Несколько сот жителей города Пугачёва Саратовской области устроили стихийный митинг, требуя выселения чеченцев в ответ на убийство десантника подростком, приехавшим из Чеченской Республики. Протестующие предприняли попытку перекрыть федеральную трассу и разгромить «кавказское» кафе, скандируя националистические лозунги. Ситуация и возникший вокруг неё медиашум настолько серьёзны, что стоит поговорить о них подробно.

Только факты

Трагический инцидент произошёл в городском кафе «Золотая бочка». Недавно демобилизовавшийся 20-летний Руслан Маржанов вступил в конфликт с 16-летним Али Назировым. Ссора, по предварительным данным, произошла из-за девушки. В результате между молодыми людьми завязалась драка. Назиров пустил в ход скальпель, которым нанёс смертельные ранения Маржанову.

Практически сразу Назиров был задержан и заключён под стражу. Однако известие быстро распространилось по городу (население примерно 41 тыс. человек), и уже на следующий день на городской площади собрался стихийный митинг. По разным данным, от 200 до 600 человек на нём требовали выселить всех кавказцев из города, а власть обвинили в потворстве этнической преступности.

Успокоить собравшихся попытался глава администрации района Станислав Сидоров, но был освистан толпой и облит водой. На все призывы к здравомыслию люди отвечали скандированием «Выселяй!» Далее часть толпы двинулась в район компактного проживания чеченцев с намерением сжечь кафе кавказской кухни, но их действия были пресечены полицией. Другая часть предприняла попытку перекрыть трассу Саратов—Самара, но сотрудникам полиции также удалось уговорить их разойтись. 

На собрании инициативной группы граждан и чиновников было сформировано предложение из 5 пунктов:

— через правоохранительные органы совместно с общественниками провести проверку паспортно-визового режима. В особенности у всех приезжих. И подобные проверки сделать постоянными;

— обновить состав районного общественного совета при полиции;

— организовать рейды по проверке исполнения закона Саратовской области по продаже спиртных напитков в вечернее время. Ранее этот закон в районе не соблюдался;

— сформировать добровольные народные дружины и привлечь к патрулированию казачьи формирования;

— активизировать работу правоохранительных органов с общественными объединениями и привлечь диаспоры.

Вот так выглядит история, очищенная от медиашума. Для дальнейшего её анализа даже не будем принимать во внимание, что приехавший в Саратовскую область в гости к дяде чеченец Назиров не имел отношения к местной диаспоре; сам Маржанов с детства дружил с чеченцами, именно эти чеченцы на руках доставили его в больницу, а также задержали, поколотили и выдали полиции убийцу. Не имеет особого значения и то, что в Пугачёве за последние годы было убито двое чеченцев и эти преступления до сих пор не раскрыты, а убийцы не наказаны, а также то, что на 41 тыс. населения здесь проживает не более 100 чеченцев. Все эти факты имеют место быть, но не играют решающей роли.

Раскрутка повода 

Изголодавшиеся на фоне довольно скучных летних недель, медийщики накинулись на пугачёвский повод, как собаки на кость. Ещё бы — столько вкусного: тут и горячая тема межнационального конфликта, и звучное название города, отсылающее к русскому бунту, и кровь, толпа и ОМОН. В общем, все слагаемые для яркого материала.

Как водится в таких случаях, событие в медиа стало стремительно трансформироваться в нечто, имеющее мало общего с первоначальным поводом. Так телеканал «Дождь» лёгким движением руки довёл число митингующих до 1000 человек, а подсудимый Навальный рассказал о вводе в Пугачёв тяжёлой армейской техники для подавления русского бунта. Правда, вскоре оказалось, что видео с колонной БТР было снято в прошлом месяце и никакого отношения к текущим событиям не имеет. Когда подлог стал очевиден, Навальный скромно и без лишних слов убрал ролик из текста, но по всем законам распространения информации это уже не имело никакого значения — люди уверены, что «армия встала на защиту хачей против русского народа».

Пошла волна по форумам и блогам: 

«Пока все это аульное стадо не перережем, в буквальном смысле этого слова, не щадя ни детей, ни стариков, ни старух — так и будет»;

«Можете считать меня кровожадной националисткой, но единственное решение этой проблемы — уничтожать. Уничтожать нещадно. Всех. Стариков, женщин, детей. Другие меры не подействуют. Эти животные не знают ни жалости, ни уважения к нам. Почему мы должны быть толерантными?»; 

«Власти уже обоср**сь. Надо не ждать, мужики, а во всех городах выходить, чтобы путинская мразь заткнулась. И п***ь прежде всего надо администрацию и мусоров».

