Уважаемые читатели!

Мы с вами сейчас, оказывается, в моде у западных интеллектуалов. Они скопом решают, что с нами делать и как нас воспитать. Самый популярный политический веб-ресурс англосаксонского мира Huffington Post открывался вчера вот такой картинкой:

То есть: «Русский олимпийский дух: преследования и запугивания».

Ниже следуют разъяснения. Из них мы можем узнать, что сейчас в нашей стране идёт беспрецедентное давление на журналистов и активистов в преддверии Сочинской олимпиады — им затыкают рты. Есть даже ссылка на конкретику: из неё мы можем узнать, что затыкание ртов и беспрецедентное давление на активистов и журналистов состоит в 1) принуждении иностранных агентов к регистрации, 2) усилении мер против нелегальных иммигрантов и 3) тысячерублёвых штрафах за гей-пропаганду среди несовершеннолетних. Причём тут перечисленные лица — непонятно. Но, поскольку по ссылкам никто не ходит — сгодится и так.

А далее следуют призывы. Комик Стивен Фрай, утончённый интеллектуал и любимец образованных москвичей, утончённо призывает премьер-министра Великобритании Кэмерона бойкотировать Олимпиаду-2014, потому что геи, которым нельзя агитировать детей сегодня, — это евреи, которых начал репрессировать Гитлер в 1936-м, а Путин — это Гитлер. Я не утрирую. «Это безумное преступление зловеще повторяет Путин, только на сей раз против ЛГБТ-русских. Избиения, убийства и унижения игнорируются полицией. Заявление, что Чайковский был гей, может быть наказано тюремным заключением и проч.»

Организация «Олл Аут» призывает Международный Олимпийский Комитет надавить на Россию и осудить чудовищные антигейские законы: она собрала уже 300 тыс. подписей и подала их в МОК вместе с письмом Фрая. Анастасия Смирнова из русской сети ЛГБТ приветствует данный шаг и объясняет, что это русское правительство «готово карать людей просто за то, кто они есть и кого они любят».

Авторитетные меньшинственные деятели призывают просто запретить участие сборной России в Олимпиаде на её же территории.

Бывший посол США в Грузии и советник президента по России призывает Америку «готовиться к нестабильной России». Потому что: «Путин неизвестно с чего решил, что Штаты слабеют. А на самом деле это он переоценивает свою слабеющую силу, криминализируя политических оппонентов и давая убежище Сноудену».

Какой-то заслуженный вашингтонский журналист призывает отплатить Путину за хамскую невыдачу Сноудена и несдачу Сирии — и сокрушается, что вот так просто этого президенту Обаме сделать не удастся. «Если бы существовало какое-нибудь средство доходчиво объяснить ему, что он не в такой безопасности, как думает… Если бы что-то могло хоть ненадолго стереть самодовольство с его лица — я сам бы оплатил бензин президентскому самолёту… Но победили более холодные головы. Сноуден выиграл первый раунд, но будет и продолжение. Мы должны выбрать для него время и место. Мистер Сноуден, мистер Путин, если вы думаете, что эти время и место — сентябрь и Москва, то вы ошибаетесь».

…Короче, название всей этой выжимке эмоций и советов от лучших публицистических умов англосаксонского мира одно — истерика. Как положено — хаотичная и растерянная. С перетасовыванием одного и того же списка угнетаемых: геев-агентов-ходорковского-навального. С идиотскими фантазиями уточнённых интеллектуальных меньшинств. С требованиями от этой тряпки Обамы сделать уже срочно что-нибудь — и мрачными обещаниями всыпать этой России как-нибудь потом.

Естественно, причина такой дружной и такой неслаженной истерики интеллектуальной элиты западного мира — не в реальных информационных поводах, благо они все, включая даже Сноудена, до безобразия раздуты.

И причина не в том, что Россия — страна большая и сильная. Никакой Иран, никакой Китай и никакая Индия такой истерики у элиты не вызывают. Хотя страны большие и сильные.

У меня есть версия, уважаемые читатели. Причина наблюдаемого гвалта в том, что Россия — однажды, причём совсем недавно, каких-то 20 лет назад, побеждённый враг №1. То есть что-то такое, что сначала транслировало на весь мир собственные ценности (чего отродясь не делали ни Китай, ни Индия, ни Иран). Затем этот враг громко и прекрасно рухнул в ничтожество, где медленно разваливался, внимательно слушая, что ему победители говорили. Затем он начал тихонько приходить в себя: это было неприятно, но терпимо — поскольку своё место экс-враг знал, продолжал слушать, что ему говорят, и на международный ринг не вылезал.

А теперь вдруг этот побеждённый и послушный враг №1 вылез на международный ринг и не слушается. Вообще. Стопоря при этом процессы, которые являются частью текущего «ценностного пакета» главной страны мира. И пусть он пока никаких собственных ценностей не транслирует — но страшно уже то, что он препятствует практическому внедрению того ценностного пакета, который вроде как всё ещё глобальный монополист. Враг не слушается. И никакие пиар-технологии его не берут.

…Кстати, голубые тут — вообще тема номер шестнадцать: они просто на Западе самые громкие и их лучше всех слышно. Главное тут — конечно, препятствование уничтожению светских государств Ближнего востока плюс наглая невыдача разоблачителя тотальной слежки, ради которого Европа берёт под козырек, плюёт на двухсотлетнюю Венскую конвенцию, принудительно сажает для обыска самолёт боливийского президента и делает вид, что так и надо.

То есть, коротко говоря, Россия по факту, даже не говоря никаких лозунгов, наглядно показывает своим поведением, как всё дальше и дальше отчаливает от реальности «ценностный пакет» текущего мирового лидера.

А поскольку идеологическим и масс-культурным обслуживанием этого пакета вся интеллектуальная элита, пишущая в ведущем англосаксонском политСМИ, как раз и занимается — никакой иной реакции от неё, кроме истеричного вранья, ждать и нельзя.

В противном случае интеллектуальной элите пришлось бы обсуждать и ставить под сомнение собственный ценностный пакет, столь плохо налезающий на реальный мир. А за это ей, простите, не платят. Не говоря уже о том, что даже самые умные и подкованные интеллектуалы этой элиты — выучены и подкованы, если можно так выразиться, не базово, а инструментально: в рамках необсуждаемой догматики. Той самой, которая на реальность не налезает.

В этом контексте — даже не знаю, как они утешатся и найдут в сложившейся ситуации позитив.