На днях Федеральное агентство «Росмолодежь» представило на суд общественности документ под названием «Стратегия развития государственной молодёжной политики до 2025 года». Глава агентства Сергей Белоконев призвал всех желающих обсудить стратегию и высказаться относительно её качества. Впрочем, принять её планируют уже в начале следующего года, так что времени на общественное обсуждение осталось совсем мало. Между тем, если стратегия пройдёт в её нынешнем виде — это будет очень печально для всех нас. Почему — порассуждаем ниже.

...Для начала напомним: «Росмолодёжь» — это то ведомство, которое с 2008 года ответственно за формирование молодёжной политики в стране. То, что эта самая молодёжная политика до сих пор отсутствует у нас как явление, исчерпывающе описывает результаты деятельности агентства. Собственно, результаты эти проявились лишь в создании и последующей ликвидации движения «Наши» и регулярном проведении «Селигеров». Вот, по большому счёту, и вся молодёжная политика.

Бывший глава агентства Василий Якименко ныне переметнулся в оппозиционеры и работает идеологом сети кафе «Ешьпирог». Сменивший его в 2012 году идейный продолжатель Сергей Белоконев пока отметился поразительным политическим чутьём, выступив с инициативой проводить «Селигеры» в США и Европе в самый разгар скандалов вокруг «Списка Магнитского» и «закона Димы Яковлева». Причём, несмотря на резко отрицательную реакцию как в обществе, так и во власти — по-прежнему с необъяснимым упорством продолжает лоббировать эту идею.

После недавнего призыва Владимира Путина заняться уже, наконец, «молодёжкой», агентство взялось за написание «стратегии» аж до 2025 года. Результат представлен в открытом доступе в виде доклада и самой стратегии. Всё вместе тянет более чем на 200 страниц. Их и проанализируем.

Процентов на 90 труд состоит из крайне нужных для дела исторических справок, рассказов из зарубежного опыта и неоспоримых истин (например: «Молодым людям необходимо создать условия и возможности для позитивного развития»), перемежаемых цитатами из В. В. Путина.

Остальное — собственно программа.

Мотивация: креаклы как идеал 

Г-н Белоконев главной задачей своего ведомства избрал «повышение стоимости человеческого капитала в стране». Молодёжь предлагается рассматривать как объект для инвестиций. Это значит, что все нынешние вложения в молодёжь должны обеспечивать отдачу с прибылью для государства в будущем.

А ставка в таком инвестировании делается (внезапно) на креативный класс. Ключевые цитаты:

«Оттеснив традиционные факторы успеха – хорошую инфраструктуру, местоположение, природные ресурсы – на первый план вышли человеческие способности, мотивации, воображение и отношения»;

«Креативность — это движущая сила экономического развития, креативный класс к настоящему времени занял в обществе доминирующее положение»;

«Творческие индустрии — быстро растущий сектор экономики. Творческие индустрии становятся не только важнейшим сектором экономики, но и важным имиджевым механизмом, имеющим символическое значение для государств и регионов»;

«Предпринимательство является одной из основ креативного общества. Креативность — неотъемлемое свойство предпринимательской деятельности»

и т.д.

Одно из двух. Или стратегия была написана лет пять-шесть назад. Или авторы как раз в нулевые годы последний раз что-то читали. Иначе трудно объяснить тот факт, что они делают упор на явление, как раз последние пять лет непрерывно доказывавшее и показывавшее, насколько его переоценили.  

Что ещё любопытно. Упирая на развитие «креативного класса», авторы предлагают также воспитывать в молодёжи патриотизм и преданность традиционным ценностям. Есть мнение, что этот неожиданный синтез креативности с традиционализмом — не от глубинного осмысления обоих явлений. Будь так — этот синтез был бы как-то прописан. А он не прописан никак. Видимо, всё объясняется гораздо проще и грустнее: если на реальный смысл слов и понятий наплевать, можно их комбинировать как угодно. В этом случае — свою задачу росмолодёжные креаклы видели в том, чтобы угадать и назвать как можно больше «актуальных слоганов».

Упор на инвестиции в молодёжь с расчётом на дальнейшую отдачу можно было бы принять. Но подобный подход рождает кучу принципиальных вопросов. Например, как рассчитать эффективность таких вложений. Методики не существует, а значит, и инвестора найти не удастся. Удастся найти в лучшем случае жертвователя в лице государства, но это уже совсем не рыночный подход. Рассчитывать же на то, что вкладывать «в молодёжь» с неясными перспективами отдачи через 20–30 лет бросится частник, — в высшей степени наивно. Пока что он даже не спешит инвестировать в реальные российские проекты с куда меньшим сроком окупаемости.

Да и вообще, как представляется, подход к молодёжи как к объекту для инвестиций претит тем самым традициям, о необходимости поддерживать которые говорит концепция. Потому что родитель у нас в первую очередь растит и воспитывает своих детей не для того, чтобы они вернули ему долги в старости, а для того, чтобы смогли обеспечить свою жизнь и жизнь своих детей. Главная мотивация при этом заключается в осознании чувства выполненного долга перед самим собой, своей семьёй и страной в целом. Подход, при котором родители бы скрупулёзно высчитывали эффективность вложений в потомство, аккуратно занося расходы в ведомость, представляется чужеродным и в худшем смысле слова креативным. 

Впрочем, оставив в стороне концептуальные цели — оценим технические детали их реализации.

