Уважаемые читатели! В ближайшие годы в продажу поступят очки и наручные часы, создающие дополненную реальность. То есть реальность, в которой будет понятно, что вам говорят китайцы на рынке, на какую именно достопримечательность вы смотрите и где поблизости есть хороший ресторан. Очки и часы будут подсказывать вам, куда двигаться в незнакомом городе к станции метро; не находится ли поблизости ваш знакомый, включённый в вашу сеть; сколько осталось до вашего авиарейса и к каким воротам идти. Короче – они будут операционной системой вашей повседневной жизни.

К сказанному стоит добавить, видимо, что сами очки будут делать на Тайване, а одним из первых в России это начнёт носить Д.А.Медведев.

Но если вам интересно, чем ещё обернётся дополненная реальность для нас – давайте об этом поговорим.

В принципе это штука, футурологами достаточно детально разработанная. Смысл концепции: рано или поздно каждый из нас будет таскать на себе в режиме реального времени интернет, скайп, гугл-карту и переводчик.

Но это чисто техническое описание самих функций.

А теперь про другое. В последние годы всё более актуален вопрос, кто и чем, собственно, будет дополнять эту самую реальность.

Есть основания полагать, что будет происходить в режиме «веб два ноль». То есть примерно так, как сейчас происходит заполнение разделов «Рекомендованное вам» и «Популярное» на Ютубе, раздела «Яндекс.блоги» и статей в Википедии. То есть силами т.н. активных пользователей.

И вот тут перед нами открывается довольно корявая перспектива получить вместо расширенной реальности – реальность искажённую. Ибо её для нас будут конструировать не столько массы сознательных непредвзятых юзеров (где  они сейчас?), сколько типы, для которых в русском языке сейчас нет названия. Я предлагаю термин «киберклакёры» -- по аналогии с клакерёми, феноменом, имевшим место в Италии в предыдущие столетия до развития СМИ.

«Клакой» тогда называлось неформальное мафиозное объединение, обеспечивавшее – за счёт базовой тяги человека присоединяться к явно выраженному массовому мнению – провал или успех театральным представлениям и оперным певцам. На коммерческой основе и в зависимости от заказа они либо люто аплодировали, либо бешено улюлюкали. Нет, они не мешали непредвзятым зрителям выражать своё независимое мнение. Они просто, в отличие от непредвзятых – были организованы и им было больше всех надо.

Современность, играющая в «вебдваноль» -- возрождает клакёрство как почтенный и даже жизненно важный бизнес. Им уже сегодня занимаются десятки тысяч кибер-чабанов, «нагоняющих аудиторию», организованно «плюсующих» и «минусующих». Мы об этом в общем не раз писали – в дни болотных выступлений.

Так вот: клаки бывают как самодеятельные (эти тихо сидят в своих кибер-гетто и просто отгоняют оппонентов), так и целенаправленно заточенные на активное распространение заказанных мемов. А сам заказ клакам может поступать как от коммерческих структур про что-нибудь травоядное («посетите парк аттракционов «Снежинка плейс», это нет слов, просто о-фи-гительно!»), так и от политических – про что-нибудь крайне серьёзное.

Чтобы понять, какие результаты киберклакёрство даёт уже сейчас – достаточно просто зайти в украинскую Википедию, люто свободную энциклопедию, и прочесть: «Голодомор – массовый, намеренно организованный советской властью голод, вызванный сознательными и целенаправленными действиями руководства СССР и Сталиным». Точка. Самые активные пользователи укровикипедии, выбравшие себя из своих рядов, решили так. Не нравится – не читай. Другой википедии на украинском для тебя нет.

Или можно зайти в те же Яндекс.блоги и узнать, чем, оказывается, захвачено массовое внимание. Знаете, чем? На воскресенье, 24 февраля, массовое внимание приковано к следующим планетарным событиям: «Мать погибшего в США Максима Кузьмина высадили из поезда» (это главная тема. Сама смерть ребёнка – надо думать, второстепенная), «Преподавателя МГУ увольняют за участие в инициативной группе» (режим лютует), «Россия спишет Кубе часть советского долга» (хватит кормить латиносов).

И бессмысленно объяснять, что это не главные события общественной жизни: какие-то анонимусы, пришедшие организованно и забившие поляну, уже выбрали главное, согласились друг с другом и «поставили это в топ». Спрашивать, почему именно это, бессмысленно: они высчитывают топовость по своим собственным шкалам. Не нравится – не читай.

Или можно зайти в самую свободную энциклопедию Рунета Луркмор и безнадёжно поискать там статью о самом популярном виртуале России Льве Натановиче Щаранском, создателем терминов «рукопожатность» и «неполживость»: статьи такой в гнезде киберсвободы просто нет. И создать её нельзя, потому что держателям контрольного пакета киберсвободы Лев Натанович не нравится. Ибо пародирует то самое представление о свободе, к которому высмеивающие всё и вся держатели киберсвободы относятся с внезапным трепетом. Не нравится их мир (без Щаранского) – не читай.

