77 лет назад, 14-15 марта 1939 года, немецкие войска вошли в Чехословакию.

Прологом к этому стали события 1938 года, известные как «Мюнхенский сговор». Дипломатия Англии и Франции капитулировала перед Гитлером, активно восстанавливающим территориальные потери, закреплённые Версальским договором и Парижской конференцией. Поскольку восстановление  вооружённых сил Германии всё та же дипломатия допустила ещё раньше, то теперь лишь оставалось молча наблюдать за неизбежностью.

Как видим, Гитлер был совсем не одинок в своих аппетитах. Компанию ему составили Венгрия (станет самой толковой союзницей III Рейха в войне против нас) и даже Польша.

Маленький голубой клочок на карте – это Тешинская Силезия. Двадцатью годами ранее Польша уже пробовала отнять её у Чехословакии и была остановлена только угрозой чешского правительства вступить в польско-советскую войну на стороне Советской России.

В общем, если прологом к Первой Мировой войне были войны на Балканах, то во второй таким прологом была обречена стать Чехословакия.

Почему «обречена»?

Подробности и логика событий 1938 года
– на портале «История.рф».

(...) Чему нас это учит сегодня, через без малого 80 лет после описываемых событий?

Во-первых, тому, что Вторая мировая война ещё долгое время будет сборником актуальных тем для мировой политики. Так, упомянутая выше роль Банка Англии в передаче и продаже чехословацкого золота окончательно прояснилась лишь 3 года назад: соответствующие документы пролежали без публикации более 60 лет.

Во-вторых, тогдашняя позиция европейских держав в отношении Чехословакии сегодня буквально дословно повторяется в глобальном ближневосточном конфликте, эпизодами которого являются ливийский и сирийский.

Подходы России и остального мира к мирному разрешению ситуации противоположны – что тогда, что теперь. Европейские державы в составе т.н. коалиции придерживаются прежнего мнения: для умиротворения нужно дать развязавшим войну всё, чего они требуют. Даже если для этого придётся снести последний оплот стабильности в регионе, гарантирующий его от сползания в глобальный хаос.

Есть даже новая «Польша», которая пытается препятствовать активности российского контингента (в частности, она крайне обеспокоена случаями транзита российских ВКС через её территорию и даже пыталась грозить войной) – Турция. Вероятно, «вторая польша», как и та, первая, надеется прирасти при разделе соседки пограничными территориями. Полностью наплевав на то, кто станет её новым соседом.

И, наконец, в-третьих. Обе попытки построить систему безопасности в Европе без России (которую после Крымской войны в середине XIX столетия удалили от реального влияния) закончились мировыми войнами. Начинались эти войны по одному и тому же сценарию: дестабилизация ситуации в проблемных регионах вблизи российских границ. Причём дестабилизация, в первую очередь, усилиями дипломатии, направленными на «сохранение мира».

Отсюда вывод: сохранение мира мы и Европа (а теперь и США) понимаем неодинаково. И если начнём понимать по-европейски, рискуем однажды оказаться на месте президента Чехословакии Э. Гахи.