В настоящий момент в Мексике в штате Мичоакан сложилась очень неприятная ситуация. Область, в которой проживает 4,5 миллиона человек, дошла до ручки под властью местных наркокартелей, скупивших всю власть на корню, вооружилась всем, что нашлось, и устроила классическое крестьянское восстание против наркобаронов, не обращая внимания на полицию. Да так лихо, что к бунтовщикам начал присоединяться народ со всей округи. После первых погромов вооружаться все стали из захваченных арсеналов картелей, а там оказалось много интересного, и в результате взбешённая толпа превратилась в немалую силу. Знающие толк американцы тихо млеют, глядя по телевизору на замотанных в какие-то тряпки людей, всматривающихся в оптические прицелы новеньких трофейных винтовок Barrett, которые в самих Штатах достать непросто.

Сейчас мексиканские войска, полиция и политики пытаются разоружить самопровозглашённые силы самообороны, а те наотрез отказываются сложить оружие, пока члены картелей и их друзья-чиновники не будут рассажены по нарам. Есть погибшие. Складывалась эта ситуация долго, поэтому мы дадим краткую хронологию основных событий, которые остро напоминают 1990-е в России.

В девяностые годы этой областью Мексики управлял наркокартель Валенсия. Двоюродные братья Армандо Валенсия Корнелио и Луис Валенсия Валенсия контролировали производство марихуаны, которая обильно произрастает в округе. Урожаи продавали через картель Хуарес, но конопли им показалось мало, так что Валенсия вошла в бизнес по перекачке кокаина в Штаты из Колумбии.

В 2001 году в Мичоакан вошёл картель Лос Зетас и между ними и Валенсией тут же начался вооружённый конфликт за контроль над трафиком кокаина. Лос Зетас тогда были боевым крылом картеля Залива, а Валенсия заключила союз с Эль Чапо Гусманом, главой картеля Синалоа. К 2004 году в перестрелках полегло более сотни человек.

Лос Зетас победили и основали в регионе Тьерра Калиэнте новый бизнес — лаборатории по производству синтетических наркотиков с центром в Апатцингане, главном городе региона.

В 2006 году объявился картель Ла Фамилья Мичоакана. Своё появление Фамилья отметила забрасыванием шести отрубленных голов членов Лос Зетас прямо на танцпол вечеринки вражеского картеля. К головам приложили по-мексикански пафосную записку: «Ла Фамилья не убивает за деньги, женщин и невинных людей, она лишь казнит тех, кто заслуживает смерти. Все должны знать, что это божественное правосудие».

Глава нового картеля написал философский труд «Мысли Ла Фамильи», который требовалось прочесть всем членам, а его правая рука, бывший школьный учитель «левых взглядов», что в Латинской Америке обычно означает страсть к партизанщине, разработал стратегию проникновения в общественные структуры. Она-то и привела картель к победе.

В 2007–2009 годах Ла Фамилья расширяла своё влияние. В сентябре 2008 года мирных жителей на главной площади города Морелья закидали гранатами во время праздника Мексиканской Революции. Губернатор Леонель Годой, бывший мишенью, не пострадал, чего не скажешь о гуляющих. Это была самая сильная террористическая акция Ла Фамильи. Картель утвердился в регионе Тьерра Калиэнте и отобрал лаборатории по производству наркотиков у Лос Зетас.

Судя по многочисленным свидетельствам, Ла Фамилия смогла это сделать благодаря альянсу с картелем Синалоа. Эль Чапо Гусман, видимо, припомнил Лос Зетас проигранную войну с союзной ему Валенсией и заключил с Фамильей пакт о разделе сфер влияния и правах пользования стратегическим портом Лазаро Карденас. Ла Фамилья начала распространять своё влияние на четыре соседних штата вплоть до некоторых округов столицы страны. Картель скупал целые городские советы на корню, от мэров до кандидатов в парламенты, после чего выкинуть из города несговорчивых бизнесменов было лишь делом техники.

Нельзя сказать, что федеральная власть уж совсем бездействовала, но против Ла Фамильи, сильной своими ячейками по образцу террористических бригад, лекарства у президента Фелипе Кальдерона не нашлось. Он подготовил целую юридическую операцию «Удар по Мичоакану», чтобы отстранить и посадить всех мэров, связанных с Ла Фамильей, но дело закончилось громким пшиком.

В 2010–2012 годах появились Лос Кабальерос Темпларос, картель Храмовников. Как в своё время Лос Зетас откололись от Залива, так Храмовники ушли от Ла Фамильи. После того как Фамилья начала раскалываться, а её руководство перебило друг друга в междоусобице, одна из продвинутых в области общественно-политической инфильтрации групп оформилась как отдельный картель и начала собирать рассыпавшийся бизнес, как поговаривают, не без симпатии со стороны Энрике Пенья Ньето — сначала губернатора в штате Мехико, где распространилось влияние Ла Фамильи, а теперь президента страны, сменившего на этом посту Кальдерона.

