Итак, в Молдове завершились парламентские выборы, и даже несмотря на отсутствие окончательных результатов выборов — будущее республики становится очевидным. Политика Кишинёва не претерпит каких-либо изменений даже после формальной победы «пророссийской» социалистической партии.

Ход процесса

Выборы признаны состоявшимися. Их итоги, несомненно, признают Румыния и страны Запада, так как:

  1. С них была снята партия «Патриа» оппозиционера Ренато Усатого, который занимал антиолигархическую позицию и критиковал олигархов Филата и Плахотнюка, обвиняя их в подготовке молдавского Майдана. Сам политик был вынужден покинуть Молдову и переселиться в Москву.
  2. В России, где работает порядка 700 тыс. молдаван, проголосовать смогли около 5 тысяч человек, а перед посольством в Москве стояли огромные очереди. Так Кишинёв лишил права голоса противников действующей власти.
  3. Система электронного подсчёта итогов выборов в ЦИК Молдовы предсказуемо шалила и сбоила. Аналогично она вела себя на последних выборах в Польше и на Украине.
  4. В день выборов по Кишинёву колесили автобусы с парнями, которые голосовали по открепительным талонам, а парня, сообщившего СМИ о данной схеме фальсификаций, арестовала полиция.
  5. Средняя стоимость голоса оценивалась в 100 леев (меньше 7 долл. США).

Партии несистемной оппозиции в парламент не попали. Официальная явка по республике составила 55,86%. Больше всего избирателей добрались до участков в Кишинёве — 62,47%, тогда как половина гагаузов проголосовала ногами. Явка по автономии составила 49,1%, что демонстрирует низкую легитимность избранных властей среди гагаузов.

Вашингтон, Берлин и подконтрольный им Бухарест традиционно делали ставку на проевропейские либерально-демократически-реформистские силы, которые получили полную поддержку в ходе неоднократных визитов в Бухарест.

Москва решила опереться на Партию социалистов Республики Молдова и её лидера — Игоря Додона. Социалисты, несмотря на то что стали лидерами избирательной гонки, сформировать большинство не смогут даже с коммунистами, возглавляемыми бывшим президентом республики Владимиром Ворониным. Проигрыш так называемых прорусских сил в Молдове в очередной раз демонстрирует ущербность ставки на постсоветские элиты, которые крайне ненадёжны и могут быть легко смещены прозападными силами.

Из 101 кресла в парламенте Кишинёва проевропейским силам достанутся 55 мест, а в случае, если ПКРМ решит создать коалицию с проевропейскими силами, то у большинства будет 65 голосов. Такой вариант развития событий не исключён, так как молдавские коммунисты являются конформистской олигархической силой и долгие годы проводили в Молдове курс на слияние с Румынией, а их оппозиционность носит показной характер. Кроме того, коммунисты выступали за снятие с выборов социалистической партии.

Итак, выборы, несмотря на заявления некоторых аналитиков об их судьбоносности, ничего не решили, а политический курс Молдовы останется неизменным.

Примечательно, что властям не пришлось прибегать к использованию силового ресурса для удержания власти, однако сотрудники охранных структур были отмобилизованы олигархом Плахотнюком, необходимый инструментарий был завезён в республику самолётами, а румыноунионистские организации Молдовы объединились в свой аналог украинского «Правого сектора».

Теперь же предстоит понять, какая судьба уготована республике её кураторами и что стоит ожидать соседям от Молдовы.

Разграбить и присоединить: курс политических элит

Власть в республике сохранила финансовая олигархия, поддерживающая курс на европейскую интеграцию и слияние Молдовы с Румынией. Ключевыми финансистами альянса либералов, демократов и реформаторов являются представители олигархии — Влад Филат и Владимир Плахотнюк, — интересы которых никак не связаны с развитием экономики Молдовы и евразийской интеграцией республики.

Идеологических предпочтений у молдавского политического класса и их олигархических партий нет никаких, однако будущее они своё видят исключительно в сохранении своего положения в республике, что автоматически делает их противниками сближения с Россией. Кураторами молдавских либералов являются Вашингтон, Берлин и подконтрольный им Бухарест.

Для Бухареста сохранение контроля над Молдовой является национальным проектом, а интеграция республики является, фактически, актом колонизации и первым шагом в деле построения Великой Румынии. Однако перед присоединением Молдова будет разорена и разграблена как румынским, так и европейским, в первую очередь немецким, капиталом. Уцелевшие активы, в первую очередь земли, будут скуплены за бесценок. Ратифицированное соглашение о евроассоциации станет лишь одним из инструментов для поглощения данной республики капиталом.

Население Молдовы, и без того беднейшей страны Европы, будет окончательно люмпенизировано, а наиболее трудоспособные покинут пределы республики и присоединятся к более чем миллионной армии молдавских гастарбайтеров.

Русский язык будет искоренён из всех сфер общественной жизни страны, его преподавание в республике уже не является обязательным.

Страну захлестнёт волна реакции, что приведёт к закрытию в Молдове оппозиционных СМИ и дальнейшему усилению русофобской пропаганды.

Блокада Приднестровья будет усилена, а Молдова станет активнее бряцать оружием близ Днестра, линия на выдавливание российских миротворцев будет продолжена. Приднестровье будет медленно, но верно удушаться Украиной и Молдовой при поддержке Румынии.

***

Неясным остаётся поведение гагаузских элит, которые в феврале этого года провели референдум об отложенном статусе республики, а 98% избирателей высказались за евразийскую интеграцию Гагаузии. Кишинёв, несомненно, попытается ликвидировать гагаузскую автономию, а элиты бунтующего региона — подчинить своему влиянию.

Гагаузия может стать детонатором Молдовы, в которой, как и на Украине, накопилось критическое количество противоречий, а попытка подавления её активности сможет запустить процесс гражданской войны в республике, который закончится её распадом и переформатированием региона.

Естественно, если элиты Гагаузии найдут в себе силы для борьбы.