Мы довольно часто пишем колонки на “Однако”. И иногда задеваем чувства разных креативных людей. Но сегодня нам предстоит особенно тяжёлый и серьёзный разговор. Мы будем говорить о том, почему, собственно, часть наших сограждан, работников нефизического труда, на наших глазах назначила себя носителем высшей правоты и занимается травлей остальных граждан -- работников как физического, так и творческого и интеллектуального труда. 

Как получается, что Роднина, Башмет, Мориц и другие вдруг назначены худшими, чем те, кто им в собственно творческом отношении в коленки дышит? Откуда взялась эта плотно слежавшаяся прослойка граждан?

Короче, в данном случае речь пойдёт о происхождении т.н. креаклов (представителей Креативного Класса), их взаимоотношениях с человечеством -- и, главное, о том, как ими не стать.

Для того, чтобы исследовать вышеупомянутое постыдное явление, опустимся в глубины веков и понаблюдаем за зарождением креативного класса.

Мы увидим в глубине веков древних людей, которые вместе со своими древними семьями и древними детьми сидят перед древним огнём и едят что-то добытое древним примитивным и, возможно, очень опасным трудом вроде собирательства и охоты.

У этих древних людей существовали свои древние примитивные интересы. Интересы эти могли быть краткосрочные: убить оленя и поесть, выделать шкуры и одеться, избавиться от соседствующего племени людоедов и пещерного льва -- тоже не вегетарианца; и долгосрочные: совершить первую Научно-Техническую Революцию, перейти от присваивающего хозяйства к производящему, открыть металлургию, медицину, обществоведение, право и полететь в Космос. Также интересы были и нематериальные: люди хотели иметь некую концепцию мира, в которой у них было бы место, которая позволяла бы им отличать добро от зла и поступать друг с другом по-человечески, а не как обычно.

Кто мог помочь в этом древнему человеку?

Знакомьтесь:

 

Это - древний интеллигент.

Это на его долю выпал нелёгкий труд объяснять соплеменникам природные явления, причины и смыслы жизни и смерти, роль брака и собственности, различие между грехом и праведностью и одновременно -- методы обработки камня, разведения огня, причины по которым пещерного льва нужно бить копьем именно в сердце, а не в задницу, а для особо одарённых ещё и обрисовать последствия неправильного выбора цели -- то есть быть ещё и педагогом.

Да, этот суровый парень не похож ни на Андрея Сахарова читающего соплеменникам томик Осипа Мандельштама, ни на Елену Боннер прижимающую к себе детей, не знавших отцов, ни на Юру Музыканта, стоящего на страже Химкинского Леса. В те суровые времена, когда ни коммунистический тоталитаризм, ни путинский авторитаризм даже ещё не были изобретены и до цвета нации не могли дотянуться ни Путин ни Сталин, дотягивался сам Дарвин. Вся земля была усеяна костями никому не ведомых номинантов на премию его имени.

Не было ещё шашлычной “Антисоветская” и “Жан-Жака”, поэтому властителям дум приходилось есть из одного котла с предками рабочих Уралвагонзавода и соответствовать аудитории.

Разделения на творческую и техническую интеллигенцию тогда ещё не наблюдалось, так что, как мы видим, данный конкретный субъект в одно рыло выполняет для своего племени роль и Курчатова, и Волочковой, и Окуджавы -- одновременно. То есть добывает энергию, пляшет и поёт.

Всеми своими действиями первобытный интеллигент служит племени, одновременно с этим набираясь знаний, опыта и синтезируя новые знания, углубляя своё понимание в таких областях, как управление коллективом, воздействие искусства на массовое сознание, сушка дерева, разведение костра, методики передачи знаний. В конце концов, к шаману приходит умение оперировать не просто конкретными предметами, а абстракциями -- такими как Добро и Зло, Любовь, Творение, Вселенная и так далее.

Его компетентность в своих областях придаёт ему авторитет, который он может использовать на пользу племени или себе.

Предположим, древний интеллигент заметил, что пещерный лев имеет свой распорядок дня и питания и совершает одни и те же действия в одно и то же время в одном и том же месте. Например, имеет привычку чесаться об одно и то же дерево. И тут интеллигент совершает открытие.

Он созывает племя, танцует ему танец духов, а потом рисует дерево, яму с кольчми под деревом и убитого льва. А потом пустую львиную пещеру, в которой теперь живёт его племя.

