Во вторник 2012.05.22 созданная частной компанией «SpaceX» ракета «Falcon 9» вывела в космос созданный той же компанией транспортный корабль «Dragon».

Лётные данные комплекса внушительны. На низкую околоземную орбиту — в частности, к орбитальным станциям — выводится десять тонн. За вычетом массы самого «Дракона» полезная нагрузка — по разным источникам — от четырёх до шести тонн. По плану первого испытательного полёта «Дракон» должен состыковаться с международной космической станцией, доставить на неё 521 килограмм воды, продовольствия и расходных материалов для экспериментов, а затем вернуть на Землю около 660 килограммов оборудования, подлежащего повторному использованию, и результатов экспериментов.

Хороши и заявленные коммерческие характеристики. В частности, обитаемая версия «Дракона» должна доставлять к МКС и спускать оттуда до семи человек — столько же, сколько умещалось в летавшие с 1981.04.12 «челноки». Но за цену одного полёта «челнока» предполагается обеспечить дюжину рейсов «дракона». Более того, в расчёте на одного космонавта запуск будет примерно вдвое дешевле рейса на нашем «Союзе».

Это, впрочем, не удивительно. В цену полёта на «Союзе» включена немалая прибыль, идущая на множество других разработок РосКосмоса (и, по слухам, доходящая до этих разработок почти без выпадения в осадок по начальственным карманам). SpaceX сейчас большими планами создания новой техники не хвастается, а норма прибыли в американском бизнесе нынче — в разгар Второй Великой депрессии — довольно скромна. В самом деле, прибыль должна заметно превосходить цену кредита, а Федеральная резервная система уже не первый год кредитует крупные банки практически даром, и те могут в свою очередь предложить некоторым привилегированным клиентам кредиты на условиях, покрывающих разве что издержки на оформление платежей. Техническая же составляющая затрат на запуск вряд ли заметно отличается.

Конечно, «Сокол» разработан совсем недавно и на основе новейших достижений авиационной и космической техники. «Союз» же ведёт родословную от Р-7, чья разработка началась 1954.05.10, первый — неудачный! — старт состоялся 1957.05.15, а первый полёт по полной программе прошёл 1957.08.21. Тем не менее техническое совершенство «Союза» не уступает любой другой ныне летающей космической ракете. Просто потому, что каждый полёт идёт под контролем множества датчиков и каналов телеметрии, даёт конструкторам громадный объём сведений о поведении системы, и все эти сведения используются для доработки узлов, замены материалов и прочих работ, позволяющих с каждым днём улучшать главную «рабочую лошадку» советского космоса.

Кстати, главным недостатком американских «челноков» оказался как раз тот замысел, что представлялся их главным достоинством. Многоразовую конструкцию практически невозможно дорабатывать. В процессе разработки — в 1971–9-м — конструкторы искали совершеннейшие решения. Но уже после первого полёта развитие системы пришлось прекратить. «Columbia», «Challenger», «Discovery», «Atlantis» и даже «Endeavour», построенный в конце 1980-х взамен погибшего «Challenger», максимально точно воспроизводят летавший только в атмосфере (для отработки технологии посадки) «Enterprise» — иначе наземным службам пришлось бы перед каждым запуском перенастраивать всё своё оборудование, а экипажу проходить основательную переподготовку. В результате к последнему полёту 2011.07.08 гордые крылатые красавцы морально устарели настолько, что никто даже не пытался всерьёз обсуждать их доработку — несравненно проще создать новую технику с нуля.

Новая — анонсированная 2006.08.22 — разработка National Aeronautics and Space Administration — пилотируемый корабль «Orion» — частично многоразовая: использовать многократно предполагается спускаемый аппарат, где разместится и какая-то часть приборного отсека. Вероятно, его срок службы будет не так велик, и новые корабли удастся дорабатывать по мере накопления инженерного опыта и появления новых конструкций у смежников.

