Я уже рассказывал краткую историю возникновения фашизма. Теперь — во что он может вылиться.

Само название «фашизм» идёт от латинского слова «фасца» — вылившегося в итальянское «фашио». Так в Древнем Риме называлась связка розог у ликтора. Ликторы, судебные исполнители при высших должностных лицах Римской республики, носили с собой и инструмент — связку розог с воткнутым в неё топориком. Фашисты обыграли существующую во многих народах легенду про мудрого отца и сыновей, которым он давал задание сломать веник/метлу/фасцу. И только самый мудрый догадывался ломать не весь пучок, а прутки поодиночке.

Основной лозунг фашистов для своих членов — «пока мы едины — мы непобедимы». Хороша и сама история, и лозунг. Они учат правильному. Но как это преломлялось в фашизме как в политическом движении? Кстати, фашисты любили ещё один лозунг — «кто не с нами, тот против нас». Этот лозунг вообще библейского происхождения.

Что же здесь не так?

На самом деле основной особенностью фашизма являлось то, что он — ближайший родственник банального бандитизма. То есть фашистские группировки собирают сторонников не под конкретную идею, веру или философию. Они собирают сторонников под свою силу и под обывательское желание контроля. Именно это, кстати, облегчает мимикрию фашизма под любую востребованную философию или идею, под её примитивную, вульгарную форму.

Всегда бывали случаи, когда бандиты пробираются во власть. Они есть и сейчас. Бандит, используя деньги и влияние, оказывая давление на оппонентов вплоть до угрозы убийством (или просто убивая), выбирается или назначается во властные структуры. Но он становится политиком или чиновником. Фашизм — это не когда бандиты пробираются во власть, это когда власть сама оказывается бандитом. Любая власть может заниматься террором, сажая в тюрьмы по жутким законам или ложным обвинениям своих противников. Но фашизм сажает в концлагеря не по приговорам, а просто вычленяя по какому-то формальному признаку. При любой власти могут убивать или выгонять людей, не разделяющих цели власти, но узаконенные публичные погромы — элемент фашизма.

И вот фашисты начинают свою политическую деятельность с создания групп активистов, которые вскоре оказываются способными к проведению силовых акций. Далее это перерастает в боевые отряды. И если на начальном этапе фашисты готовы идти на союз с кем угодно, то, набрав силу, они начинают громить всех, кто не с ними. В том числе и бывших союзников. При любом варианте фашизма все люди делятся на две части — свои и чужие. Чужие виноваты во всех бедах и их нужно подавлять, а если не получается — уничтожать. Решение проблем своих постоянно происходит за счёт чужих. Если чужих не хватает — назначают новых чужих из бывших своих.

«Мы круты потому, что мы — банда!». Фашисты вербуют основную массу сторонников из мелкой буржуазии,  части интеллигенции, маргиналов и люмпинезированной части пролетариата потому, что именно эти категории в обычной жизни менее всего защищены от произвола. А тут их не только защищают, но и дают им самим творить произвол.

И вот, рассмотрев некоторые особенности фашизма, мы можем взглянуть на установление фашизма в Германии. Ведь до 1930 года фашистская партия в Германии, НСДАП, была весьма заурядной и малозначимой.

Если в Италии фашистов привел к власти тяжелейший послевоенный кризис, то в Германии — Великая Депрессия. В результате кризиса в Германии обанкротилось 68 тысяч предприятий, в 1930 году ушло в отставку социал-демократическое правительство и власть была передана буржуазным партиям (аналог нашего СПС — партии крупного капитала), к правительству Брюнинга.

И сразу по стране прокатились знакомые современному человеку реформы — сокращение пособий, пенсий, жалования служащим, рост налогов и цен, сокращение госфинансирования строительства жилья. Ну и разумеется — спасение банков за счёт госбюджета. Это привело к росту числа стачек и забастовок, к падению авторитета правительства. И вот, на фоне этой красоты, глава треста «Ферайнигте Штальверке», Фриц Тиссен, организовывает в Дюссельдорфе встречу Гитлера с крупнейшими промышленниками страны. И Гитлер получает «карт-бланш». Его предвыборные компании и партийную деятельность финансируют крупнейшие промышленные и финансовые гиганты Германии. 

