количества наших с вами ни в чем не повинных соотечественников, ни при каких обстоятельствах не могли быть и оставаться просто впустую сказанными словами. А для этого России были нужны железные, железобетонные доказательства.

Теперь они есть. В небе над Синаем произошел именно теракт. И тогда – эти слова прозвучали.

Приблизительно так, как они и должны были прозвучать: простите уж меня за некоторый пафос, он в данном конкретном случае – вполне себе даже и уместен. «Мы не будем вытирать слёз с нашей души и сердца. Это останется с нами навсегда, но это не помешает нам найти и наказать преступников. Мы должны делать это без срока давности, знать их всех поимённо. Мы будем искать их везде, где бы они ни прятались. Мы их найдём в любой точке планеты и покараем», — заявил Путин. И эти его слова сопровождал такой рев двигателей русской тяжелой авиации, что им тут тем более было бы очень сложно не доверять…