Реализация: «надо закрепить в сознании установки»

Слово «реализация» или «поэтапная реализация» встречается в Стратегии неоднократно. Чтобы дать представление о степени конкретики, — приведём обширную цитату: 

«Главные задачи в повестке дня молодежной политики:

1) формирование мировоззрения;

2) развитие компетенций молодого поколения.

В сознании должны быть закреплены следующие базовые установки: «успешный человек в успешной стране»; патриотизм и гражданственность; здоровый образ жизни, бережное отношение к природе.

Ориентиром деятельности является увеличение числа молодых людей, обладающих следующим набором востребованных компетенций:

  • креативное мышление, способность генерировать инновации;
  • коммерциализация идей, наличие предпринимательских навыков;
  • гражданское участие, осознанное и ответственное социальное поведение;
  • жизненная навигация, выстраивание карьерных траекторий;
  • проектное мышление, умение управлять проектами.

Для достижения заявленной цели, решения поставленных задач и создания обозначенных социальных эффектов деятельности необходим системный поход к государственной молодежной политике и инвестиции в человеческий капитал (бюджетные ассигнования, фонды).  Для  обеспечения развития инновационной экономики молодежь должна стать основным объектов для инвестиций в человеческий капитал.»

Или вот другая конкретика: «Творческие индустрии также являются важным показателем в различных условиях существования разных стран и регионов и определяют потенциал развития страны и общества:

1) формируется творческая городская среда;

2) инвестируются финансовые ресурсы в креативных людей, а также инновации для сферы культуры в целом;

3) формируется востребованность творческого потенциала через создание новых рабочих мест;

4) разработка и продвижение интеллектуального продукта;

5) поддержание экономической, культурной и политической коммуникации – «обратная связь между производством и потреблением, технологией и содержимым, общественным удовлетворением и мобильность»;

6) выход из экономического кризиса, связанного с реструктуризацией и модернизацией экономики страны, региона и города - рост конкурентноспособности страны/региона/города;

7) выход из политического кризиса — новые управленческие кадры, методы и идеи, приход новой власти;

8) новый имидж и формирование идентификации, возрождение регионов и пространств;

9) решение социальных задач — развитие местных сообществ и их интеграция, и диалог сообществ.»

Насколько всё это может претендовать на статус «стратегии» — сами оцените. Собственно механизмов воплощения этих пожеланий в действительность — в тексте просто нет.

Единственная конкретная идея

Чётко в Стратегии прослеживается только одна линия — «Росмолодёжи» надо выделить больше денег.

Авторы документа прямо сообщают: нас ждёт катастрофическое сокращение численности и качества молодых. Нынешний бюджет «Росмолодёжи» не позволяет преломить эту тенденцию, а значит, его нужно радикально увеличить.

Тут отметим, что бюджет действительно скромный. Сегодня он составляет 500 млн рублей, из которых 240 млн будут потрачены на «Селигер». Агентство хочет больше, но на пути у него стоит Минфин, который давать деньги категорически отказывается. И это тот случай, когда я полностью поддерживаю мнение финансистов, так как для того, чтобы получить больше, нужно как минимум обосновать своё желание, а лучше — подкрепить реальными достижениями.

В «Стратегии» авторы обещают воспитать молодёжь при условии, что финансирование увеличат в 10 раз:

«Реализация активного сценария потребует дополнительных расходов федерального бюджета в 2015–2016 гг. в 4,5–5 млрд рублей в рамках комплексной программы развития молодёжи для создания федеральной молодёжной инфраструктуры (сети молодёжных ресурсных центров), поддержки вышеупомянутых молодёжных организаций (1–1,5 млрд рублей), на повышение квалификации кадров по работе с молодёжью, на расширение проектной деятельности и на разработку комплексной программы развития молодёжи».

При этом никаких обоснований 5 млрд, повторимся ещё раз для невнимательных, в документе нет. Просто дайте 5 млрд на «комплексную программу развития». Что это за программа — тоже неясно, её ещё предстоит разработать. Однако известны её цели. Это, среди прочего:

« — развитие у молодёжи ответственного отношения к учёбе, труду, собственному здоровью;

 — развитие у молодёжи гражданского сознания, ответственности за развитие России»

и т.д. В общем, полный перечень абстракций без какого-либо намёка на то, как отслеживать их воплощение в жизнь. И где отличать естественное развитие событий от результатов потных усилий «Росмолодёжи».

Итого 

Вероятнее всего, агентство по делам молодёжи нарубило свой винегрет из неоспоримых банальностей, взаимоисключающих параграфов и бывших «актуальных тезисов» не со зла. А просто по причине спешки и желания, раз уж первые лица заговорили о важности «молодёжки», нарубить бюджета.

Опять же: основная претензия не в том, что «Росмолодёжь» потребовала 5 млрд рублей. А в том, что за 5 лет существования сумела родить вместо осмысленной стратегии — только вот это.

И эти люди хотят воспитывать «эффективные» поколения.

...Кстати, даже в «Единой России» восприняли «Стратегию» скептически.

«Документ пока является сырым. Нам сказали, что его хотят принять в начале следующего года, но над ним надо работать ещё год. Я понимаю, что «Росмолодежь» отреагировала на призыв президента России Владимира Путина о формировании стратегии по поддержке молодёжи. Но она не пишется на коленке», — сказала заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Алёна Аршинова.

«Росмолодёжь» призывает граждан (то есть нас с вами) обсудить «Стратегию» и внести свои замечания.

По большому счёту, обсуждать там нечего: нужно её написать.