Подхватили тему и профессиональные борцы за «чистоту расы»:

«Национализм — это единственная реальная идеология протеста, способная вовлечь широкие народные массы. Теперь смотрите на тысячу с лишним человек, кроющих х***и в лицо городскую администрацию» 

В общем, отпиариться на трагическом случае поспешили все кому не лень, начиная от захудалых интернет-площадок до федеральных СМИ (НТВ и Рен-ТВ не постеснялись показать в эфире фейковую колонну БТР) и псевдополитических деятелей.

Корень проблемы 

То, что антикавказскую тему в Сети раскручивают намеренно и методично, мы говорили не раз и не десять. Другое дело, что даже после очистки очередной медиабомбы от провокаций и вранья у неё остаётся ядро, которое нельзя игнорировать. Ядро это в том, что многие представители Кавказа, равно как и мигранты из Средней Азии, часто позволяют себе поведение, раздражающее общество в центральных областях России. А учитывая то, что в центральном регионе их становится всё больше, есть риск, что рано или поздно это поведение станет считаться «этнической выездной нормой».

Собственно, общественная истерия, возникающая после каждой подобной истории, хоть и изрядно подогрета, но рождается обычно не на пустом месте. Общество интуитивно чувствует, что власть не вполне осознает опасность угрозы, и яростно сигнализирует ей о том, что нужно принимать превентивные меры. Проблема в том, что зачастую власть всё и так прекрасно осознаёт, но не имеет нужных механизмов предотвращения и разрешения межнациональных конфликтов.

Что, например, могла сделать пугачёвская власть, чтобы предотвратить убийство парня? Закрыть все питейные заведения города? Запретить кавказцам въезд в него? Провести фестиваль дружбы народов?

Признаемся себе честно — смогут ли принятые по итогам трагедии решения (проверки паспортов, кафе и т.д.) застраховать от того, что через время не повторится нечто подобное? Весьма сомнительно. К сожалению, пока что рецепта «как сделать всех нерусских законопослушными» не существует. Как не существует такого рецепта и для русских. Что, впрочем, не значит, что его не нужно искать.

Дестабилизация меняет вектор

Мы часто разбираем отдельные эпизоды антикавказской тематики на наших страницах, но теперь настало время рассмотреть их комплексно. Вот что получается:

 — пугачёвский бунт вызывает широкий резонанс в СМИ. Активизируются националисты территориально-уменьшительного толка, которые спешат заявить, что только эта проблематика способна реально поднять народ на протест. Цитата:

«Мы говорили, что после смерти протестно-либерального движения придет пора стихийных националистических протестов. Не от теории — от практики. От практики давящего на плечо гроба с боевым товарищем. Что национализм — это единственная реальная идеология протеста, способная вовлечь широкие народные массы. Теперь смотрите на тысячу с лишним человек (собравшихся в городе на 40 000 жителей), кроющих х***и в лицо городскую администрацию, и спросите у себя всего одну вещь: «А где так называемая «российская оппозиция», когда в самом центре страны целый город вышел из подчинения? Где все те подписанты заявлений в защиту жидов, пи**ров и прочего пуссирайота, когда русские люди стоят с траурными портретами в саднящих от ночных погромов руках? Где? Где, б**ь? Где?»

В отстойнике истории. «Белой ленте» нечего сказать городу Пугачёву. Владимиру Путину нечего сказать городу Пугачёву. А нам, русским националистам, есть что сказать бунтующему городу славного имени Пугачёва.

Выселять и отделять!» 

Вся эта движуха с радостью подхватывается журналистами. Зачастую не потому, что они стремятся сознательно навредить государству, а потому что банально гонятся за рейтингами. В итоге националистические лозунги («Выселять и отделять») получают бесплатную информационную поддержку. Ровно так, как это было во времена «болотных» протестов.

Смотрим дальше.

— 22 июня в Воронежской области толпа экоактивистов при поддержке националистов разгромила лагерь геологов, ведущих разведку никелевого месторождения. Мы разбирали подробно, кто пропустил — читайте здесь. Напомним, что тогда в самом центре России организованно собралась тысяча человек, в том числе из соседних областей, и провели боевую операцию, которую правоохранители не смогли предотвратить, несмотря даже на то, что она планировалась публично.

Примечательно, что в этой операции бок о бок выступали националисты в масках, гей-активисты и креаклы с казаками. Ввиду этого, вышеприведённый гневный манифест националистов с укорами к «белой ленте» несколько теряет пафос.

Но и это не всё.

