Прошедший после победы «революции достоинства» год позволяет подвести промежуточный дебит/кредит олигархической деятельности на Украине и понять, кто из активных участников майданного переворота оказался в выигрыше, кто проиграл, и каково будущее украинского олигархата.

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Изначальная цель первого, «бархатного» майдана, организованного Сергеем Лёвочкиным, апогеем которого стало избитие «онижедетей» 30 ноября 2013 г., — изменение модели взаимоотношений между представителями олигархических кланов республики.

Донецкий клан во главе с Януковичем и Ахметовым противостоял днепропетровскому, символом которого была Юлия Тимошенко, а наиболее богатым представителем — Игорь Коломойский. Ключевой претензией «днепропетровских» к «донецким» были неуёмные аппетиты семьи Виктора Фёдоровича и отказ от подписания евроассоциации, которая позволила бы олигархам встроиться в европейские товарно-сырьевые цепочки на правах низового звена.

Капиталы ключевых украинских олигархов по данным «Форбс Украина»

Олигарх

Капитал в 2013 г. в долл. США

Капитал в 2014 г. в долл. США

Капитал в 2015 г. в долл. США

1

Ринат Ахметов

15,4 млрд.

11,2 млрд.

6,7 млрд.

2

Виктор Пинчук

3,8 млрд.

3 млрд.

1,3 млрд.

3

Игорь Коломойский

2,4 млрд.

1,8 млрд.

1,3 млрд.

4

Геннадий Боголюбов

1,7 млрд.

2 млрд.

1,3 млрд.

5

Вадим Новинский

1,9 млрд.

1,4 млрд.

Менее 1 млрд.

6

Пётр Порошенко

1,6 млрд.

1,3 млрд.

Менее 1 млрд.

7

Дмитрий Фирташ

0,673 млрд.

0,4 млрд. По альтернативным оценкам – 2,7 млрд.

Менее 1 млрд.; альтернативные данные отсутствуют.

8

Сергей Тарута

0,597 млрд.

0,479 млрд.

Банкрот

9

Константин Жеваго

1,5 млрд.

1,1 млрд.

Менее 1 млрд.

10

Сергей Тигипко

1,2 млрд.

1 млрд.

Менее 1 млрд.

Московские соглашения, инициированные Николаем Азаровым, позволяли не только удовлетворить денежные аппетиты украинских олигархов, но и начать процесс постепенного разворота Украины в сторону Таможенного союза. Однако уже в январе 2014-го стало очевидно, что в дело вступила геополитика и украинские олигархи являются не руководителями майданных акций, а фигурами средней ценности на шахматной доске, которыми оперируют США.

Потому уже к февралю олигархи практически полностью утратили контроль над деятельностью революционных масс, а единственным, кто, сориентировавшись, получил выгоду, стал Игорь Коломойский. Остальные же оказались среди тех, кто уже потерял гораздо больше, чем получил.

Революция ест не только детей, но и родителей

Сложно сказать, просчитывали украинские олигархи последствия своей революционной деятельности на Украине или нет. Вероятно, считали, но всё просчитать не смогли. По итогам прошедшего года можно с уверенностью констатировать: в выигрыше, по крайней мере, по совокупному капиталу не оказался никто. Нет ни единого олигарха, кто стал бы богаче.

Больше всех досталось удельному князю Донбасса — Ринату Ахметову, который потерял чуть ли не половину капитала и лишился своей феодальной вотчины. Единственное, что пока удерживает на плаву Ахметова, — солидный запас прочности и энергетическая империя ДЭТЭК, которая, хоть и является лакомым куском для конкурентов, но не может быть отобрана в силу её стратегической важности и сложности с управлением. Дело в том, что в структуру ДЭТЭК входят как тепловые электростанции — ключевой элемент в украинской энергосистеме, — так и мощности по добыче и транспортировке каменного угля. Потому отъём такого актива у Ахметова может привести к непредсказуемым рискам для киевских элит.

Впрочем, война на Восточном фронте и борьба с Игорем Коломойским очень сильно потрепали Ахметова, и при таких темпах обнищания олигарх рискует встретить новый год нищим, ведь металлургические предприятия Рината Леонидовича в ДНР стоят, а практически все активы на Донбассе зависли между Украиной и ДНР.