В ходе предвыборной компании немецкие фашисты обещали безработным работу и увеличение пособий, рабочим — повышение зарплаты и улучшение условий труда, мелким крестьянам — ликвидацию аренды, прощение долгов и субсидии, торговцам — снижение налогов и дешёвый кредит и так далее и тому подобное. Но главное — фашисты нашли главных виновников тяжёлого положения рядовых немцев. Они ведь не даром, в отличие от фашистов Муссолини, сделали ставку на ультранационализм — нацизм. Виновниками оказались евреи и международный империалистический капитал, в основном — английский и американский. Немцы — они лучшие в мире, они умные, храбрые, дисциплинированные, трудолюбивые и благородные. Вот только евреи внутри страны и империалисты во вне (ну и прихвостни тех и других) — они пьют соки из немецкого народа, грабят его, ставят его на колени. И вот фашисты Германии, нацисты, начали поднимать народ на борьбу с международным еврейским капиталом. А заодно устраивать еврейские погромы, отжимая мелкий бизнес в пользу бюргеров, активистов НСДАП, в пользу «коричневых рубашек» («форма» боевиков НСДАП).

Миллионы выказали свою поддержку нацистам, реваншистские идеи охватили общество. Люди выходили на демонстрации под лозунгами «Против Версаля и национального угнетения», «За сильную Германию, за 3-ю империю» (кто не помнит — в Первой мировой потерпела поражение, была обкромсана территориально и разрушена 2-я империя). Социальные лозунги и лозунги классовой борьбы стремительно осыпались с нацистов, как ненужная шелуха. В это время миллионы немецких рабочих отлично знали вопрос, который сейчас любят задавать у нас — «Кто тебе ближе, чилийский рабочий или свой предприниматель?». Ясно, что предприниматель, ибо он «свой», а чилийский рабочий — «чужой». Национальное деление выходило на первое место и обеспечивало лояльность к местной буржуазии. Многие видели, к чему идёт Германия, и пытались противостоять коричневой волне. Но выступить против фашистов решилась только коммунистическая партия Германии. В итоге выборы показали как раскол общества, так и наличие в нём только двух реальных сил — нацистов поддержали 6,4 млн. избирателей, коммунистов — 4,6 млн. Социал-демократы, ещё в 1929 году решительно расстрелявшие первомайскую демонстрацию коммунистов в Берлине, выполняли все требования нацистов и стремительно теряли влияние.

В 1931 году, на деньги банкира Шахта, Гитлер создал так называемый «Гарцбургский фронт», объединивший немецких военных, националистов и олигархов. В 1932 году Гитлер выступил в Дюссельдорфе перед 300 крупнейшими финансистами и промышленниками Германии, разъяснив им программу НСДАП и пообещав «искоренить марксизм» — и получил полную финансовую поддержку.

На президентских и парламентских выборах в Германии в 1932 году социал-демократы поддержали кандидата от буржуазных партий — Гинденбурга. В результате Гинденбург получил 18,6 млн. голосов, лидер КПГ Тельман - 5 млн., Гитлер — 11,3 млн.

В 1933 году на встрече в доме банкира Шредера крупнейшие монополисты и банкиры Германии пообещали Гитлеру передать власть нацистам. И менее чем через месяц Гинденбург назначил Гитлера канцлером Германии.

В марте 1933 года нацисты объявили коммунистическую партию Германии вне закона (к этому времени уже многие коммунисты были убиты, а 18 тыс. было посажено).

В мае 1933 года нацисты ликвидировали профсоюзы.

В июне 1933 года была запрещена социал-демократическая партия Германии.

