Большое, подробное, иногда очень «дипломатичное», а иногда и не очень, интервью Сергея Лаврова само по себе интересно, но не настолько, чтобы посвящать ему отдельный материал. И я бы не стал этого делать, кабы не письмо в личку от уважаемого Виктора Бахлакова, обратившего мое внимание на совершенно уникальный факт цензуры.

Судите сами: на сайте МИД РФ интервью выложено в полном объеме, и на приложенном к тексту видеосюжете, снятом, видимо, кем-то из аппарата Сергея Викторовича, тоже в полном. Совпадение абсолютное. А вот по ТВ (уважаемый г-н Бахлаков подкрепил свои слова собственноручно сделанной видеозаписью) разница есть. Передача заканчиваласьсловами "А если бы мы просто, извините, «поддакивали» каждый раз, то, скорее, были бы в ряду тех, о ком редко вспоминают, когда пытаются подступиться к какому-то серьезному вопросу", - то есть, была  урезана.

Не намного.

Всего на 2 минуты и 23 секунды.

Всего на два вопроса и два ответ.

Но какие!

Вопрос: Пока Вы говорили, я по-журналистски понимал, что не имею право не задать Вам этот вопрос. Вы произнесли фразу «несмотря на ливийский инцидент», говоря о сбое дипломатической службы. Что конкретно Вы имели в виду?

С.В.Лавров: -- Я имел в виду, что после тех трагических событий нам действительно говорили, что Россия потеряла арабский мир. Этого в итоге не произошло, потому что говорилось все на эмоциях, в ситуации, когда возникла некая эйфория – мол, пришли революционеры, и сейчас мы все решим и все сделаем. Кстати, лидер тогдашнего переходного правительства г-н М.Джибриль на днях будет в Москве. Он сейчас возглавляет основную политическую силу Ливии, так что мы из первых уст узнаем, что и как.

Вопрос: То есть Вы не имели в виду довольно странное поведение российского Посла в Ливии, который, как показалось, в какой-то момент перестал понимать политику Москвы?

С.В.Лавров: -- Нет, я не имел его в виду, так же, как не имел в виду анонимный ролик, который появился в Интернете. Но ливийский урок, и об этом неоднократно говорил Президент, мы, конечно, получили, потому что когда Россия, Китай и Индия – все поддержали первую резолюцию Совета Безопасности ООН по Ливии, вводившую оружейное эмбарго, и когда наши партнеры из Франции и Катара публично бравировали тем, что они поставляют оружие оппозиции – они не смогли ответить нам на вопрос, как все происходящее можно объяснить. Это, правда, было уже ближе к завершению ливийской драмы, но тогдашний урок – достаточно серьезный. И я убежден, что наши западные партнеры этот урок сейчас учат заново, потому что не только Сирия, но и Мали, как мы с Вами выяснили, - это отголоски и прямые последствия событий в Ливии. Это еще может коснуться многих других стран, куда «ребята из Мали» побегут, где они будут искать новое место приложения своих усилий. Посеян ветер!

Вот именно этот бьющий наотмашь фрагмент в Большой Эфир не вышел.

Несмотря даже на то, что распечатка полного текста уже была выложена на сайте МИД РФ.

А это уже очень интересно.

Ибо -- черт возьми! -- кому по силам цензурировать Лаврова?

Совершенно ясно, что сам министр здесь ни причем. Люди его профессии, его опыта и его уровня говорят ровно то, что были намерены сказать, а если бы он постфактум даже и передумал, указанные абзацы не были бы выложены на сайт МИД.

Совершенно ясно и что не лично г-н Соловьев. Он, решив что-то вырезать, по определению бы созвонился с МИД, согласовал бы вопрос, и чиновники, ответственные за публикацию, опять-таки не стали бы загонять на свою страничку полную версию. Да и потому, зачем было ему вырезать самое интересное? Он же сам, как видно из его слов, "не имел права не задать этот вопрос", то есть, действовал вполне осознанно, предполагая (опыта-то ему не занимать) что ответы пойдут в эфир.

Безусловно, и не (опять же, по своей воле) г-н Добродеев лично. Ему просто незачем. Ведущим уровня г-на Соловьева боссы, как правило, доверяют, да и не было в словах Сергея Викторовича, прозвучавших даже не по инициативе министра, но в ответ на вопросы ведущего, ничего такого, чтобы их спешно удалять.

И наконец, никак не получается списать казус на безответные "технические службы", - типа, не уложились в отведенное время, пришлось почистить. Такое, конечно, бывает, но если бывает, режут вещи второ- и третьестепенные, вроде рассказов о том, как руку повредил, общих рассуждений про пользу закалки и прочее, прочее, прочее. Но не ключевые, концептуальные тезисы. На сей счет инструкции однозначны.

Вариант один: был сигнал.

Сигнал от кого-то с таких верхов, что г-н Добродеев по получении вскочил, вытянулся в струнку и бросился исполнять. Причем звонившему было безразлично даже то, что стенограмма уже выложена на официальном сайте МИД и кто-то обязательно, - как г-н Бахлаков, - обратит внимание на очевидную разницу текстов, после чего у широкой публики возникнут самые разные и весьма многочисленные вопросы. Плевать этому "кому-то" было на публику и ее реакцию, куда важнее было для него в тот момент, чтобы, как уже было сказано, крамола не вышла в по-настоящему Большой Эфир. А сайт МИД, он сайт МИД и есть, его, в конце концов, посещает не так уж много народа, так что - тоже плевать. И более того, на реакцию самого министра, который такие формулировки просто так, от фонаря, никогда не озвучил бы публично.

И вот теперь самое время назвать кошку кошкой. 

"Довольно странное поведение российского Посла в Ливии" - это ведь о демарше Владимира Чамова, который, рискуя всем, пытался остановить развитие событий по наихудшему и для Ливии, и для России варианту, рискнув, - невероятное для карьерного дипломата мужество! - воспротивиться самой на тот момент высшей воле. Он многим поплатился тогда, и он ничего, разумеется, не предотвратил, но честь российской дипломатии все-таки спас, а это само по себе очень много.

А "анонимный ролик в Интернете" - это, соответственно, громом прогремевшая "Игра в поддавки", окончательно расставившая многих слоников по предписанным им полочкам. 

Никаких иных вариантов попросту нет. 

И если упоминание о гражданском мужестве Владимира Чамова еще можно было пропустить, - большинство даже всерьез интересовавшихся уже мало что об этом помнит, - то фильм, получается, по мнению кого-то, имеющего основания опасаться, обладает столь мощной разрушительной силой, что кое-кто мгновенно, без раздумий (времени размышлять не было) повелел устранить из передачи даже невинный намек, озвученный аж самим министром. 

Более того. Учитывая уровень проблемы, затронутой в видеофильме, можно утверждать наверняка: дипломат такой закалки, как Сергей Викторович, сам, от фонаря, не имея на то санкции от непосредственного руководства, про "анонимный ролик" публично бы не помянул. По причине все той же "разрушительной силы" даже намека. Не будь вопрос согласован, он нашел бы иной вариант ответа на вопрос, тем паче, что ведущий его за язык не тянул и ничего не навязывал. 

Иными словами, министр иностранных дел России был намерен  "вбросить" тему фильма в общественное сознание.

И ему - не дали.

Кто же не дал?

Кто же этот всемогущий "кое-кто"?

Чтобы узнать ответ, - соглашусь с уважаемым Виктором Бахлаковым, - достаточно всего лишь пересмотреть фильм.