На недавней итоговой пресс-конференции Владимиру Путину был задан отдельный вопрос — о развитии сотрудничества России и Ирана. Между тем было бы правильно поставить вопрос несколько шире: ведь РФ не одинока на материке, она участник Евразийского союза. И поэтому логично рассматривать отношения с тем же Ираном не только Москвы, но и других союзных государств Евразии.

Союзный Ереван и Тегеран по итогам прошедшей 15–16 декабря в Тегеране армяно-иранской межправительственной комиссии приняли решение о расширении сотрудничества в сфере электроэнергетики и договорились завершить строительство Мегринской ГЭС на реке Аракс к началу 2016 года, а также начать возведение третьей линии электропередачи между Ираном и Арменией при активном участии персидского капитала. Сделка позволит Еревану застраховать себя от дефицита электроэнергии, а Тегеран сможет получить дополнительные КВт×ч электроэнергии, которые он оплачивает поставками газа в Армению.

Но сотрудничество на армянском направлении является для Ирана лишь одним из фрагментов стратегического взаимодействия с членами начинающего функционировать через несколько дней Евразийского союза.

Например, 3 декабря, после 5 лет строительства, в торжественной обстановке состоялся запуск железной дороги Казахстан — Туркменистан — Иран общей протяжённостью 925 км. Задача дороги — связать железными скобами Среднюю Азию и Иран. По дороге в первую очередь будут экспортироваться казахстанское зерно, поставки которого в Иран выросли в этом году вдвое по сравнению с прошлым годом, и железная руда. Переработкой руды будут заниматься иранцы на туркменской границе свободной экономической зоны близ погранперехода Инче — Барун. Сам же участок железной дороги до Инче — Барун планируется электрифицировать при участии российских специалистов. Заодно появится возможность увязать воедино железнодорожные пути Казахстана и Туркменистана, что позволит казахам при необходимости воспользоваться услугами портов Персидского залива.

А после введения в эксплуатацию ж/д путей протяжённостью 1600 км станет возможным доставлять грузы из Китая в Иран через Киргизию, Таджикистан и Афганистан. Кроме того, строится железнодорожная ветка Казвин — Решт — Астара, задача которой — связать Иран и Азербайджан.

В следующем году Иран планирует завершить строительство железнодорожных путей протяжённостью 191 км между иранским городом Хаф и афганским Гератом. Кроме связи с Ираном, эта дорога позволит соединить западные и северные провинции Афганистана.

Цель подобной железнодорожной активности — увеличение доли Ирана в мировой торговле — Тегераном не скрывается.

Вместе с тем нет ясности с одобрением Тегераном сделки об обмене персидской нефти на российские товары. Вначале было сообщено об одобрении данного соглашения Ираном, а затем этот факт был опровергнут министром нефтяной промышленности Ирана. По всей видимости, стороны решили до последнего вести торг. Впрочем, есть вероятность того, что Иран и сам не прочь нарастить экспорт продовольствия в Россию, а потому не спешит с соглашением.

Зато по итогам визита делегации Россельхознадзора на иранские предприятия Россией было предоставлено разрешение на поставки персидского продовольствия с 1 января 2016 года. Примечательно, что оплата будет производиться в рублях и реалах, а ряд товаров для гурманов планируется доставлять в Москву транспортной авиацией.

На российском рынке иранскому продовольствию предстоит посоревноваться с белорусским, объёмы поставок которого уже согласованы, а оплата по ним будет производиться в долларах, что поможет Белоруссии поддержать свою экономику.

Впрочем, за эти пока ещё не реализованные сделки Вашингтон уже пригрозил России введением новых санкций и принудил страны ЕС к координации санкционных мер. Очевидно, что новые сделки и железные дороги несколько диссонируют с намерениями Вашингтона, впрочем, США предпочитают этого не замечать.