Уважаемые читатели!

Десять тысяч ближневосточных жителей вошли вчера в Австрию с территории Венгрии. Таким образом, число искателей политического убежища в 8,4-миллионной стране составило с начала года уже около 100 тыс. Если подобные темпы сохранятся, то к концу года население Австрии пополнится на 2-3%.

Механизм возникновения «мгновенных нацменьшинств» (вчера их не было, а сегодня – каждый двадцатый) интересен и сам по себе. Как мы помним, в глобалистских идеалах 15-20-летней давности значился и такой идеал, как «мобильные массы». То есть массы-инструменты, готовые в любой момент переместиться из любой точки мира в какую-нибудь любую другую. И поддержать накренившуюся политэкономическую конструкцию. Скажем, в какой-нибудь Германии запутавшееся в обязательствах, экономии, женских амбициях и прочих обстоятельствах население с 1972 года перестало размножаться – не беда: выбывающих надо всего лишь своевременно заменять. Кстати, процесс идёт давно и довольно аккуратно: на сегодня, за последние 25 лет, население ФРГ уже заменено на 1/5. А поскольку последние 5 лет общая его численность всё равно падает (с 2005 г. она сократилась на миллион) – то завоз новых бойких жителей не представляет такой катастрофы, как некоторым кажется.

Но более интересно для нас, уважаемые читатели, другое. Нынешний «мигрантский кризис» уже сегодня меняет европейцам политическую ориентацию. Это интересно, поскольку может коснуться нас.

Взять ту же Австрию. Накануне предстоящих в октябре местных выборов рейтинги вновь возглавила Партия Свободы, первое ДПНИ Евросоюза, основанная первым поткиным Евросоюза покойным Йоргом Хайдером. У неё, сообщает «Гардиан», 29% поддержки, и остальные партии ей не конкуренты.

В Великобритании, руководство которой в последние дни сочувственно гремит о своей готовности взять к себе аж 5 тысяч сирийцев (при том, что ежедневно к берегам ЕС прибывает по 6-7 тыс. нелегалов), последний опрос внезапно показал – впервые – большинство желающих выхода из Евросоюза.

Кроме того, 2/3 британцев выступают за то, чтобы отправить спецназ на ту сторону евротоннеля, во французский порт Кале, и прекратить там попытки мигрантов пробраться на остров. Любопытно, что идею призвать британский спецназ в Кале поддерживают и 54% французов. Хотя для французского уха чисто исторически «позвать британцев в Кале» звучит как для русского – «позвать немецкий спецназ в Ленинград» или «позвать французский легион в Севастополь».

И, наконец, Швеция. Страна с примерно 12% иммигрантского населения и крайне политкорректной идеологией. Согласно опросу, выпущенному в минувший четверг, самой популярной партией страны стали имеющие корни в нео-нацистском движении «Шведские демократы», резко антииммигрантская политическая сила. Умеренные и соцдемы, делившие между собой шведскую власть всё прошлое столетие и первые 15 лет ненышнего, имеют по 20 и 23% поддержки граждан соответственно. Шведские демократы имеют 25%, сообщает нам издание «Форейн полиси».

Исключение – впрочем, наглядное – представляет главная цель нынешней волны миграции, Германия. По опросам, 66% гуманно настроенных немцев за то, чтобы пустить бедняг в страну.

При этом,однако, не следует забывать нюанс: Германия является последние семь десятилетий оккупированной страной – и в прямом военном, и в политическом, и в информационном, и в идеологическом смысле. То есть оккупанты имеют право не только невозбранно прослушивать телефон канцлера ФРГ или перемещать по её территории туда-сюда баллистические ракеты, но и впрямую программировать общественное мнение через контролируемые (вполне официально) ими же германские медиа.

Поэтому истинные настроения в отдельных германских общинах, возможно, более правдиво выражают поджоги и попытки штурма «центров содержания беженцев».

