В материалах о текущем руководителе «украинской» части Новороссии И. Коломойском (первый и второй) неизменно возникала персона некоего Г. Корбана. Если с заметными представителями украинского олигархата читатель более-менее знаком, то с их подручными — уже вряд ли. Стоит ли в таком случае знакомить? На мой взгляд, стоит.

«Кадры решают всё» — известная фраза известного человека, который умел разбираться в кадрах. Это умение во многом определило его роль в истории. Поэтому, если хотим понимать, кто такой И. Коломойский и с чем нам предстоит столкнуться в ближайшее время на Украине, нужно повнимательнее присмотреться к его окружению.

Те же США уже поняли, что Коломойский на Украине — как минимум не временщик. Судя по рангу посылаемых к нему эмиссаров, олигарха считают а) самостоятельной; б) величиной. А раз так, то тем более пора переходить к изучению его приближённых.

Геннадий Корбан

В данный момент официальный статус Г. Корбана — руководитель аппарата облгосадминистрации Днепропетровской области (сам Коломойский — её председатель). Однако для олигарх-губернатора он больше, нежели обычный чиновник:

1. Компания Г. Корбана «Славутич-Регистратор» ведёт реестры ряда компаний, относимых к группе «Приват». Насколько значимым является этот факт, будет понятно чуть позже.

2. Род занятий Корбана определяется не без труда: «конфликтолог» (самоопределение), «специалист по корпоративным конфликтам» (характеристика соратников) или же «рейдер» (характеристика СМИ и всех тех, кому приходилось иметь с ним конфликт). И хотя Корбан считается независимым специалистом, нельзя не заметить, что именно «Приват» являлся выгодополучателем ряда рейдерских атак, которые реализовывал Корбан: «Укртатнафта», Никопольский завод ферросплавов, Днепроблэнерго — всего около полутора десятков.

Сценарий у них, как правило, один и тот же — защита прав миноритарных акционеров. Корпоративные отношения на Украине нельзя назвать образцом справедливости, а крупные акционеры нередко пересекают черту закона. По многочисленным утверждениям СМИ, Корбан отвечает им тем же:

 — возникающие из ниоткуда решения районных судов (как правило, крайне удалённые от места регистрации и физического расположения актива — так исключается утечка информации);

 — пропадающие реестры и списки акционеров (теперь понятно, почему так важен надёжный регистратор?);

 — силовые входы на оспариваемые объекты с помощью ЧОПа (неизвестно, сколько просуществует «нужное» судебное решение, поэтому реализовать его нужно как можно скорее).

В захвате «Укртатнефти», о котором уже упоминалось ранее, были использованы все эти методы.

Реестр: В мае 2007 г. «Укрнафтогаз» (компания, которая вела реестр акционеров «Укртатнефти») списала 18,3% акций «Укртатнефти» в пользу компании «Нафтогаз Украины». До этого акции принадлежали AmRuz Traiding (8,336%) и SeaGroup International (9,96%) — офшорам, конечным владельцем которых, вероятно, был прежний менеджмент «Укртатнефти». Причина списания — акции, якобы, так и не были оплачены.

Внезапное решение суда: 29 августа 2007 г. Сумской апелляционный суд вынес решение, которым восстановил П. Овчаренко в должности главы правления «Укртатнефти» (был уволен с этой должности в ноябре 2004 г.).

Захват: Затем, в октябре 2007 года, произошёл силовой захват самого Кременчугского НПЗ и утверждение П. Овчаренко в качестве главы правления.

После смены менеджмента компания «Корсан» (в то время — владелец 1,2% «Укртатнефти»; номинально контролируется Г. Корбаном, фактически же аффилирована с «Приватом») подаёт иск, в котором требует вернуть 18,3% пакет акций «Укртатнефти» (переданный ранее «Нафтогазу Украины») самой же «Укртатнефти». Суд удовлетворил иск «Корсана», а ещё через 1,5 года (июнь 2009 г.) тем же судом было принято решение, обязывающее «Укртатнефть» продать эти акции своим акционерам. Так доля Корбана (то есть Коломойского) выросла почти до 20%.