Социал-демократы и профсоюзы, не поддержавшие коммунистов и пошедшие на соглашение с нацистами, ненадолго пережили КПГ.

В октябре 1933 года Германия вышла из Лиги наций и начала стремительную милитаризацию. Ведь пора было подымать мощь и благополучие «своих» за счёт «чужих». И чтобы некоторые из «чужих» не сразу догадались — строго под лозунгом борьбы с «большевистской заразой».

Можно увидеть, что между фашизмом Гитлера, фашизмом Муссолини, фашизмом Франко и другими «фашизмами» есть много различий. Они вызваны мимикрией под разные идеи. Муссолини упирал на социальное государство, Гитлер на нацизм и расовую теорию, Франко — на наведение порядка и борьбу с сепаратизмом. Но везде это был приход к власти сильной банды, действовавшей бандитскими методами, террором. И поведение фашистской партии, контролирующей страну, не сильно отличается от поведения преступной группировки, контролирующей район и «наводящей порядок». Активисты фашистских организаций, «коричневорубашечники», могут преследовать людей, организовывать погромы, изымать имущество и так далее. Фашистские партии действуют, выходя за рамки государственных органов и подменяя их. Не все знают, но СС, которая обеспечивала охрану и эксплуатацию концлагерей, имело собственные вооружённые формирования и внутреннее судопроизводство —  вообще не была государственной организацией, только партийной.

Но как у нас многие шли в годы перестройки за справедливостью к бандитам, так и от фашистов простые обыватели ждали этой справедливости. И по мелочам они её получали, как и справедливость от бандитов. Но за это они должны были платить. Если на уровне государства — то лояльностью и прямой поддержкой фашистов, участием в их акциях.

Но начинается всегда фашизм с демагогии, с обещания наведения порядка и с деления всех людей на «своих» и «чужих». «Свои» — лучшие, богоизбранные, правильные, с особой миссией в этом мире. «Чужие» — коварные негодяи, боящиеся лучших, богоизбранных, правильных и мечтающие прервать особую миссию. И «порядок» со «справедливостью» фашистами наводятся за счёт «чужих».

Ну и немного цитат из «Доктрины фашизма» Муссолини:

«Фашистское государство, высшая и  самая  мощная  форма  личности,  есть сила,  но  сила  духовная. Она синтезирует   все формы моральной и интеллектуальной жизни человека. Поэтому государство  невозможно ограничить задачами порядка и охраны, как этого хотел  либерализм».

«Прежде всего фашизм не верит в возможность и пользу постоянного  мира, поскольку  в  общем  дело  касается  будущего   развития   человечества, и оставляются в стороне соображения текущей  политики... Только война напрягает  до высшей  степени  все  человеческие силы и налагает печать благородства на народы, имеющие  смелость   предпринять таковую. Все другие испытания являются второстепенными, так как не ставят человека перед самим собой в выборе жизни или смерти. Поэтому доктрина, исходящая из предпосылки мира, чужда фашизму. Также чужды духу фашизма все интернациональные    организации общественного характера, хотя они ради выгоды при определенных  политических положениях могут быть приняты».

«Фашизм — концепция религиозная; в ней человек рассматривается  в  его имманентном  отношении к высшему закону, к объективной Воле, которая превышает отдельного индивида, делает его сознательным участником духовного общения».

«Фашистская концепция государства антииндивидуалистична; фашизм признает индивида, поскольку он совпадает с государством, представляющем универсальное сознание и волю  человека в его историческом существовании... фашизм утверждает государство, как истинную реальность индивида».

«Вне государства нет индивида, нет и групп (политических  партий, обществ, профсоюзов, классов)».

«Подобное понимание жизни приводит фашизм к решительному отрицанию доктрины, составляющей основу так называемого научного социализма Маркса... Отринув исторический материализм, согласно которому люди представляются только статистами истории, появляющимися и скрывающимися на поверхности жизни, между тем, как внутри движутся и работают направляющие силы, фашизм отрицает постоянную и неизбежную классовую борьбу».