Здесь детектив заканчивается и начинается боевик. Как нетрудно догадаться, местному населению вся эта малина уже давно осточертела, поэтому уже в 2011 году был отмечен случай, когда из городка Черан жители вышвырнули собственного мэра и всех Храмовников, учредив вместо этого собственную общественную полицию. Дело-то для маленького городка нетрудное, все всех знают, а члены картелей не отличались скромностью. Терпение лопнуло после того, как рядом с Чераном начали по ночам вырубать леса, принадлежащие муниципалитету или местным предпринимателям — их никто не спрашивал, а от властей браконьеры откупались взятками. Гора рядом с Чераном вскоре практически облысела, и, видимо, настолько засела занозой в глазах горожан, что они взяли власть в свои руки и до сих пор, между прочим, городок охраняется общественной полицией. Подобные случаи начали происходить всё чаще.

В феврале 2013 года в сердце Тьерра Калиэнте формируется уже организованная вооружённая группировка, и на сей раз это не картель. Местные бизнесмены, образованные специалисты, плантаторы авокадо и лайма, у которых кончилось терпение, объединились, чтобы отобрать власть у Храмовников. Сформировались отряды добровольцев самообороны (Аутодефенсас), подчинённые своему объединённому командованию.

В отличие от Ла Фамильи, они не закидывали никого отрезанными головами и вообще не практиковали террор против местного населения, поскольку сами являлись милицией — народным ополчением. Вместо этого Аутодефенсас разработали план по вытеснению Храмовников из региона по примерному образцу Черана. По словам представителей командования, в ряды добровольцев вступило до десяти тысяч человек с оружием, и первой их акцией стало окружение десяти муниципальных образований, включая Апатцинган — крупнейший город региона и одновременно управляющий центр лабораторий по производству синтетической наркоты. По ходу разгрома укреплений картелей количество оружия у людей увеличилось до уровня небольшой армии, хотя, конечно, о выучке разговор не идёт.

13 января текущего 2014 года ставший президентом Энрике Пенья Ньето нанёс ответный удар, запустив силовую «Операцию Мичоакан» по наведению в штате порядка и разоружению местных жителей. Аутодефенсас отказываются сложить оружие и требуют сначала выкорчевать Храмовников из властных структур, иначе им остаётся лишь положиться на милость бандитов. Отступать же им некуда — это их дом. Губернатор Фаусто Валлехо полностью потерял контроль над ситуацией. Полиция применять силу боится, пластиковый щит против Barrett — дело гиблое.

Зато армия уже попробовала разоружить силы самообороны, в результате в стычках погибло как минимум два человека (местные СМИ сообщают о двенадцати), и это вызвало ещё большее ожесточение в рядах Аутодефенсас. После того как 60–80 солдат разоружили охрану городка Антюнес, их конвой оказался окружён несколькими тысячами разъярённых жителей, требовавших вернуть им оружие для защиты от Храмовников, в ответ на что солдаты открыли огонь и, по данным Аутодефенсас, убили четверых, включая 11-летнюю девочку.

В настоящий момент Аутодефенсас контролируют двадцать два муниципальных образования штата, из которых десять выставили вокруг себя лесные патрули из добровольцев, остальные просто выразили повстанцам свою поддержку. Оборону создал плотный кластер поселений, а редким городкам на отшибе это сделать сложнее, да и Аутодефенсас уже сумели заставить себя услышать и с имеющимся числом укреплений. Если конфликт не прекратится в ближайшее время, стрелять по безоружным людям могут отказаться уже армейские части, а это либо переворот, либо гражданская война. Сдаваться после того, как пролилась кровь, Аутодефенсас просто неспособны, так что их остаётся либо выслушать, либо подавить. Но Мексика не Бахрейн, и намотать живых людей на гусеницы танков незаметно для всего мирового сообщества не выйдет, а это уже чревато гуманитарным вмешательством третьей силы. Не говоря уж о том, что обычные американцы, традиционно равнодушные к мясорубкам где-то в отдалённых уголках планеты, такое у себя под носом не пропустят и сами что-нибудь предпримут.

Впрочем, пока что они пытаются осмыслить новость о масштабном сотрудничестве собственного правительства с наркокартелем Синалоа.  

 

P.S. По последним данным, переговорщики добились от Аутодефенсас отказа от попыток очистить другие городки от бандитов, но не разоружения. В штат вошли усиленные части федеральной полиции под предлогом поиска и задержания руководителей картеля, и тут же сообщили о задержании одного из лидеров, Хоакина Негрете, однако новость омрачена тем, что никто из местных о нём никогда не слышал.

Зато всем известен Энрике Планкарте Солис, один из наиболее разыскиваемых Храмовников, а также расположение его виллы в Нуэва Италия, штат Мичоакан. В тот же день, когда полиция начала зачищать штат, на виллу заехал французский журналист Жером Сессини, который застал хозяина дома и даже сфотографировал его для Time. Кроме журналиста покой наркобарона никто не нарушил.