В конце августа министр сельского хозяйства России Николай Фёдоров включил Киргизию и Таджикистан в список «перспективных стран», импорт продовольствия из которых заменит импорт продуктов из Европы и США. Все запреты сняты, прецедент в новейшей истории небывалый. В РФ ждут от бывших партнёров по Союзу молочную продукцию, мясо, птицу, яйца, овощи и некоторые другие продукты. Именно так и должно быть. Единый евразийский рынок, общее успешное прошлое, условия для эффективного сотрудничества в перспективе — всё в наличии. А вот текущая конкретика настораживает.

Оптимистичная Киргизия

Министр экономики КР Темир Сариев сделал почти сенсационное заявление: «Кыргызстан готов хоть завтра удвоить объём производимой сельхозпродукции ради того, чтобы завоевать рынки России». По его мнению, власти республики сделают всё необходимое, уже сейчас создан налоговый рай — фермеры платят 10 долл. в год с гектара, и этим расходы ограничиваются (не считая вложений в саму продукцию). Стоит фермерам объединиться, считает министр, и Киргизия завалит Россию экологически чистыми продуктами питания. «Но поодиночке, по одной машине мы много не наторгуем», — подчёркивает глава ведомства. По поводу качества продукции министерство тоже не беспокоится: по данным Минэкономики, 95% применяемых в КР стандартов — это стандарты России и межгосударственные стандарты, принимаемые в рамках СНГ. Российские коллеги не так сильно в этом уверены, это ложка дёгтя в бочке мёда.

По сведениям министерства сельского хозяйства и мелиорации республики, ежегодно производится картофеля в пределах 1300–1400 тыс. тонн (из них перерабатывается или реализуется на внутреннем рынке только 25–30%); овощей — 900–1000 тыс. тонн, потребление и переработка на внутреннем рынке — 20–25 %; плодово-ягодных культур — 240–260 тыс. тонн (30–35% поглощает внутренний рынок); бахчевых — 200–220 тыс. тонн (70–80% реализуется внутри).

С мясом пока незадача. 40 предприятий, производящих мясную продукцию, включены в Реестр государственной статистики КР. «Из-за ветеринарно-эпизоотической ситуации сейчас не имеется возможности экспортировать за пределы республики мясо и мясные изделия, хотя есть высокая конкурентоспособность. Но из 34 молокоперерабатывающих заводов только 8 имеют разрешение на экспорт продукции», — говорит министр. «Экспортоориентированными сельхозпродуктами являются картофель, яблоко, лук, косточковые плоды сезонного характера, фасоль», — подчёркивает он. То есть, по данным Министерства экономики, всё вроде бы в порядке. Разве что есть небольшие шероховатости. Другие источники планируют ситуацию с меньшим размахом.

Осторожные прогнозы

«Мы не можем заставить крестьян выращивать те или иные сельхозкультуры. Они сами решают, что им выгодно делать, а что невыгодно. Часто не заглядывая достаточно далеко вперёд, а исходя из соображений сиюминутной прибыли», — заявил полгода назад на пресс-конференции и.о. министра сельского хозяйства и мелиорации Таалайбек Айдаралиев. Сегодня это ведомство воздерживается от любых комментариев…

Осторожно комментирует ситуацию и торговый представитель РФ в Киргизии Владимир Некрасов. По его словам, пока что поставки из Кыргызстана обречены на сезонный характер. «Основные объёмы поставок продуктов населению России идут через сетевые магазины. Там нужен непрерывный поток. Круглый год определёнными объёмами необходимо поставлять сельхозпродукцию», — говорит Некрасов.

В бытность существования Советского Союза Киргизская ССР действительно заваливала общесоюзный рынок молоком, мясом и многими сельхозкультурами. Аграрная специализация региона была обусловлена климатом и преобладающим менталитетом. Упразднение плановой экономики и переход на рыночные отношения в Кыргызстане начались в 1990-х годах. Были распущены 576 колхозов и совхозов и вместо них создавались фермерские хозяйства. Было образовано около 250 тыс. частных ферм. Эти структуры быстро начали ориентироваться на сиюминутную прибыль, не вкладывая должных средств в развитие. С тех пор налаженная в КССР инфраструктура разрушалась.

Кадровый состав в рядах сельхозпроизводителей ещё 25 лет назад был на высоте. Однако специалисты на селе — дела давно минувших дней. В период с 2006 по 2013 год темпы сокращения количества сельхозработников составили 10 процентов. Молодёжь уезжает в города, особенно в столицу. Многие уже не видят себя иначе, как в мелкой коммерции. Конечно, со временем, при росте спроса на сельхозтовары, ситуация станет меняться, но санкции России относительно западных продуктов питания введены на один год. За это время поменять ситуацию, переориентировать молодёжь и завоевать российский рынок можно и не успеть.

