В 2001 году я делал фильм «На краю Украины». Был там такой эпизод: в прикарпатском селе Воля-Задеревацька мы брали интервью у директора дома-музея Степана Бандеры Михайло Балабаньского. Весёлый такой пожилой хохол, лукавый, обаятельный — типичный, в общем. После интервью он достал горилку, угостил нас, попели песен вместе.

Но если вы думаете, что я хочу говорить о вменяемости западенцев (в большинстве своём), — не угадали.

Я в эти дни всё время вспоминаю слова пана Балабаньского о том, как встречали в 1939 году в Галиции Красную Армию. Освободительницу. Он делился своими личными мальчишескими впечатлениями. Цветы, улыбки, надежды, братания. И как в магазинах всё появилось. И свобода долгожданная после катов-поляков. И как мост, по которому наша кавалерия шла, назвали «мост Червонных казаков». А потом — месяца через три — по Львову и окрестностям поехали «чёрные воронки», собирая «буржуазно-националистические элементы» по приказу неутомимого персека ЦК КПУ Никиты Хрущёва. Сей государственный муж за полгода сумел резко развернуть единодушное общественное мнение на 180 градусов, полностью дискредитировать новую власть и создать в Закарпатье мощную пятую колонну накануне страшной войны.

Если вы решили, что я намерен вспомнить истоки нашего противостояния с УПА — нет. Не то. Я о будущем… О надеждах и чаяниях простого народа.

Легитимный президент Украины Виктор Фёдорович Янукович, по моему глубокому убеждению, не только трус и предатель и «Беркута», и украинского народа, и России. Он ещё и преступный коррупционер и организатор одной из крупнейших в мире ОПГ, которую вся Украина в едином порыве — и бандеровцы, и шахтёры, и мастера культуры — называла одним словом: «донецкие». Это моё мнение. Никому не навязываю. Виктор Фёдорович был суперолигарх. Это доказывает хотя бы эпизод на ростовской пресс-конференции. Когда ему в лоб был задан вопрос о его отношении к аресту швейцарскими властями счетов семьи, Янукович заговорил… о недопустимости таких методов угроз и психологического давления «в нашей стране». И только через полчаса что-то щёлкнуло в мозгу уставшего и измученного передрягами человека, и он громко заявил, что — «никаких счетов!»…

Но кроме суперолигарха-президента украинский народ испытывал идиосинкразию к другим олигархам — помельче. Она, конечно, не такая космическая, не такая вселенская, как нелюбовь к легитимному президенту, но тоже вполне себе мотивированная, поскольку для народа украинские миллиардеры особенно ничего не сделали.

Так вот. Главная надежда и чаяние свободолюбивого украинского народа в основной своей массе, не считая свидомых националистов, — это ликвидация олигархата и установление справедливых правил общественно-экономической игры. Если Россия, когда потребуется, когда ситуация перейдёт в острую фазу, сможет защитить людей от вооружённых бандформирований, на первом этапе это будет встречено восторженно многими слоями украинского общества.

Но дальше?

Дальше на повестку дня выходят олигархи. И легитимный президент тоже. Их предательскую сущность все мы тоже смогли увидеть на примере харьковских градо- и облначальников, Кернеса и Добкина. Я даже не Кернеса имею в виду, аки лев бившегося за невывешивание российского флага. Добкин, выставивший первым свою кандидатуру на выборы 25 мая, признал и выборы, и незаконную киевскую власть, их объявившую. Сгоряча? Не думаю. Вполне верю, что телефонные торги Киева и Харькова имели место.

Новая власть сейчас уже расставляет по регионам очень богатых украинцев. Романтики майдана неприятно удивлены. А в Крыму властью становятся крымчане, обладающие не большими счетами, а большим человеческим авторитетом среди населения. И это очень важное преимущество в ситуации политического кризиса. Крым вообще может стать стимулом для соседних регионов, да и для Галиции и Волыни тоже. И там тоже могут начать избирать не Коломойского или Сашко Музычко, а честных и профессиональных людей. Это очень важно. И киевские сидельцы во ВРУ (Верховная Рада Украины) это понимают. И обязательно попытаются Крым вернуть — даже ценой крови и иностранной интервенции.

И если однажды этот изначально площадной бунт перерастёт в социальную революцию, закончится очищением власти и сменой элит и перейдёт в реальное народовластие, то это будет той самой «сбычей мечт» для многочисленной и разношёрстной оппозиции олигархам и коррупционерам. И если в этом братскому народу Украины посодействует Россия — это будет прекрасно!

И это будет опасно! Очень. Потому что после этого украинский опыт нельзя будет НЕ экспортировать в Россию.

Даже при том, что мы будем разными государствами. Независимыми. Братскими, но независимыми. Тут уже Украина должна будет помочь нашей власти очиститься и обновиться. И отношение к нашим олигархам, белым, пушистым, скромным и насквозь добропорядочным будет формироваться на основе украинского опыта.

Утопия? Возможно. Но попытка иного развития событий в раздраенной и доведённой до массовой шизофрении и паранойи стране окажется сродни хрущёвскому предательству 1939 года. Шагом, который может вызвать сначала разочарование и возмущение, а впоследствии привести к новой крови. Болезнь Украины, язвы которой вскрылись сегодня, даст ещё более мощный и безумный рецидив.

Мы все жаждем справедливости. Мы все любим нашу Родину. Если сегодня Россия демонстрирует своё неравнодушие к судьбе Украины, она должна быть готова отстаивать интересы её народа. И своего.

Только так мы обезоружим наших внешних врагов, столько сил и средств положивших на разделение братских народов. Только так мы сможем вновь объединиться.