После того, как стало ясно, что быстро повторить сланцевый успех Штатов за пределами континента не получается, разговоры на этот счёт поутихли. Но кое-какие подвижки есть. Предлагаем обсудить эти новости, сосредоточившись на газовой сфере.

Европа: миллиарды в разведку

По понятным причинам на фоне последних событий Европа вновь, и с удвоенной энергией, заинтересовалась сланцевой добычей. Активизировалась Великобритания, возможно, на подходе и Германия. Но пока речь идёт о разведывательном бурении, где особых усилий здесь до настоящего времени не предпринималось даже на острове.

В Литве тем временем «фейл» — Chevron окончательно ушёл из «сланца» в этой стране.

Пока какую-то конкретику можно ждать только из Польши, которая, как считается, является наиболее перспективным в ЕС регионом для сланцевой добычи. Эта страна ещё несколько лет назад в первых рядах начала разведочные бурения. И хотя до сих пор ни одной скважины с коммерчески оправданным притоком газа получить не удалось (или по-простому — бурение скважины обходится дороже, чем объём газа, который можно из неё добыть), Варшава не унимается. Запланировано на новую разведку потратить 1,6 млрд долларов к 2016 году.

Нагрузка на этот раз ляжет на контролируемые государством PGNiG (газовая компания) и PKN Orlen (нефтяная компания), так как иностранные гиганты сбежали из Польши после первых неудач.

Как сообщается, ранее в Польше уже было суммарно пробурено 65 скважин. При оценочной стоимости скважины в 10 млн долларов за 1,6 млрд можно будет пробурить ещё 160 скважин. Так что сланцевые новости из Польши мы ещё получим.

Китай: пересмотр прогнозов

Основной источник дополнительного сланцевого газа в мире за пределами Северной Америки нужно ждать, разумеется, из Китая. Упорство, высокий спрос на газ на фоне растущего импорта, достаточно низкая плотность населения (что снижает проблемы с экологией) говорят в пользу того, что Китай добьётся кое-каких успехов в сланцевом деле. Вопрос — в объёмах.

В начале августа (обратим внимание: вскоре после подписания контракта с «Газпромом») Китай пересмотрел в сторону понижения свой прогноз по добыче сланцевого газа: запланированные к 2020 году 60–100 млрд кубометров в год превратились в 30 млрд.

А что по факту. По итогам прошлого года было добыто 200 млн кубометров сланцевого газа (семикратный рост). Примерно такой же рост (в разы) можно ждать по итогам этого года. Возможно — кратное увеличение добычи мы увидим в 2015 году. Но в дальнейшем воспроизводить такие темпы не получится — по двум причинам.

Во-первых, текущие объёмы обеспечиваются считанными (несколько десятков) скважинами, подготовить которые может считанное число буровых установок. А, к примеру, увеличить число работающих установок с 2 до 10 намного проще, чем с 10 до 50.

Но главное, что сама логика сланцевой добычи такова, что при фиксированном числе буровых добыча сначала растёт стремительно, а потом всё медленнее (если упростить, то сначала бурятся первые скважины, которые дают рост добычи. В дальнейшем же бурением новых скважин приходится компенсировать падение добычи на первых).

Без всякой иронии, заметное достижение китайских компаний: удалось уменьшить стоимость бурения одной скважин с 15 до 10 млн долл., и планируется ещё снижение на 15–20%, то есть до 8 млн. Дальше стремление к средним американским цифрам (4 млн) будет проблематичным, так как залегание сланцевых пластов в КНР в среднем ниже, чем в США. Напомним, что стоимость бурения — ключевой фактор, влияющий на себестоимость добычи.

Внутрикитайское соревнование: CNPC vs Sinopec

Также у Китая остаётся промежуточная цель — 6,5 млрд кубометров к 2015 году, прогноз, который, возможно, и будет реализован. Тем более что в Китае начинается негласное внутреннее соревнование между двумя нефтегазовыми корпорациями за успехи в сланцевой добыче.

Хотя CNPC (главная нефтегазовая госкомпания Китая) несколько лет назад первой взялась за сланцевую добычу (и даже организовала с Shell совместное предприятие), в настоящее время Sinopeс (чья специфика — нефтепереработка) начинает обгонять CNPC.

К окончанию 2015 года Sinopec планирует добывать 5 млрд кубометров в год (пробурив за два года 154 скважины к нескольким десяткам имеющихся), к окончанию 2017 года — 10 млрд. CNPC наметила 2,6 млрд к окончанию 2015 года (таким образом, суммарный внутрикитайский прогноз на 2015 год может быть выполнен). А далее — запланировала обогнать Sinopec по объёмам добычи сланцевого газа.

Обе компании сконцентрировали свои усилия на провинции Сычуань. Но, может быть, главная причина успехов Sinopec в том, что ей повезло — досталось неожиданно удачное месторождение «Фулинь».

«Фулинь — китайский «Марселлус». Что это значит

Напомним, что в марте Sinopec опубликовала пресс-релиз, где упоминались огромные для сланцевой добычи начальные дебиты (производительность) скважин до 550 тыс. кубометров газа. Для сравнения: польские убыточные скважины — это 15 тыс. кубометров в сутки. Но важнее не дебиты одной скважины, а, во-первых, средние значения по серии. Во-вторых — как долго скважины смогут выдавать приемлемый объём газа. И тут уже можно сделать первые обобщения.

В настоящее время (по данным на август) работает 29 сланцевых скважин суммарной производительностью 3,2 млн кубометров в день (или 1,2 млрд кубометров в год в гипотетическом допущении, что число скважин и их производительность останется постоянной). Конечно, добуривать будут. В текущем году запланировано пробурить здесь 40–60 скважин.

Средний дебит скважины из этих данных — 110 тыс. кубометров в сутки, что выглядит неплохо. Ещё лучше выглядят данные по одной из первых скважин — за 500 дней работы её средний дебит составил 60 тыс. кубометров в сутки. То есть скважина уже выдала 30 млн кубометров газа. С ценой (если отталкиваться от стоимости импортируемого топлива) в 400 долл. за тыс. кубометров — на 12 млн долларов, то есть окупила затраты на бурение.

Отметим, что, разумеется, оставляют не все скважины, а только те, в которых есть смысл. А «брака» на начальном этапе довольно много.

Кроме того, критики отмечают, что агрессивные планы китайских компаний по сланцевой добыче именно до 2015 года связаны и с тем, что на период 2012–2015 годов государством установлены заметные субсидии — 0,4 юаня за кубометр (то есть около 65 долларов за тысячу кубометров).

Предпосылки для успеха есть, но делать выводы рановато

С одной стороны, несколько десятков скважин так и не было запущено. С другой стороны, ситуация, когда часть скважин оказываются неудачными, так как фактически идёт разведка, на начальном этапе является нормальной.

Но сейчас мы уже можем зафиксировать: 1) скважины с хорошей производительностью, в том числе работающие в течение длительного времени; 2) снижение стоимости бурения; 3) реально работающие скважины. И по итогам этого года в Китае, вероятно, будет свыше 1 млрд кубометров сланцевой добычи.

Конечно, пока выводы делать рано, так как речь идёт о считанном числе скважин, поэтому сопутствующие убытки (в виде тех же скважин с плохой производительностью) компаниям достаточно просто списать.

Но в любом случае контраст с Польшей и другими европейскими странами — очевиден: первый миллиард кубометров своего сланцевого газа против нуля.