С точки зрения человека, занимающегося политическим анализом, любое действие, которое останавливает гражданскую войну, — должно всячески приветствоваться.

Однако на уровне интуиции я понимаю, что в нынешнем состоянии перемирие на Донбассе невозможно. Потому что для него не выполнен ряд условий — причём условий культурного и архетипического характера.

Так уж вышло, что часть моей юности прошла на районе с говорящим названием «Колония».

Ничего особенного — район как район, но правила дворового общежития надо было, конечно, соблюдать. То есть за базаром следить, физкультурой заниматься, быть начеку, играть в секу и не жлобить предпоследнюю сигарету. Последней можно было и не делиться — но оставить покурить всё равно было обязательно.

Районов в любом городе обычно много — в каждом свои представления о жизни и поведении. Но если ты уважал чужие представления и соблюдал свои — то в принципе в любом чужом районе можно было нормально прижиться и даже завести подружку.

Но время от времени в районах появлялись беспредельщики. Это были либо залётные — вообще из другого города или пригородов, либо кто-то из центровых «мажоров», детей богатых родителей, которые решили поиграть в «крутых».

Собственно, это и было гопничество — когда появлялась группа лиц, которые лезли со своим уставом в чужой район. Пока они отчаянно не беспределили, то их могли и не трогать. Ну, мало ли кто чем шалит.

Но чем более безнаказанными оставались такие персонажи, тем более дерзким становилось их поведение. Если район был слабенький — то гопники и мажорные беспредельщики даже могли начать диктовать там свои условия.

Но если район был правильный, с ровными пацанами — то зарвавшихся залётных ставили на место и они, поджав хвосты, убирались восвояси.

Однако верхом беспредела была стрельба. «Пушки», конечно же, были на любом районе. Не настоящие боевые пистолеты — а переделанная мелкашка. Но, тем не менее, были. Однако пускать их в ход было не принято.

Иногда залётные гопники и мажоры-бепредельщики шмаляли из пушек — чаще всего по ногам во время неудавшегося гоп-стопа или наезда — когда жертва оказывала реальное сопротивление.

И вот уж когда начинали стрелять — тогда месть пацанов с района была очень жестокой. Уже шли в ход кастеты и начинали бить толпой и ногами. Один раз на моей памяти мажору-бепредельщику даже не сломали, а раскрошили челюсть и организовали жуткое сотрясение мозга — так что он не смог сдать выпускные экзамены и остался на второй года в последнем классе — что вообще нонсенс. Он был, как оказалось, сыном какого-то обласканного властью художника или поэта из центров.

То, что происходит на территории остатков Украины — до боли похоже на нашу жизнь «на районе». Евроукраинцы из числа понаехавших киевлян — в данном случае типичные мажоры-беспредельщики. А околоприватовские хазары — залётные гопники.

Если мажоров интересует самоутверждение унижением слабых, то у залётных гопников всегда алчные цели — отжать что-то.

И всё бы ничего в этом сюжете — только зря еврокиевские мажоры и хазарские гопники стрелять начали. Ибо теперь их будут бить жёстко, и возможно, даже ногами. По крайней мере у нас, на районе с поэтическим названием «Колония», так было принято.

Поэтому как бы кто ни хотел перемирия — оно вряд ли получится здесь и сейчас. Потому что для мира русскому человеку нужно внутреннее ощущение справедливости. А его пока что нет. Поэтому война будет продолжаться, несмотря на любые подписанные в Минске соглашения.