…Помню, как ближе к концу 80-х — началу 90-х годов прошлого века европейские СМИ были в буквальном смысле слова потрясены размахом британского околофутбольного вандализма во время игр английских клубов и/или сборной этой как бы цивилизованной страны на «континенте». Британские футбольные хулиганы казались воистину неудержимыми: они не боялись ничего — ни оппонентов, ни полиции. Отчёты об их «визитах» переполняли первые полосы газет, и города, встречавшиеся на их славном пути, готовились к играм своих клубов, допустим, в еврокубках, как к временной, но довольно жёсткой оккупации.

Больше всего, кстати, во всей этой истории европейские медиа удивлял тот факт, что на самой территории «старой доброй Англии» футбольное хулиганство считалось «побеждённым», причём не просто «побеждённым», а образцово-показательно. Да и до сих пор «британская модель» борьбы с околофутбольным вандализмом считается самой, что ли, «реально работающей»: на неё ориентировались уже и в нынешнем, двадцать первом столетии, причём в том числе и наши, российские законодатели.

То есть «дома» британцы вели себя по возможности добропорядочно.

Зато как они отрывались «в гостях»…

…Для человека, знакомого с «островитянами» в быту, во всём происходящем вообще не было ничего удивительного.

Кому везло оказаться на отдыхе в местах, облюбованных для этих же целей подданными британской короны, тот прекрасно осведомлён, как относятся к массовому заезду в отель англичан что персонал, что остальные отдыхающие. Как у меня на глазах с грустью констатировал, глядя на шумно выгружающуюся из трансфертного автобуса ораву, один соотечественник, — «пропал дом». И был, кстати, абсолютно прав: рядом с весело резвящимися на отдыхе британцами любой наш «таги-и-ил!» был, есть и будет невинной игрой в крысу. Потому как ни один русский гопник на отдыхе не будет радостно ржать, наблевав, допустим, среди бела дня и толпы отдыхающих в детский бассейн, что для бухого британца не только не «грёбаный стыд», но и, напротив, предмет гордости и для хвастовства перед такими же «отдыхающими коллегами».

Есть мнение: причина всего этого свинства — в странной английской уверенности, что Ла-Манш по-прежнему ни для кого невозможно переплыть.

Собственно говоря, это — даже не пресловутые «двойные стандарты».

Это всегдашняя уверенность в том, что островитянин даже при самом хреновом раскладе успеет перейти на сверхзвук и оказаться у себя, на Острове, где его никто никогда не достанет и ему тупо вообще никак не придётся ни за что отвечать. И этой уверенностью в англосаксонской цивилизации по обе стороны океана пропитано буквально всё: вспоминается, как искренне удивилась вопросам о возможности встречных санкций со стороны России всеми искренне любимая Джен Псаки. Дословно не помню. Но общий смысл ответа был таков: «там, где нам нужно и интересно, мы будем продолжать работать с русскими, а в чём, собственно говоря, проблемы-то?»

И это удивление, прошу прощения за тавтологию, — абсолютно не удивительно: она действительно не понимает, как это кто-то за что-то может её любимую территорию обидеть. Это же «исключительная нация», которая «право имеет» вообще на всё.

…В «континентальной Европе», кстати, британских фанатов «вылечили».

Нет, правда, на последних футбольных форумах вели они себя довольно пристойно, а на самом последнем чемпионате Европы, в Польше, где благодаря феерически бездарной работе местных правоохранительных органов все радостно дрались против всех, англичан было вообще не видно и не слышно. Просто их — стали жёстко «встречать» местные: в первую очередь немцы, голландцы, поляки, сербы и мы (а в футбольном плане мы уж совершенно точно часть Европы, и УЕФА тому живое подтверждение). И когда их начали «встречать» — вдруг выяснилось, что «грозные и непобедимые» британские футбольные хулиганы, как сказал один из уважаемых в российском движении людей, «только и умеют, что орать, вызывать, крутить факи и давать по тапкам при приближении любой серьёзно настроенной женщины-полицейского» (с).

Я, кстати, вообще полагаю, что это — довольно успешное и многократно опробованное средство от любой болезни «исключительности». Собственно, во всём остальном англосаксы тоже вполне пристойные люди, с которыми после «курса лечения» вполне можно себе общаться и даже где-то дружить.

Но — только после лечения.

А «до» и «во время» я, исходя из своего чисто бытового опыта, наверное, всё-таки — не рекомендовал бы.