Один из организаторов «бархатного» майдана — Дмитрий Фирташ — теперь и вовсе находится в Австрии, где местная Фемида решает, выдавать ли украинского олигарха в США. Так как Фирташ был главным химиком Украины и специализировался на производстве минеральных удобрений, то досталось и ему. Проблемы с поставками газа, падение гривны и сжатие внутреннего рынка привели к снижению спроса на удобрения и закрытию части его заводов. Горловский «Стирол», например, оказался на территории ДНР и, с большей долей вероятности, очень сильно пострадал от артиллерийских обстрелов города. Арест Фирташа показал всю хлипкость положения олигарха, у которого отняли даже завод «Таджик Азот» в далёком Таджикистане, не говоря уже о части активов на Украине.

Досталось и Виктору Пинчуку: его трубная компания обанкротилась, а страховой бизнес приказал долго жить.

Вадим Новинский фактически банкрот, а упущенная выгода только в сфере судостроения составила порядка 4 млрд долларов — именно во столько оценивался контракт на постройку газовозов для «Газпрома» на николаевских верфях. Пострадал и его банк «Форум», а февральский обыск в «Смарт-групп» может привести олигарха к лишению активов.

Сергей Тарута стал реальным банкротом (именно так охарактеризовал бывший олигарх своё финансовое состояние). Примечательно, что разорился олигарх не на копании траншей вдоль российско-донбасской границы, а вследствие утраты активов, находящихся сейчас в ДНР.

Константин Жеваго и Сергей Тигипко отошли в сторону и решили не принимать участия в междоусобице, потому досталось им меньше всех, но капиталы похудели. Бизнес Жеваго страдает из-за падения цен на руду, а банк олигарха — «Финансы и кредит» — находится на грани банкротства. Бизнесу Тигипко предсказывают жёсткую посадку, а самому олигарху грозит разорение.

Государство — это «Приват». Олигарх — это я. Игорь Коломойский

По итогам года единственным олигархом на Украине остался Игорь Коломойский и его коллеги по финансово-промышленной группе «Приват». Несмотря на уменьшение размеров капиталов, у «Привата» есть то, чем не владеют бывшие коллеги по цеху, — силовой ресурс.

Игорь Коломойский и два приближённых к нему Геннадия — Корбан и Боголюбов — в силу своего рейдерского прошлого сумели вовремя нанять ландскнехтов и сформировать свои батальоны. Силовое прикрытие обеспечило не только защиту существующих активов, но позволило увеличить подконтрольные площади за счёт Одесской, Запорожской и части Харьковской областей, фактически создав государство в государстве — Каганат, в котором Игорь Коломойский стал Каганом. Проведение парламентских выборов дало возможность «Привату» упрочнить своё представительство в парламенте и неоднократно «прогибать» Киев. Порошенко и Яценюк были вынуждены не только выделять миллиарды на рефинансирование «ПриватБанка», закрывать глаза на кражу 603 тыс. тонн нефти из магистрального нефтепровода, но и терпеть Коломойского на посту губернатора Днепропетровской области, а его зама, Игоря Палицу — в кресле главы Одесской области. Снять Палицу и Коломойского без объявления войны «Привату» невозможно, а так как гарантий победы в противостоянии нет, то никто из Киева не может решиться на такой шаг.

Фактически Коломойский — единственный олигарх на Украине, который представляет реальную угрозу Киеву и является запасной фигурой для Вашингтона, на которую могут поставить США после банкротства всех существующих политических проектов.

Успешные горе-менеджеры

Пока же конкурентом Коломойского является президент Пётр Порошенко, который, несмотря на 9-кратный рост прибылей его кондитерского детища — корпорации «Рошен», — в целом терпит убытки. Не спасает олигарх-президента даже торговля оружием посредством завода «Ленинская кузня». Правда, солидными темпами растёт банк Петра Порошенко «МИБ», который за прошлый год увеличил свой капитал на 85%, наверняка превзойдя финансовые показатели талантливого и трудолюбивого экс-главного стоматолога Украины Александра Януковича.

