Когда историки будут изучать нашу эпоху, мне кажется, они будут поражены её противоречивостью. С одной стороны, они увидят бурное развитие (предпринимательское: стройки, предприятия, дороги, порты и аэропорты; и гражданское: волонтёры, движения в поддержку Донбасса и пр.), а с другой — чиновников, пытающихся этими буйными процессами управлять инструментарием времён позднего СССР. То есть обеспечить замалчивание проблем, оттеснить несогласных за дверь, сопротивляющихся — затравить комсомолом и парткомом.

Судьба подарила мне возможность понаблюдать всё вышеперечисленное, так сказать, в разрезе. Я спешу поделиться — не потому, что «меня зацепило и я решил накляузничать на любимую власть», а потому, что именно так и должно реагировать гражданское общество всеми своими единицами. Я — одна из таких единиц. И вот рассказываю в поучительных подробностях, потому что многим ещё пригодится.

…Три года назад моя супруга Ульяна Владимировна пожелала вырваться из объятий каменных джунглей мегаполиса Москва и броситься в пампасы средней полосы в Подмосковье. Я человек решительный и волевой — как жена сказала, так и будет.

Мы продали квартиру на Мичуринском проспекте и купили в 3-м микрорайоне поселения Московский — на самой опушке леса.

Лес — потрясающий. С родником, с лыжными маршрутами, горками.

Я даже сделал то, о чём раньше мог только мечтать — завёл собаку.

А вчера я со своими соседями — такими же людьми, как и я, с теми, кто ходит по этому лесу на лыжах, кто гуляет там с собаками и детьми, жарит шашлыки и даже снимает в этом лесу клипы и фильмы, — был на общественных слушаниях, организованных префектурой ТиНАО по поводу вырубки этого леса для того, чтобы построить вместо него у нас под окнами магистраль.

Узнал я о том, что вообще будут какое-то слушание и какая-то дорога, из листовки, разбросанной по почтовым ящикам местным членом КПРФ. От префектуры было знойное солидное молчание. Но я всё равно обрадовался — ведь общественные слушания, это же значит, что власть хочет выслушать общество.

И общество пришло.

К воротам методического центра, где слушания и проводились, пришла толпа человек в триста. Половину из них сразу же завернули, так как у них не было при себе паспортов. Но это не страшно — так как у второй половины паспорта были.

Слушания были назначены на 19.00, начало регистрации — на 18.00.

Каково же было наше удивление, когда к началу регистрации — все места в зале были уже заняты людьми, бурно одобряющими строительство дороги.

Разгадка была нехитрой — префектура заранее позаботилась о том, чтобы общественное мнение высказывалось только теми, кто полностью от префектуры зависит, и ни в коем случае не те, у кого под окнами проведут дорогу.

Хотелось бы довести до сведения префектуры следующее:

Нет ничего противозаконного в том, чтобы организовать приход на собрание бюджетников. Это нормально. В конце концов, они работают именно тут и имеют право на своё мнение. Или даже на ваше мнение.

В этом нет ничего противозаконного. Это нормально вписывается в правила игры.

Противозаконно — это провести их зал до регистрации и без регистрации.

А то, что они прошли в зал не на общих основаниях и без регистрации, видно из этого видео, где отсутствуют подписи регистрируемых.

И вот на этом фото.

А правильно оформленная книга регистраций выглядит вот так.

Если присмотритесь, то увидите, что возле подписи почти во всех ячейках написано «я против постройки дороги».

А действовать по недопущению граждан на общественные слушания, заполняя зал лицами, не прошедшими регистрацию, — нарушение процедуры общественных слушаний.

Если до читающего эту статью работника префектуры ещё не дошло — растолковываю:

Вы нарушили процедуру общественных слушаний, предусмотренную законом с целью ограничить права и свободы граждан Российской Федерации в области самоуправления.

Вы совершили правонарушение против прав и свобод граждан России.

И теперь за это придётся отвечать.

Вплоть до традиционного в таких случаях поедания галстука.

Перевожу: время этих фокусов прошло. Люди поменялись. И вам тоже придётся поменяться.