То есть, по факту: т.н. «свободный выбор пользователя» в понимании, отстаиваемой киберклаками, сводится не к выбору между картинами мира, а к выбору между предлагаемой ими картиной -- и одиноким самостоятельным поиском. И кстати: для того, чтобы найти некую непредвзятую альтернативу – надо будет совершить два, три, десять дополнительных действий. По одной простой причине: непредвзятую альтернативу никто не продвигает и не распространяет.  

А теперь немного попрогнозируем. Что произойдёт году в 2016-м, когда технический прогресс сольёт виртуальное пространство с реальным? Есть мнение, что в обычную повседневную жизнь отдельного гражданина рванут толпы киберклакёров, которые начнут конструировать для него мироздание по поступившим заказам.

Проще говоря – власть над умами достанется тем, кто будет – через кибер-очки, кибер-часы и прочий соцсетинг – наиболее активно подсказывать современникам, что именно они видят перед собой и что им делать. В демонстративно нейтральных сервисах – типа той же Википедии – на самом деле никакой нейтральности как нет, так и не будет. В них будут безраздельно царить киберклакёры – просто потому, что им, в отличие от «просто людей», больше всех надо донести свою точку зрения. И они будут её доносить – изобретательно, настойчиво, моментально осваивая передовые технические приблуды. Во что это может вылиться, если что – могут в красках рассказать жители города Триполи, в которых в своё время заинсталлировали твиттер-революционность.   

Конечно, сейчас можно заявить, что все будущие девайсы, расширяющие реальность современника, так и останутся обычными нейтральными помогалками, заменителями экскурсоводов и справочников.

Но ведь не остались же ими твиттер, фейсбук, Википедия и ЖЖ. Их же – подгребли под себя и политизировали по своему вкусу киберклаки. Почему мы должны думать, что они остановятся перед тем, чтобы подгрести под себя все будущие сервисы?

…Конечно, сейчас очертания будущих масштабов, которые примет киберклакёрство, ещё только вырисовываются. В условно-мирное время оно копошится где-то на периферии массового мировосприятия, тихонько корректируя сознание кинозрителей, путешественников, читателей блогосфер и всяких педий. Но с расширением и углублением присутствия Сети в нашей жизни – власть кибербригад, настойчиво внедряющих заданные заказчиками факты, их оценки и мнения, одним словом – мировоззрение, -- будет только расти. Потому что когда есть инструмент внедрения и есть заказ – его обязательно найдётся кому выполнить.

А теперь просто представим себе ситуацию, когда к дополненной реальности, дополняемой по заказу киберклаками, подключён стар и млад, -- а нас с вами в очередной раз заказали.

Например, случится банальная катастрофа – природная или техногенная. Они же иногда случаются, так? Вон даже метеорит прилетал.

Сегодня под вал бреда о ракетной пальбе по Челябинску попало, по большому счёту, ограниченное число наших сограждан – потому что айпад не у каждого и на твиттер не у всех есть время.

А если он всегда с вами? Если внезапно – сразу же после объявления о катастрофе -- через все ваши очки, часы и утюги на вас начинают сыпаться чудовищные новости о злодеяниях государства? И заодно, превентивно – иронические разоблачения неуклюжих попыток государства оправдаться через свои смешные устаревшие телеканалы. И призывы – выйти и разобраться с гадами прямо сейчас и прямо в указанную точку. Куда вы полезете за проверкой информации? В Луркмор, что ли?

Вот тогда мы по-настоящему наплачемся. А нынешние жалобы отечественных публицистов на перевес антигосударственной позиции в виртуальных СМИ и соцсетях – покажутся детским лепетом. И вызовут только один вопрос: что ж эти государственнические говорилки из 2013-го раньше не сообразили? Почему не взялись за отстаивание собственного взгляда на мир и позволили враждебным клакам провести окупай самых базовых и повседневных мест виртуальности? Почему не чухнулись?

…Я это всё к чему. Очень важно «чухнуться» именно сейчас. Если государство и общество России – да и всего Союза -- действительно решило бороться за информационный суверенитет, то оно не должно сдавать его киберклакам.

И речь тут, кстати, не о преследовании свободы слова. Наоборот – о борьбе с технологичными кодлами по производству мировоззрения, громче всех вопящими о своей свободности.

И это как раз тот случай, когда годится перефразировать фразу про народ, который либо будет кормить свою армию, либо чужую.

Либо государство будет внедрять во все очки и часы картину мира, обеспечивающую его собственное и наше коллективное выживание – либо даст попилить эту самую картину мира бойким приватизаторам.

Других вариантов просто нет.