Такая же схема была реализована в отношении пакетов акций, которыми владели правительство республики Татарстан и компания «Татнефть» (28,9% и 8,6%). Решением суда акции возвращались на счета «Укртатнефти», которая затем продавала их акционерам — Коломойскому, если опустить промежуточные звенья.

Это лишь один пример, самый заметный. В общем, неудивительно, что за время работы «конфликтологом» Корбан пережил 3 покушения. Таким образом, на самом деле Геннадий Корбан — личный рейдер губернатора и хранитель части его активов.

Борис Филатов

Ещё один якобы вольный стрелок, партнёр Корбана. В марте стал заместителем председателя ОГА по внутренней политике. До этого успел заслужить репутацию адвоката группы «Приват», специализирующегося на переделе корпоративной собственности. Тут следует пояснить, что специфика такой адвокатской деятельности на Украине зачастую заключается в установлении «взаимовыгодных контактов» с судьями хозяйственных и апелляционных судов.

Кроме адвокатской деятельности, нынешний заместитель Коломойского успел поработать журналистом — передел собственности требует информационного прикрытия и правильного освещения в СМИ.

Главной целью для Корбана и Филатова была собственность П. Лазаренко — бывшего премьер-министра Украины, сумевшего в 90-е завладеть едва ли не половиной Днепропетровска. Это крайне важное обстоятельство, характеризующее специфику бизнеса приближённых олигарх-губернатора: почти законный отъём собственности у компаний, лишённых политического прикрытия. Но если раньше целью был проворовавшийся украинский чиновник и его днепропетровские активы, то теперь сценарий может повториться уже в масштабах всей Украины: сейчас такого прикрытия лишился весь российский бизнес на территории Украины, а также неприкосновенные ранее бизнесы некоторых украинских олигархов.

Оформление Каганата

После недавнего визита В. Нуланд в Одессу следует понимать, что мы обсуждаем не уже мелких помощников олигарха Коломойского, а вероятных претендентов на руководящие посты в территориальном квазиобразовании, которое оформляется на Юго-Востоке явочным порядком. Коломойский, формально оставаясь рядовым председателем Днепропетровской ОГА, на самом деле контролирует ещё 2 области — Одесскую и Харьковскую.

Среди ближайших вероятных приобретений Коломойского — Запорожская область и ряд постов в новом правительстве (в министерстве топлива и энергетики, министерстве промышленной политики, национальной комиссии регулирования электроэнергетики, возможно — фонде госимущества).

Итак, в ближайшие месяцы на Украине завершится создание «государства в государстве» — феода, состоящего минимум из 4 областей и управляемого командой Коломойского. Чем они займутся?

1. Вероятно, перераспределением украинских активов российских компаний и граждан — не пропадать же опыту корпоративных конфликтов. Корбан ещё в марте заявил о готовности к таким действиям. С учётом интересов патрона кандидатами на национализацию могут стать Облэнерго (Энергостандарт, группа VS Energy), Побужский ферроникелевый комбинат (Solway), Лисичанский и Одесский НПЗ (Лукойл, ВЭБ). Причина будет озвучена стандартная: нарушения в процессе приватизации.

2. Уже очевидно, что Фирташ и Ахметов не вписываются в новую систему власти на Украине. Это грозит им потерей ряда активов с общими признаками: не нуждаются в крупных срочных инвестициях, могут сразу генерировать прибыль, не завязаны поставками сырья и/или сбытом на РФ. Под эти признаки подпадает энергетический холдинг ДТЭК Ахметова и титановые активы Фирташа.

Также следует понимать, что в первую очередь с этими людьми придётся жить в соседстве на восточной границе РФ. И они, а не киевская власть, пока что будут реальными хозяевами как минимум четырёх областей на Юго-Востоке — зоне российских интересов.