Вариантов, в которых интеллигент мог пригодиться племени -- много. Интеллигент мог придумать, например, охоту загонным способом.

Или избавление от соседнего племени методом подношений их шаманам, чтобы те убедили соседнее племя начать перестройку, ускорение и гласность.

Самое главное тут в том, что первобытный интеллигент имеет уникальный ресурс -- авторитет. И этот ресурс становится предметом, провоцирующим появление на сцене истории креакла.

Креакл может возникнуть из любой среды. В креакла может выродиться сам интеллигент, потеряв интерес к служению племени (или если выдохнется в основном своём занятии). Но надо отметить, что гораздо чаще креакл -- это молодая особь, ранее не замеченная в служении или интеллектуальной деятельности, но сообразившая, что успешное подражание внешним признакам поведения интеллигента может открыть доступ к такому ресурсу, как авторитет.

Племя собирается на совет и рассаживается в круг. В центре круга ритуально зажигается священный огонь. Некто, как две капли воды похожий на шамана, но несколько моложе того возраста, который реально позволяет завоевать авторитет в племени, танцует как Волочкова, поёт как Окуджава, а потом рисует на скале следующую идею: Изгнать нынешнего военного вождя, нового избрать с учётом голосов женщин, которые в войне разбираются не хуже мужчин, заменить кремневые наконечники на более гуманные деревянные и не очень острые. Во имя Добра.

При этом умалчивает, что морда у него лоснится от того, что он давно уже питается не только подношениями соплеменников, но и теми грантами, что ему выдаёт шаман соседнего племени.

Вариантов таких идей много.

От похожей на шамана всеми бусами и татуировками личности может поступить предложение о начале беспощадной борьбы с привилегиями Совета Старейшин и коррупцией (что вроде бы и неплохо), но почему-то методом разрушения деятельности племени по собирательству и охоте.

Самое главное качество этих идей в том, что: а) они для племени вредны или, как минимум, не полезны, б) племя их не понимает и не принимает.

Происходит это потому, что креакл (а мы имеем дело уже именно с ним) отделяет свои интересы от интересов остального племени. Это принципиальная разница между интеллигентом и креаклом: интеллигент может осознавать интересы племени лучше, чем само племя, но не станет отделять свои интересы от интересов племени -- раз, не утеряет уважения к своему племени -- два. Интеллигент-шаман осознаёт себя частью племени. Креакл -- это либо выродившийся интеллигент, либо человек, который имитирует одежду, повадки интеллигента, чтобы получить доступ к ресурсу -- авторитету и влиянию на общественное мнение, с целью заставить общество служить себе.

Если племя не поддерживает идеи шамана, то шаман либо смиряется с гласом народным, либо становится просветителем.

Креакл же в таком случае тысячекратно усиливает накал красочности наскальных картинок и разоблачений ужасов сталинизма. Потому что первое основное качество креакла -- в том, что он мнение племени или народа ни в грош ни ставит и не уважает.

Вторым основным качеством креакла является сублимация отсутствия взаимодействия на племя или народ усилением степени креативности.

Если оставить нашего древнего креакла в покое, а потом зайти к нему, скажем, через недельку, то мы обнаружим, что вся пещера его уже изрисована истыканными копьями портретами нынешнего вождя, к которому пририсованы рога, змеиный хвост и язык, когти и клыки. Всё свободное пространство будет покрыто вычислениями количества жертв нынешнего вождя с использованием распределения Гаусса, а в углу возле статуи верховного женского божества будет надпись “(имя божества в звательном падеже), (имя вождя в родительном) прогони!”.

А самое главное, что от всех этих умственных и физических усилий не будет никакого толку. Что будет вызывать припадки ненависти к тупому племени и не очень результативным, но очень демонстративным попыткам свалить в соседское племя.

Шаман и племя -- это первое разделение труда на интеллектуальный и физический. Дальше разделение только усугублялось и усложнялось, в результате чего на свете появились, военные, рабочие Уралвагонзавода, фермеры и колхозники, учителя, ученные, певцы, священники и писатели.

Креаклы же остались неизменными при любой профессии: отделение себя от народа, а своих интересов от интересов народа, неуважение к народу, бессилие, ненависть к народу -- это то, что делает их ими самими.

В любом веке. Хоть в каменном, хоть в постиндустриальном. Хоть с бубнами, хоть с айпадами. Хоть в шкурах, хоть в тогах, хоть в “Бриони”.