Действующие лица:

Путин, Владимир Владимирович. Президент России.
Кэмерон, Дэвид. Премьер-министр Великобритании.
Смит, Джон. Переводчик премьер-министра Великобритании.
Иванов, Николай. Референт Путина Владимира Владимировича. (без слов)
Геннадий Онищенко, главный санитарный врач России. (без слов)

Пролог

Путин, Кэмерон и Иванов.
Резиденция Джеймса Кэмерона. Малый банкетный зал. Неофициальный ужин. В ожидании стейков.
Путин сидит напротив Кэмерона. Разговор идет по-английски.

Кэмерон (с напором): - Владимир, я хотел бы высказать нашу глубокую озабоченность.
Путин (устало): - Опять про Сирию?
Кэмерон (еще с большим напором): Нет! Мы крайне обеспокоены кискиным бешенством!
Путин (с интересом и сочувствием): О, Боже! Теперь не коровье? Теперь кошки? Народ России искренне сочувствует... (в сторону, Иванову) Свяжись с Онищенко, пусть озаботится карантинными вопросами...
Кэмерон (всплескивает руками): Да нет, Владимир! Речь не о том!
Путин заинтересованно смотрит на Кэмерона.
Кэмерон (растерянно): Кажется, мы говорим на разных языках...

Действие первое

Те же и Джон Смит. Там же.
На столе горячие стейки.

Джон Смит (официальным тоном): Господин Кэмерон хотел бы высказать свою большую озабоченность... э... проблемой... вопросом бунта писек.
Путин (с тревогой): Какой кошмар! С возрастом такие проблемы нередко тревожат мужчин, но... У нас в Москве прекрасная медицина! Приезжайте, Джеймс! Я сейчас же свяжусь... с Онищенко. Он ведь тоже врач!

Действие второе

Те же и там же.
На столе остывающие стейки.

Джон Смит (очень официальным тоном): Господин Кэмерон предполагает, что вы его не поняли. Речь не о письках. Речь о кисках.
Путин заинтересованно ждет.
Джон Смит (постепенно краснея и полушепотом): Киски! Не те киски, которые пушистые... хотя... не те киски, что ловят мышей... (становится пунцовым)
Путин ободряюще кивает и очень заинтересованно ждет.
Джон Смит (с облегчением): Господин Кэмерон имеет в виду музыкантов!
Путин (с интересом): Маккартни?
Джон Смит (веко переводчика начинает подергиваться): Нет, не столь традиционный...
Путин: А! Понял! Элтон Джон?
Джон Смит (вздрагивает всем телом): Нет! Нет, речь о ваших музыкантах!
Путин (радостно): О! Я люблю музыку. У меня даже есть знакомые музыканты. Юра-музыкант... Андрей-музыкант... с ним я даже переписываюсь...

Действие третье

Те же и там же.
На столе холодные стейки
.

Джон Смит (собрав последние силы): Господин Кэмерон имеет в виду необузданных... бунтующих... молодых девушек...
Путин (с сочувствием): Захвати Уолл-Стрит? Или как там у вас, захвати Сити...
Кэмерон (отодвигая впавшего в ступор переводчика): Господин Путин, я говорю о женской музыкальной группе Бешеные Вагины, которых судят в Москве за несанкционированное выступление!
Путин (с пониманием): А! Ну так бы сразу и сказали!
Кэмерон (требовательно): Мы обеспокоены тем, что их хотят строго наказать!
Путин (кивая): Кого?
Кэмерон (внезапно начиная говорить на чистом русском языке): Бунтующих кисок! Необузданных писек! Бунт Вагин! Пусси Райот!
Путин (с пониманием): Да, конечно. Строго не надо.
Кэмерон выдохнув садится за стол.

Эпилог

Те же и там же.

Кэмерон ест остывший стейк. Путин подозрительно ковыряет стейк вилкой. Потом кивком подзывает референта.

Путин (шепотом): Коля, а ты все-таки позвони Онищенко... Пусть на всякий случай введет карантин на английских
кисок... то есть кошек. Ну и на говядину. На всякий случай.