Приграничные стычки, напряжённые отношения с соседями, колебания цен на бензин, нестабильность спроса — вот что заставляет дехкан покидать родные поля и ехать в гостеприимные Бишкек и Ош. Которые, к слову, тоже не резиновые.

Манас Саматов, инженер-механик сельского хозяйства, кандидат технических наук видит ещё одну большую проблему: «Мы сегодня не соблюдаем даже азбуку земледелия — качественное выполнение основной операции, вспашки. Плодородие почвы сильно пострадало из-за всевозрастающей коррозии земель. Это следствие того, что в стране нет востребованной, качественной, современной сельскохозяйственной техники.

Уровень механизации и автоматизации производственных процессов в животноводстве также стремительно приближается к нулевой отметке — приготовление кормов, их раздача и все другие трудоёмкие операции выполняются вручную. Ветеринарная служба располагает только самым примитивным инструментарием. Разрушен фундамент сельского хозяйства — механизация производственных процессов. Необходимо осуществить быстрые реформы сельскохозяйственной отрасли для создания диверсифицированной и конкурентоспособной экономики сельских районов». Можно ли справиться с этой задачей за год? Сомнительно…

Под вопросом и собственная продовольственная безопасность Кыргызстана. Если обратиться к цифрам, то одному только Бишкеку ежемесячно требуется 6 тысяч тонн муки, хлебопекарную продукцию в Бишкеке реализуют 1 тысяча 200 стационарных магазинов, 2 тысячи павильонов и 42 продовольственных рынка. И по маркировке потребляемых продуктов очень заметно, что многие продовольственные товары первой необходимости Кыргызстан и сам импортирует.

Таджикистан безмятежный

В Таджикистане ситуация несколько иная. Во-первых, при Союзе таджики возделывали хлопок. Производство других культур, конечно, имелось, но хлопку отдавалось предпочтение.

Долгие годы сельское хозяйство оставалось коллективным, расформирования колхозов не произошло. Гражданская война, не до того было.

Реформы и переход на фермерские хозяйства начался в Таджикистане относительно недавно. Таджикские власти до сих пор действуют «волевым методом», и сельское хозяйство от плановой экономики ушло не так далеко, как в Киргизии. Экономист Асрор Якубов считает, что власти применяют недальновидный и исключительно ситуативный подход. Вместо этого ему «хотелось бы видеть реализацию как таковой долгосрочной сельскохозяйственной политики, политики привлечения инвестиций, грамотную налоговую политику, которые и приведут рано или поздно к снижению темпов инфляции и увеличению благосостояния граждан».

Собственники новообразованных дехканских хозяйств страдают от нехватки воды, а из-за нехватки знаний в агрономии не могут эффективно использовать свои земли. При этом традиционно в Таджикистане кроме хлопка выращивали виноград, дыни, лимоны, немного картофеля и табака, который на мировом рынке высокой оценки не получил. Мясное производство едва покрывает собственные нужды, и никогда не было специализацией Таджикистана. Перспективу поставлять продукты в Россию общественность широко не обсуждает, ей вообще не придали такого значения, как в Киргизии. И особых планов завалить Россию дынями у таджикских фермеров нет.

С виноградарством дела обстоят тоже не слишком хорошо. В советские времена тут выращивались 125 сортов винограда, теперь — едва ли десяток, урожай тоже упал в десяток с гаком раз по объёму. В принципе, Таджикистан и не претендует. Что-то поставят, но широкомасштабных планов на данный момент, судя по всему, не имеется.

Что делать?

Одним только запретом импорта с/х-продукции из стран ЕС и США и преференцированием импорта из среднеазиатских республик не удастся превратить регион в надёжного поставщика сельхозпродукции. Чтобы выгодное сотрудничество возобновилось, мало запустить товары из Средней Азии на год на российский рынок. Нужны масштабные контакты на уровне министров сельского хозяйства и общий долгосрочный план. Нужны инвестиции. Выгодные инвестиции, полезные для обеих сторон, а не разовая благотворительность.

Не следует забывать также, что основная проблема с/х в регионе — вода. До тех пор, пока Таджикистан и Киргизия будут вынуждены тратить водные ресурсы на производство электроэнергии, а не на орошение, не стоит ждать от них резкого повышения поставок продуктов. Что возвращает нас к проблеме комплексного планирования и реформирования энергетики в регионе.

Провалившаяся попытка переориентироваться с польских яблок на киргизские может надолго оставить осадок и подорвать основы евразийского сотрудничества, поэтому неудача попросту недопустима. И спешка тут не к месту. А вот планомерная и уверенная работа в выбранном направлении, постоянный, устойчивый вектор — в самый раз.