Отдельно стоит упомянуть о трудовой деятельности Арсения Яценюка, который, несомненно, здорово преумножил свой капитал, как на освоении кредитных и бюджетных денег, так и на торговле оружием. Однако в рейтинги Арсений Петрович не попал по причине сложностей в доказывании принадлежности ему наворованных из казны денег и освоенных кредитов.

Выживание в разрушенной среде обитания

Беда всех украинских олигархов в том, что они уже не в состоянии контролировать течение политических процессов в республике, в которой они зарабатывают свои капиталы. Максимум, на что могут повлиять Порошенко и Коломойский, — это на процесс перераспределения бюджетных денег и распределение привлекательных активов. Однако влиять на экономику олигархи не могут.

Попытка потеснить Януковича и отобрать у него активы, совпавшая с запуском сценария по дезинтеграции Украины, привела к уничтожению среды обитания украинской буржуазии и олигархата. И если раньше вопросами личной безопасности занимались телохранители и охранные структуры, а порядок на Украине поддерживали правоохранительные органы, финансируемые за счёт государственного бюджета, то теперь всем нужно заниматься самостоятельно, что приводит к резкому росту трат на силовой компонент власти.

Развал экономики и неконтролируемое обрушение банковской системы ударят не только по простым смертным, но и по таким небожителям, как олигархи. В очередной раз перераспределить активы, ограбив Украину и конкурентов по цеху, несомненно, можно. Но удержать награбленное, а главное, — заставить всё это работать, принося прибыль в долларах, будет невероятно сложно.

Так как машиностроение и металлургия уходят в штопор, а в бюджете образовалась дыра невероятных размеров, то выжить смогут те, кто:

 — присоседится к гособоронзаказу или ремонту техники для киевской армии;

 — влезет в схемы по закупке вооружений и освоению западной помощи, в том числе финансовой (при наличии оной);

 — сможет удержать под контролем бизнес, связанный с критическим экспортом/импортом за валюту либо контролировать стратегические секторы экономики (потому уцелеть смогут ФПГ «Приват», становым хребтом которой является монополия по производству ферросплавов и их экспорту за валюту, и Ринат Ахметов со своим холдингом ДЭТЭК, как поставщик электроэнергии).

Существенно пострадают украинские олигархи, вложившиеся в агрохолдинги: стоимость удобрений, техники и топлива существенно дорожает, а получить доступ к кредитным ресурсам станет сложнее. Впрочем, свои издержки они перенесут на крестьян и иных субъектов рынка, а продажа зерновых за валюту поможет удержаться на плаву.

А вот банкирам придётся тяжелее всех: банкротство «Дельта Банка» и катастрофический отток депозитов, невозможность погашения клиентами выплат по кредитам приведут к гибели практически всех банков и финансовой системы Украины. Последним, кто падёт на украинском банковском рынке, станет «ПриватБанк» Игоря Коломойского.

Параллельно с сокращением кормовой базы будет ужесточаться война между олигархами, и республика будет распадаться на обосабливающиеся княжества, формально входящие в единую и неделимую Украину.

***

Этот год станет критическим для украинского олигархата, который разрушил свою среду обитания — пусть кривое и косое, но государство — и теперь вынужден выстраивать свои феодальные княжества на руинах Украины, самостоятельно обеспечивая свою жизнедеятельность. Опыт Украины показывает, что утрата чувства меры при приватизации прибыли и национализации убытков приводит к гибели государства и разорению тех, кто паразитировал на его теле. Потому следующий год вновь обрадует читателей новостями об очередном разорившемся талантливом менеджере и сбежавшем за границу некогда успешном предпринимателе.

Очевидно, что украинская экономическая система, представлявшая собой совокупность активов, принадлежащих различным олигархам, себя исчерпала и доживает последние дни. Потому через год-два при подобной интенсивности войны и скорости распада на Украине не будет не только олигархов, но и какого-либо работоспособного подобия государственных институтов.

Следовательно, всё придётся начинать с чистого листа национализации и индустриализации.