— В начале лета в городе Удомле Тверской области кто-то заснял на телефон и выложил в интернет перестрелку во дворе между русскими и чеченцами. Взволнованные жители решили провести митинг и потребовать от властей навести порядок. Вот как эти события описывает наш коллега Руслан Ляпин:

«Как некогда Поткин в Кондопогу, на запах «жареного» примчался в Удомлю из Петербурга националист-белоленточник Николай Бондарик, член «штаба оппозиции». Перед этим бросил в сети клич: «Айда все в Удомлю, спасать русских!», на который, естественно, откликнулись несколько сот человек национально ориентированной молодёжи, которые своим ходом двинулись устраивать в Удомле не то сход, не то «Русский марш», не то «День русского гнева». Понятно, что половину при въезде под разными предлогами остановила полиция, но всё же не менее 400 местных и приезжих на площади собралось. Тверские, понимая, что затеял Бондарик, в Удомлю не поехали, за что немедля были зачислены им в «предатели».

Дальше всё было, как ожидалось. Жители ругали кавказцев. Мэр Удомли пытался доказать, что «это бытовой конфликт, который СМИ раздувают в межнациональный». А дождавшийся своего часа Бондарик тут же предложил толпе отправить в отставку мэра (очевидно, у его друзей-либералов на эту должность уже есть кандидат), за что был быстро скручен полицией и уведён в отделение. Толпа, понятное дело, двинулась «требовать освобождения», и скоро сияющий Бондарик был отпущен с имиджем «народного героя». 

Но самое интересное вот где, уважаемые читатели. В социальных сетях появилась группа «Патриоты Черноземья. Воронеж. Липецк. Белгород. Тамбов. Курск. Орёл». Группа распространяет вот такое вот с виду безобидное и патриотичное сообщение:

«Уважаемые подписчики. С 15-го июля 2013 года (на 10 дней) в братской Украине открываются учебные лагеря, в которых примут участие и члены «Патриоты Черноземья». Нас пригласили организаторы и мы рады нашим крепким дружеским отношениям. Если вы до сих пор не присоединились к нашей дружной компании, но желаете принять участие в трёх заездах (затем Киев и Карпаты), то поспешите связаться с нами по этим контактам: … Для поездки вам потребуется иметь с собой спальный мешок, пенку, личные принадлежности и тысячу гривен (4 тыс. рублей): в эту сумму входит питание, палатки и оплата инструкторов. Цель мероприятия: развитие дружеских отношений между украинским и русским народом и патриотическое воспитание. Отлично проведём время с пользой, всё будет супер, недовольных не будет :)»

Однако если зайти на сайт УНС (украинские националисты), то там это приглашение выглядит слегка иначе:

«Летом для молодежи, проживающей на территории будущей Русской автономии — Дон, Терек, Кубань, а также Белгородщина, Воронежщина, Брянщина и др. — Украинский Национальный Союз организует тренировочные лагеря (первая ступень — на Харьковщине, вторая — в Карпатах).

Среди прочего участники под руководством опытных инструкторов будут отрабатывать
 — организацию акций гражданского сопротивления
 — противодействие обычным антиконституционным действиям полиции и ФСБ
 — методику вербовки в группы гражданского сопротивления
 — методику оперативной работы
 — методику агитации и пропаганды

Кроме того, участники будут проходить семинары по теоретическим основам Русской автономии, также много развлекаться, заниматься прикладными видами спорта и тактической подготовкой».

То есть «патриоты Брянщины» поедут учиться у украинских националистов, желающих расшириться за счет РФ, противодействовать ОМОНу, громить лагеря геологов и раскачивать толпу у нас в России. Естественно, здесь такие действия будут прикрываться популярными лозунгами — вроде борьбы с понаехавшими, борьбы за экологию и пр. Возникать такие протесты будут по любому поводу, где можно заручиться поддержкой местных жителей, как следует надавив им на эмоции. Сам повод для «патриотов» не будет иметь принципиального значения.

Таким образом, мы видим, что провалившийся протест креаклов на наших глазах трансформируется в протест, публичной силой которого будут «простые русские парни-патриоты». Стоит признать — хорошее техническое решение. Во-первых, гарантирует куда большую поддержку широких слоев населения, во-вторых, позволяет разжечь регионы (раз Москву не удалось), в-третьих, позволяет постоянно тренировать актив в условиях реальных действий.

Добавьте ко всему этому возникшие после провала «болота» всевозможные сибирские, поморские и прочие сепаратистские кампании, активизацию ваххабитов по всей стране, и станет очевидна конечная цель всех этих действий. Заказчику ведь по большому счёту наплевать, каким именно инструментом нас разрушать — не получилось креаклами, значит, ударит с другого фланга.

Итого: вопрос этнической преступности и бытового дисциплинирования мигрантов должен рассматриваться не то что в качестве первоочередного, но в качестве перезревшего, уже горящего и требующего радикальных мер.

Не только из-за увеличивающегося количества преступлений, но и из-за того, что он является благодатной почвой для провокаций, призванных подготовить общественное мнение о необходимости территориального раскола страны. А эти провокации уже выглядят не просто отдельными уколами, а разворачиваются широким фронтом и набирают силу.

Отсечь одно от другого — критически важная для нас задача.