Линии оппозиции и спорта пересекались в 2012 году лишь несколько раз.

В первый раз – в феврале, когда в списке доверенных лиц Владимира Путина оказалось немало известных спортсменов, тренеров и других представителей спортивной отрасли. Евгений Плющенко, Елена Москвина, Татьяна Тарасова, Елена Чайковская, Ирина Винер, Мария Киселёва, Елена Исинбаева… Всего в списке был 31 представитель спортивного мира. Как и все остальные доверенные лица тогдашнего кандидата в президенты, каждый из них оказался, с либеральной точки зрения, продавшимся жуликам и ворам и кровавому режиму.

В мае настал победный для России чемпионат мира по хоккею. Его пришлось оппозиционно проигнорировать. Сам тому очевидец: после финального матча отправился в радостную пробку, расползшуюся по центру города. А потом выбрался из ликования и оказался у тёмного островка, где победе России не были рады – у скверика перед высоткой на Красной Пресне, где собрался на ночлег очередной «оккупай». Россия радуется победе хоккеистов, «оккупанты» частично горюют, частично стараются её не заметить – стоило проехать несколько километров, чтобы наглядно поймать такой контраст.

Футбол сильно выходит за рамки спорта, и ассоциируют футбольную сборную России с коллективом, защищающим цвета своей страны, далеко не все. Особенно ту, что отправилась в Польшу. Тем не менее, случился на чемпионате Европы один очень понравившийся креативному классу момент – когда польские хулиганы напали в Варшаве перед матчем на российских болельщиков. Тональность высказываний («русские оккупанты наконец получили свое») не оставляла сомнений в оппозиционных приоритетах даже в банальной драке.

Олимпиада дала довольно заметной части оппозиции целую неделю радости. Первую, когда Россия проигрывала. На второй неделе Олимпиады российские спортсмены рванули вперёд, и каждая завоеванная ими медаль воспринималась на оппозиционных ресурсах всё более кисло.

Сразу после Олимпиады в Лондоне начались Паралимпийские игры. Их вообще пришлось проигнорировать. Дело в том, что российские инвалиды – впервые, кстати! – заняли второе место. Причём за каждой наградой, да за каждым выступлением наших паралимпийцев в Лондоне  – истории совершенно сногсшибательные. Там реальные, настоящие инвалиды. На колясках, на протезах, незрячие. Из российских детских домов (по версии оппозиции, они там все должны были давно вымереть), из забытых посёлков где-нибудь в Туве, где даже газа нет (как наш паралимпийский чемпион по стрельбе из лука).

Но поскольку этим инвалидам помогло государство, создало условия для тренировок и сборов государство, отправило в Лондон государство, наградило за победы государство, а принимал паралипийцев после Игр лично Путин, радости и успехи российских паралимпийцев оппозиции проще было не заметить.  Соответственно, и в её нынешние крокодиловы слезы позвольте не поверить. Пусть так называемый «закон Димы Яковлева» дважды сомнителен, но ведь и на российских инвалидов оппозиции до его принятия было трижды наплевать.

Ещё Россия готовилась в этом году к Олимпиаде в Сочи и к чемпионату мира по футболу 2018 года, а оппозиция уныло вещала про связанное с этими событиями воровство. Здесь с оппозиционной стороны произошла сдача позиций: в 2008-2009 годах звучали прогнозы, что «цивилизованный мир» бойкотирует Олимпиаду в «стране-изгое».

Итоги года во взаимоотношениях оппозиции и спорта подвёл, пожалуй, небезызвестный твит «Землетрясение в Сочи. Надеюсь, всё развалилось». Он, несомненно, добавил симпатий к оппозиции со стороны жителей Сочи, строителей, спортсменов, болельщиков. Да и просто людей, у которых в порядке с совестью и мозгами.

Чего из этого набора не хватило оппозиции, чтобы так не подставляться весь 2012 год в достаточно аполитичной теме спорта – всё-таки не Путин прыгает с шестом и клюшкой по шайбе не он бьёт, – сказать не берусь. Но эффект налицо. В декабре 2011 года на площади было 110 тысяч, в декабре 2012-го – три тысячи. Часть из них ушла из оппозиционного лагеря после плевков во всё российское и, похоже, назад никогда уже не вернётся.