Понятно, что даже при подавляющей поддержке граждан никакие националистические или реваншистские партии (сколь угодно «бархатные») в Германии не придут к власти. Им просто не разрешат, любые популярные ультраправые будут срезаны на взлёте. Им подбросят замазанных в компромате лидеров (как уже бывало), скомпрометируют имеющихся (как уже бывало) или просто отправят под суд партийный актив (как уже бывало многократно).

Но штука вся в том, что большинство других европейских стран не настолько откровенно оккупированы. Как следствие – не исключено, что «мигранский кризис» станет толчком к легитимизации неких новых, продвинутых форм евро-нацизма.

Об этом проекте мы уже писали несколько лет назад. Напомним вкратце: евро-нацизм почти наверняка будет полностью подвергнут ребрендингу. В нём не будет ничего пахнущего крематориями. И вообще ничем, кроме основной установки, он не будет напоминать своего дикого родителя.

Например, евронацизму не придёт в голову истреблять расовые меньшинства. Евронаци не настолько идиоты, чтобы не уметь подсчитать собственных детей. Это довоенная Европа лопалась от детей и юношества, которых было некуда пристроить.

Не менее наплевать современному европейскому нацизму и на раширение жизненного пространства. По той же причине: всего 70 лет назад готовые вырезать аборигенов и селиться на их месте – сейчас европейцы порой не могут толком заселить собственные города.

Поэтому современный евронацизм – будет идеологией не этнической и не экспансивной, а скорее классовой и оборонительной.

Это будет идеология остающихся пока ещё в большинстве европейских обывателей, желающих сохранить своё пусть не большинство, но хотя бы привилегии.

Стоять она будет на том, что каждый носитель западноевропейской социально-культурной матрицы есть своего рода аристократ, а Западная Европа со всеми её завоеваниями – инфраструктурой, архитектурой, литературой и пособиями – есть его майорат. С точки зрения евронацизма, главная задача европейца – сохранять перечисленное имущество и не делиться с недочеловеками, чья задача стирать бельё и подметать улицы. Ибо эта дворня, во-первых, всё сломает, а во-вторых – поклоняется посторонним богам и поэтому не имеет никакого отношения к христианским фамильным ценностям западноевропейца.

О том, кстати, что современный евронацизм «защищает» христианство не как идею, а именно как фамильный подсвечник – говорит простая статистика: прихожан в европейских церквях на порядок меньше, чем избирателей у т.н. «правых националистов». Да и подзабытый сегодня Брейвик как карикатура на это европейское тамплиерство был очень точен: рыцарская нашивка, куча символики, масса прочитанных книжек – и в то же время вполне вырожденческие мечты о шикарном коллекционном вине и коллекционном сексе по 2 тыс. евро.

…Ну а теперь – самое главное.

Штука вся в том, уважаемые читатели, что интересы европейского коренного быдла реальным элитам западных стран так же близки, как и интересы быдла понаехавшего.

То есть «евро-нацизм», конечно, будет возрождён и даже легализован – но не в качестве некоей новой волны, которая выведет европейские нации из затяжного экзистенциального кризиса и даст им новые задачи. Нет, он пригодится просто как ещё один инструмент маргинализации этого самого большинства. Как ещё один инструмент дробления общества на различные «гетто убеждений».  

Ибо современным элитам по всему миру – совершенно не нужно т.н. управляемое общество. Им достаточно общества беспомощного.

А что может быть беспомощнее разобщённого большинства, где «левые» и «правые» спорят не о собственности на средства производства, а о привилегиях сексуальных девиантов? Где «националисты» и «гуманисты» спорят не о путях укрепления семей, а о том, делиться с понаехавшими пособием или нет?

Беспомощное разобщённое большинство будет постоянно собачиться само с собой из-за груды потиворечивых последствий, не обращаясь к их причинам. А поскольку причины лежат в банальной эксплуатации этого большинства управляющим меньшинством – трудовой, потребительской, политической эксплуатации без зазрения совести – то элитное меньшинство будет «битвы фриков» всячески поддерживать.

И даже возможную катастрофу конструкции под названием «европейское общество» – если таковая наступит – постарается сделать спланированной.