Корабль «Dragon» возвращается практически полностью: двигательная установка, топливные баки, аккумуляторы и другое оборудование агрегатного отсека. Правда, заявленное число повторных использований вроде бы невелико — порядка дюжины. Так что его будут совершенствовать — хотя и куда медленнее, чем наши обитаемые «Союзы» и грузовые «Прогрессы».

Первая ступень ракеты «Falcon» запланирована как многоразовая. Правда, при первом опытном пуске — 2010.06.04 — она так повреждена, что не подлежит повторному использованию. Пришлось делать новую. Может быть, повреждения первых ступеней будут достаточно часты для оперативной доработки. Зато вторая ступень полностью одноразовая. Соответственно и совершенствовать её можно хоть при каждом запуске. Есть надежда, что она надолго останется на переднем крае технического прогресса, как и наша старая, но не стареющая «семёрка».

Правда, для этого нужно ещё одно условие — сохранение самой компании, разрабатывающей и производящей комплекс. Или хотя бы сохранение преемственности при неизбежных в рыночном мире делениях, слияниях, поглощениях, разорениях, реструктуризациях…

Тут-то и зарыта одна из множества собак, заставляющих NASA особо подчёркивать — в угоду нынешней усиленной рекламе чудес, творимых невидимой рукой рынка — коммерческий характер нового запуска.

«Orion» разрабатывает вполне коммерческая компания «Lockheed Martin». Она же соучаствовала в создании «челноков» вместе со столь же коммерческими «Thiokol», «Alliant Techsystems», «Martin Marietta», «Boeing», «Rockwell». Тем не менее оба проекта считаются государственными, поскольку выдаёт общие технические задания и координирует работу NASA.

А вот работа над комплексом «Falcon» + «Dragon» идёт хотя и по заказу NASA и по её спецификациям, но без прямого вмешательства государства в деятельность конструкторов и конвейерщиков. Его роль в данном случае формально ограничена выдачей контракта и проверкой его исполнения.

На мой взгляд, этой разницы вряд ли достаточно, чтобы рассказывать о благотворности невидимой руки рынка. Особенно с учётом того, как эффектно доказана — и ещё задолго до нынешней депрессии — главная способность этой руки — способность душить своих адептов. Непосредственной причиной кризиса стал демонтаж практически всех государственных регулирующих механизмов, разработанных по опыту предыдущей — Первой — Великой депрессии. Ход её в основном определяется нежеланием властей большинства стран, всё ещё именующих себя развитыми, напрямую вмешиваться в хозяйственную деятельность (ибо вмешательство потребовало бы в первую очередь затягивания поясов, причём не только у рядовых граждан). В таких условиях жизненно необходим хоть какой-то довод в пользу невмешательства. Его и обеспечивают рассказы о чисто рыночной природе новой космической системы.

Теоретически не исключено, что в сравнительно недалёком будущем появится набор космических коммерческих задач, вполне окупающий разработку и производство новых ракет и кораблей. Тогда, вероятно, частные компании смогут заняться разработкой этой техники на чисто рыночной основе. Но пока таких задач вроде бы не просматривается: даже спутники связи, навигации, метеорологического наблюдения запускаются ракетами, когда-то отпочковавшимися от военных задач (та же «семёрка» была первой в мире межконтинентальной баллистической ракетой; её создание гарантировало ответный ядерный удар по территории Соединённых Государств Америки, что изрядно охладило тамошние горячие головы). Комплекс же, впервые вышедший на орбиту 2012.05.22, вряд ли можно считать коммерческим: процесс его создания не отличается от всех предыдущих американских космических разработок ничем существенным, кроме безудержной — с американским размахом — рекламы американского образа ведения дел, уже давно и подробно доказавшего свою несостоятельность и внутри страны всё дальше уступающего место отношениям, так или иначе контролируемым государством.

Надеюсь, наша космическая отрасль не поведётся на эту рекламу, а останется централизованной и государственной.