Отказ Украины от сотрудничества с Россией в оборонной и научно-технической сферах уже начал приносить первые плоды. Естественно, единственными «плодами», которые вынуждены вкушать граждане Украины от такой политики Киева стали ядовитые безработица, нищета и деиндустриализация.

Спасибо Западу и Киеву за это

Целью разрыва кооперации, инициатором которой выступили западные кураторы Киева — а говорящие головы в правительстве лишь огласили решение Вашингтона, завернув его в обёртку «Ни одной запчасти оккупанту!», — был фактически срыв государственного оборонного заказа РФ.

«Гении» украинской политической мысли высказывали намерение принудить Москву к объявлению капитуляции отказом от сотрудничества и экспорта комплектующих. Например, «титан» украинского политикума Юрий Луценко предлагал сделать завод «Южмаш» средством для шантажа России. Аргумент был поистине «убийственным», но, как оказалось не для России: «…Обслуживание всех ядерных ракет РФ может проводить только наш «Южмаш». Без такого обслуживания «ла-ла-ла-ла» споёт весь мир», — твердил Луценко в середине июля прошлого года.

Однако негативный эффект от разрыва связей практически всегда бывает взаимным и проявляется не сразу. Потому внезапно оказалось, что на грани жизни и смерти находится целый мастодонт украинского машиностроения — становой хребет украинского ракетостроения — завод «Южмаш». А российские предприятия почему-то всё ещё по непонятным для Киева причинам работают.

Как умирает флагман ракетостроения

Проблемы у предприятия были и раньше, однако критическими их назвать было сложно, впрочем, они из года в год накапливались.

Первыми от работы с «Южмашем» отказались американцы из-за взрыва ракетоносителя Anthares. Формально американцы будут около года трудиться над доработкой технического решения по своей ракете, потому «Южмаш» останется без заказов со стороны США на это время. В действительности же Вашингтону, если он решит вновь подключить предприятие к работе, будет не с кем говорить, а от предприятия к тому времени может остаться разве что оборудование.

Последним гвоздём в крышку гроба завода стал отказ РФ от закупок ракетоносителей «Зенит», которые будут заменены «Ангарой».

По состоянию на середину октября прошлого года на заводе увольнялось порядка полусотни сотрудников ежедневно. При этом уходят ценнейшие кадры, заменить которые некем. Усугубляют ситуацию нескончаемые волны «могилизации», объявляемые Киевом в рамках гражданской войны на Восточном фронте.

При этом количество отмобилизованных с предприятия точно не известно, однако чем больше сотрудников утратят свои рабочие места, тем больше их попытаются отправить в ряды украинской армии — так это не только повышает обороноспособность страны, но и «создаёт новые рабочие места». Следовательно, урон кадровому потенциалу будет возрастать прямо пропорционально длительности войны и увольнениям на заводе.

Смерть предприятия: только факты

О состоянии предприятия можно подробно узнать из интервью бывшего директора Виктора Щёголя, однако нас интересуют только факты и последствия закрытия завода:

 — объём производства на заводе за последние три года упал более чем в 4 раза, а объём контрактов с Россией в гривневом эквиваленте уменьшился в 60 раз;

 — закрытие завода приведёт к утрате порядка 50 000 тысяч рабочих мест как на «Южмаше», так и на смежных предприятиях;

 — около 70% комплектующих к РН «Зенит» производилось в кооперации с Россией;

 — контракты с бразильцами и поддержание рабочих отношений с США позволят задействовать лишь около 10% персонала завода;

 — сотрудничество с Россией прекращено полностью, что приведёт к утрате заводом свыше 80% выручки;

 — работники предприятия не получали заработной платы свыше семи месяцев;

 — с завода уволились больше тысячи человек при штате в 7 тысяч сотрудников;

 — заказов от Украины в позапрошлом году было объёмом в жалких 10 млн гривен (чуть больше 1 млн долл. по курсу 2013 года), теперь заказов нет вовсе.

Кто следующий?

Следующими претендентами на гибель являются АНТК им. Антонова и иные машиностроительные предприятия.

На АНТК им. Антонова 30 января прибыла миссия МВФ, которая ознакомилась с работой предприятия и посетила лабораторию статических испытаний, инженерно-пилотажный стенд, тренажёр Ан-148, сборочные цеха опытного и серийного производств, а также ознакомилась с перспективными проектами.

С какой реальной целью клерки МВФ посетили завод — неизвестно, однако сомнительно, что акулы западного капитала заинтересованы в скорейшем запуске производства и развитии предприятия. Скорее всего, дело идёт к его ликвидации. Вероятно, что одним из реальных условий выделения Киеву кредитов МВФ является закрытие ряда высокотехнологичных производств.

Примечательно, что погибающий «Южмаш» и «Антонов» связывает производственная кооперация — в Днепропетровске изготавливают шасси для самолётов семейства «Ан».

Ничуть не лучше ситуация у вагоностроителей — в первом полугодии прошлого года они собрали порядка 3,5 тысяч вагонов при мощностях в 38 тысяч. А харьковский завод «Электротяжмаш» при аннулировании заказов от РФ на поставку турбогенераторов, электродвигателей и шахтно-бурового оборудования потерял 41 млн долл. Убытки «Южкабеля» составили 12,4 млн долл.

Умудрились выжить — пока что — только «Турбоатом» и «Мотор Сич».

Далее на очереди гибель металлургии, которая пребывает в состоянии депрессии уже несколько лет. Уничтожение или утрата контроля Киевом Авдеевского коксохимического завода приведёт к необходимости перехода исключительно на импортный коксующийся уголь, а переход Мариуполя под власть ДНР приведёт к утрате порта, через который осуществлялась львиная доля экспорта металлопроката. Вместе с металлургией бюджет потеряет большую долю валютной выручки.

В рамках войны между Киевом и Днепропетровском может в перспективе умереть и ферросплавная отрасль, которую контролирует Игорь Коломойский. Заводы по производству ферросплавов не модернизировались, а производство невероятно энергоёмко. Пока единственное, что спасает отрасль, — поставки Россией электроэнергии и нежелание Киева идти на конфронтацию с Коломойским.

Туманны перспективы химпрома и пищепрома, впрочем, не лучше обстановка и в иных сферах экономики, которые успешно добивают младореформаторы и «варяги» из Прибалтики и США.

***

Можно с уверенностью констатировать, что по итогам гражданской войны Украина завершит процесс полной деиндустриализации, а то, что останется от неё, будет в состоянии выращивать исключительно зерно.

Существующие объекты инфраструктуры уже излишни для киевских правителей, а кадры, ещё способные на низовом уровне заниматься обслуживанием электростанций и производством высокотехнологичной продукции на чудом уцелевших заводах или погибнут на фронте, не сумев избежать «могилизации», или же выедут за пределы страны, спасаясь от нищеты. Управленческие кадры уже смело можно признавать абсолютно профнепригодными, и доказательством данного утверждения могут служить регулярные аварии на украинских АЭС, которые лишь чудом не привели к повторению чернобыльской катастрофы.

Дефолт, который Киеву неизбежно придётся объявить, лишь ускорит гибель индустрии. Вместе с закрывшимися производствами Киев получает сокращение валютной выручки, падение доходов бюджета, стало быть, приближение краха и десятки тысяч потерявших работу — не из-за политики Москвы, а из-за желания Украины убить себя назло России.

Потому каждое закрытое предприятие лишь приближает старт масштабных городских бунтов и увеличивает количество противников обанкротившегося проекта «Украина».